Вячеслав Константиновский

Дело чести

После того как миллионер Константиновский ушел добровольцем на фронт, его примеру последовали еще несколько киевских бизнесменов

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

15.08.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Теперь, чтобы отправиться на передовую, они проходят подготовку в тренировочном лагере

«Роллс-Ройс Фантом»… В прошлой жизни он был символом жизненного успеха. Теперь приоритеты изменились. Готов продать или обменять автомобиль на вещи, необходимые нашей армии. Желающих прошу писать мне лично. Конфиденциальность гарантирую". Эта запись на страничке Вячеслава Константиновского буквально взорвала Интернет. Тогда и стало известно, что 53-летний столичный бизнесмен, занимающий 44-е место в списке самых богатых людей Украины, уже месяц сражается с террористами в составе батальона «Киев-1″.

Популярная немецкая газета „Бильд“, а следом за ней и британская „Дейли Мэйл“ поспешили сообщить: „Украинские миллионеры идут на фронт!“ Братья-близнецы Вячеслав и Александр Константиновские — заметные фигуры отечественного ресторанного бизнеса. Им принадлежит сеть ресторанов „Карт Бланш“ и „Пузата хата“. Кроме того, они являются совладельцами концерна „Киев Донбасс Девелопмент Групп“. В прошлом году журнал „Фокус“ оценил состояние Константиновских в 355 миллионов долларов.

„Мы с братом договорились так: я воюю, а он занимается нашими делами и заботится о моей семье“

На минувших выходных Вячеслав Константиновский прибыл в Киев, чтобы уладить дела, а сегодня уже вернулся в зону АТО. Встречу для интервью назначил в элитном ресторане. Миллионер много курит, но выглядит значительно моложе своих лет. Сразу заметны его сильные руки, крепкие мышцы.

— Удалось продать ваш суперавтомобиль?

— Сделка состоялась несколько дней назад, — говорит Вячеслав. — Выручил два с половиной миллиона гривен. Покупатель (кстати, это гражданин России) попался сознательный. Понимает, что это очень дешево для такой машины. Я купил новенький „Роллс-Ройс Фантом“ в 2008 году и ни разу на нем не ездил. Отдал 800 тысяч долларов, а продал, грубо говоря, за 180 тысяч. В общем, мы договорились: если найдется человек, который предложит большую сумму, сделку аннулируем.

*"Роллс-Ройс Фантом» Вячеслав Константиновский купил за 800 тысяч долларов, а продал почти в пять раз дешевле — за 180 тысяч. Торговаться времени не было — деньги украинской армии нужны срочно

— Вы уже знаете, на что потратите деньги?

— Первые полученные от покупателя пятьсот тысяч гривен я передал волонтеру Наталье Юсуповой. Она опекает раненых в Главном военном клиническом госпитале. Наталья сама будет распределять средства, а отчеты — публиковать на своей страничке в «Фейсбуке». Часть денег пойдет на закупку техники и спецсредств для армии. Мы уже заказали внедорожники, прицелы ночного видения для снайперских винтовок, автомобильные тепловизоры… В списке еще много всего.

— Слышала, благодаря вашим стараниям бойцы батальона «Киев-1» хорошо экипированы.

— Я закупил для ребят каски «Шуберт» и бронежилеты. У меня есть специальный человек, который хорошо разбирается в военных спецсредствах. Я ему сказал: «Нам нужно только самое лучшее» — и он выполнил задачу. Через день-два доставит груз, а я отвезу его в батальон.

— В то время когда часть бизнесменов прячется от войны, а своих детей пытается «отмазать» от мобилизации, вы записались в добровольцы. Зачем вам это нужно?

— А в чем разница между мной и теми, у кого меньше денег? Простые добровольцы или мобилизованные ребята теряют больше. Если с ними что-то случится, их семьи окажутся брошенными на произвол судьбы. А моя семья обеспечена. Искренне не понимаю, почему вокруг моей персоны возник ажиотаж. Если человек, получая две тысячи гривен зарплаты, жертвует на армию двести гривен, то для него это такой же поступок, как для меня продажа «Роллс-Ройса».

— Раз уж речь зашла о семье, не могу не спросить. Как отреагировала ваша супруга (топ-модель Юлиана Дементьева. — Авт.), узнав, что муж идет на войну?

— А она не знала. Позвонил ей, когда уже приехал в зону АТО. Понятно, что жена не обрадовалась. Выпалила: «Ты эгоист. Думаешь только о себе!» Ну, это она так, на эмоциях. Я ей объяснил, что мне дискомфортно отсиживаться в тылу, когда в стране такое творится. Я ведь выстоял на Майдане, вместе со всеми держал оборону. В тот момент, когда шла зачистка Майдана и когда работали снайперы, все, кто находился на площади, были для меня самыми близкими людьми. Какой нормальный мужчина будет спокойно смотреть, как убивают его близких?


*Вячеслав с супругой — топ-моделью Юлианой Дементьевой (Фото со странички Вячеслава КОНСТАНТИНОВСКОГО в «Фейсбуке»)

— У близнецов принято все делать вместе. Почему ваш брат Александр не пошел на фронт?

— Он очень хотел поехать со мной, но я убедил его остаться в Киеве. У нас с братом на двоих шестеро детей. У него трое и у меня трое. Есть общий бизнес, который так просто не бросишь. Договорились: я воюю, а брат заботится о моей семье и занимается нашими делами. Александр очень за меня переживает. Я каждый день шлю ему сообщения: мол, все окей, привет семье.

«Там, на фронте, никого не впечатляют мои бизнес-заслуги. Уважают за то, что понимаю в военной тактике и разбираюсь в оружии»

— Расскажите, как вы попали в батальон «Киев-1».

— Как и все добровольцы. Получил предписание, прошел спецпроверку, после этого выдали оружие. Надо объяснить, что я пришел в батальон не один, а привел всю свою группу — это пятьдесят человек. Еще в начале марта мы организовали группу для борьбы с мародерством, назвали «Киев Центр». Туда вошли подготовленные люди, с опытом службы в зоне боевых действий. Мы постоянно тренировались под руководством инструкторов. Я привык к тому, что если что-то делаю, то делаю это хорошо. Поэтому создал полноценное боевое подразделение.

— Как вас приняли бойцы? Все-таки миллионер-доброволец — явление, прямо скажем, редкое.

— Поначалу хлопцы не знали, кто я. Смотрят: приехали новые люди. Пополнение, значит. Первым делом стали рассматривать наши спецсредства, расспрашивать: мол, это что такое? А это? Моя группа была экипирована намного лучше. Да и по части военного дела мы тоже более подготовлены. Помогли одному бойцу починить автомат, другому — пристреляться. Потом сели вместе обедать. Угостили солдат тем, что привезли с собой… В общем, сдружились. На фронте это происходит быстро.

Потом, конечно, бойцы батальона узнали, что я «непростой». Однако это ни на что не повлияло. Там, в зоне боевых действий, никого не впечатляют твои бизнес-заслуги. Меня уважают за то, что понимаю в военной тактике и разбираюсь в оружии.

— Вы привыкли к комфортной жизни. А война — это неудобства, грязь, голод… К чему было привыкать сложнее всего?

— Я люблю вкусно поесть, но могу обходиться и простой пищей. Когда были перебои с поставками продуктов, спокойно вместе со всеми ел постную кашу с хлебом.

— Ну да, это не омары в сливочном соусе…

— Я вырос в спортивном лагере, а там деликатесами не кормили. В детстве мы вместе с братом занимались классической борьбой. Тогда это был вид спорта для нищих. Дети из обеспеченных семей занимались футболом, теннисом, лыжным спортом… Для этого требовались деньги на спортивную экипировку. Плюс гонорар тренеру. А классическая борьба была бесплатной — иди на ковер и борись. В возрасте 18-ти лет мы с братом стали мастерами спорта и сами зарабатывали себе на жизнь, разъезжая по соревнованиям. Я окончил столичный Институт физкультуры и по сей день усиленно тренируюсь. Поэтому держу форму и могу дать фору 25-летним спортсменам.

— А как насчет ночевать в спальнике на голой земле и не мыться по две-три недели?

— Пару лет назад я на катамаране пересек Атлантику. Вот это было гораздо жестче. Девять дней мы спали на подвешенной сетке и питались едой для альпинистов. Гадость редкая: по виду и по вкусу похожа на опилки…

— Как прошло боевое крещение?

— Настоящего пороху я еще не нюхал. Приехал с батальоном в Славянск сразу после освобождения города. Там шли «зачистки». В лесу под Славянском мы поймали вражеского корректировщика, арестовывали сепаратистов. Несколько раз нас выдвигали на штурм населенных пунктов, но потом почему-то возвращали. Наибольшее напряжение переживаешь, передвигаясь между блокпостами. В любой момент могут обстрелять, повсюду растяжки и мины… Я не представляю, что чувствуют ребята, которых постоянно поливают из «Градов» или минометов. В этом случае от тебя ничего не зависит: или попадут, или промахнутся. Но теперь наш батальон будет принимать более активное участие в боевых действиях. Вот и узнаю, что почем.


*Миллионер-доброволец (в нижнем ряду второй слева) со своими боевыми товарищами

«Финансировать батальон помогают друзья: кто-то передал десять тысяч долларов, а кто и пятьдесят»

— Это правда, что вы из своих средств выплачиваете бойцам зарплату?

— Своему подразделению — да. У ребят семьи, их надо кормить.

— И полностью взяли на себя обеспечение батальона?

— Помогают друзья. Я их даже не просил, они сами передали деньги. Кто десять тысяч долларов, кто — пятьдесят. Я хотел об этом написать на своей странице, но ребята воспротивились: «Не надо! Мы же не ради пиара. Просто понимаем, что тебе одному тяжело финансировать целый батальон».

В самом начале, когда только начали собирать деньги в поддержку украинской армии, мы с братом перечислили два миллиона гривен. О чем я теперь сильно жалею. До сих пор средства ни на что не истрачены, идут какие-то разборки. Я долго не мог поверить, что в такое тяжелое для страны время кто-то может играть жизнями солдат. Если эти два миллиона гривен потратить на потребности нашего батальона, то все ребята были бы надежно защищены.

— Наверняка бойцы батальона вас берегут. Ведь вы их самый главный спонсор.

— Хлопцы берегут друг друга — так принято. А я не хочу занимать особое положение. Это неправда, что деньги меняют людей. Я знаю много примеров, опровергающих эту теорию. Если человек прогнил, то он будет гнилой и с деньгами, и без них.

— Благодаря Интернету и западным СМИ о вашем намерении продать «Роллс-Ройс» узнали все. Какой была реакция приятелей-бизнесменов?

— Настоящие друзья меня поддержали. А недруги… По поводу этой новости россияне устроили настоящий троллинг: пишут на сайтах разные гадости. Нашлись скептики и в Украине. Дескать, Константиновский просто решил выгодно продать ненужный ему автомобиль.

— Ваш поступок вдохновил кого-то из обеспеченных людей взять в руки оружие и пойти защищать родину?

— Мне постоянно звонят приятели: мол, тоже хотим воевать. «Порыв мужской, благородный, — говорю. — Но сначала нужно пройти проверку и военную подготовку». И отсылаю всех к руководству батальона. А если кому-то лень пройти спецподготовку, то и на фронте делать нечего. Война — дело серьезное, а не развлечение для толстосумов. Мне пишут многие пользователи соцсетей. Вопрос один: «Можно поехать в зону АТО в составе вашей группы?» Отвечаю так же, как и самым близким друзьям: «Проходите аттестацию, получайте оружие — и милости просим!»

Пока мы беседовали, за соседним столиком собралась компания хорошо одетых мужчин. Они сверлили нас взглядами, с явным нетерпением ожидая, когда закончится интервью.

— Это новые добровольцы, — объяснил Вячеслав. — Непростые, кстати, люди. Сейчас они проходят подготовку в тренировочном лагере и скоро присоединятся к нашей группе.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...

- Получила зарплату и решила побаловать себя морепродуктами. Купила кильку в томате, морскую капусточку...