Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
Мария Ветер

Сильные духом

Стрелок батальона "Донбасс" Мария Ветер: "У меня всегда под рукой была граната Ф1"

Тамара МАЛИНОВСКАЯ, «ФАКТЫ» (Винница)

04.11.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Вернувшись из зоны АТО в родную Винницу, женщина-воин с позывным Белка намерена и в дальнейшем помогать своим бойцам

Винничанка Мария Ветер почти пять месяцев воевала на Донбассе и на днях вернулась домой, в Винницу. Симпатичная 23-летняя молодая женщина с позывным Белка, который достался ей еще на столичном Майдане, наравне с крепкими мужчинами с оружием в руках защищала родину от террористов. Свою мирную профессию парикмахера-визажиста она сменила на военную специальность стрелка в центре подготовки бойцов Национальной гвардии Украины в Новых Петровцах под Киевом. Приняла присягу на верность Отчизне и отправилась в зону АТО в составе добровольческого батальона «Донбасс».

— Не тяжело было осваивать военное дело?

— Мне все казалось интересным: учиться метко стрелять, собирать-разбирать автомат Калашникова, правильно падать в случае опасности, ползать под колючей проволокой, прижимаясь к земле, — говорит Мария Ветер (на фото). — Руки расцарапала до крови, ноги были в синяках, но я радовалась, что вскоре смогу как настоящий боец защищать родину. Ведь женщин берут на войну неохотно, устанавливают испытательный срок. К счастью, я его прошла успешно. Пожертвовала и длинными черными волосами, которые обычно туго завязывала желтой и голубой ленточками. В общем, первого июня вместе с еще одной подругой в полной боевой экипировке мы отправились на фронт. Поняла, что война — дело нешуточное, когда на моих глазах погибли сослуживцы. Именно тогда уяснила: жалеть врага нельзя! В центре подготовки мы выучились на снайперов, а на войне были стрелками. Стреляли из автомата Калашникова. Оптика у АК хорошая, разглядеть мишень можно на расстоянии 800 метров. Била противника беспощадно. Стреляла и из снайперской винтовки Драгунова, но ее тяжело носить.

В одном из первых моих боев, под Карловкой, боевики буквально поливали нас из «Градов», минометным и артиллерийским огнем. Отступая, мы попали в окопы, заваленные окровавленными трупами российских солдат и брошенным оружием. Жуткое зрелище! Но я взяла себя в руки и продолжала отстреливаться от противника.

Бойцов на украинском блокпосту необходимо было предупредить, что наша колонна возвращается, чтобы не открыли огонь. Меня быстро усадили в трофейный «Ленд Крузер» и приказали ехать к блокпосту. Я пыталась возразить, ведь никогда не держала руль в руках. В ответ меня «успокоили»: в автомобиле нет ничего сложного — автоматическая коробка передач и две педали — газа и тормоза. Мол, справишься. А ведь надо было не только машиной управлять, но и по сторонам смотреть — земля вокруг буквально нашпигована минами, растяжками. Одним словом, с заданием справилась. А еще в том бою мы чуть не попали в засаду чеченцев-"кадыровцев", но Бог миловал. Они издеваются над пленными бойцами, жестоко пытают. Наши командиры советовали нам не попадать к террористам в руки. Лучше подорвать себя гранатой. У меня всегда была при себе граната Ф1, так что живой бы меня не взяли!

*Мария Ветер почти пять месяцев провела на передовой (фото из семейного альбома)

— Еще до военных действий ты проявила отчаянную решимость, бросившись под колеса машины, в которую правоохранители затолкали взятого в наручники активиста винницкого Майдана. Вскоре его удалось освободить…

— Было дело… Да с таким боевым духом и желанием победить мы уже давно могли бы очистить Донбасс от всякой нечисти! Но этого не произошло из-за безответственности, некомпетентности, а зачастую и предательства некоторых командиров. Они нередко только мешают воевать, еще и «сливают» противнику информацию о готовящихся боевых операциях. Как тяжело далось нам освобождение и Славянска, и Артемовска, и многих других населенных пунктов. А вот в Лисичанск только вошли — и он сразу стал нашим. Как оказалось, «дээнэровцев» просто не успели предупредить, что украинская армия движется в город. Они сами мне об этом потом рассказывали.

— Ты общалась с боевиками?

— Да, я по собственной инициативе ездила на территорию, контролируемую «ДНР». Дело в том, что в плен к сепаратистам попал один из моих командиров. Вот и решила отправиться в Донецк, в самое логово бандитов и террористов, чтобы освободить его. Никого из наших не предупредила. А сама придумала план и была уверена, что он сработает. Так вот, у нас в плену находилась девушка одного из сепаратистов, занимавшего солидную должность в «ДНР». Она и дала мне номер его мобильного телефона. Я позвонила этому человеку, сообщила, что хочу приехать, чтобы освободить командира и еще некоторых пленных в обмен на его подружку. Он пообещал встретить меня, гарантировал безопасность. Уезжая в Донецк, я переоделась в джинсы, футболку.

Сепаратист (имени его называть не стану) действительно встретил меня, провез через несколько блокпостов, поселил в гостинице. Но к нашим пленным, которые содержались в подвалах здания СБУ, не пустил. Заявил, что бойцы своим поведением могут выдать меня. И тогда, чего доброго, и его заподозрят «в связях с укропами». Он показал видео узников, на котором я узнала нескольких побратимов. Попутно мне удалось добыть информацию о складах с оружием и боеприпасами боевиков. Эту информацию sms-ками передала командиру на передовой. Узнав, что я нахожусь в оккупированном Донецке, он испугался за мою жизнь и приказал немедленно возвращаться…

— В общем, не Ветер ты, а настоящий Ураган! Так пленных все-таки освободили?

— Через несколько дней после моего визита к логово «дээнэровцев» они отпустили троих пленных, в том числе и бойца с позывным Артист («ФАКТЫ» писали о нем. — Авт.), — говорит Мария. — Мы же отдали сепаратисту его девушку.

До сих пор, вспоминая эту поездку к террористам, вздрагиваю от страха. Были моменты, когда чуть себя не выдала. Например, забыла стереть лак на ногтях с рисунком в желто-голубых цветах, вот и пришлось прятать руки от всех. А еще в какой-то момент в моем мобильном заиграла музыка песни «Никогда мы не будем братьями», и находившиеся рядом боевики услышали ее. Я тут же отключила телефон, зачертыхалась, дескать, просто преследуют «укроповские приколы». Это немного разрядило обстановку. Опасный момент был и тогда, когда «моему» сепаратисту позвонили и сообщили, что видели по телевизору очень похожую девчонку, бойца батальона «Донбасс». Он тут же заверил боевиков, что я «его разведчица». А мне сказал, что помогает не только из-за своей подружки, но еще и потому, что уважает отважных людей, которые не останавливаются ни перед какими трудностями, чтобы достичь цели.

Удивительно, но в разговоре со мной этот «дээнэровец» открыто заявил, дескать, сепаратисты отлично понимают, что России они совсем не нужны, но и с Украиной им не по пути, потому что у власти «хунта» — именно так они называют руководство нашей страны. Мол, они хотят жить сами по себе, готовые не воевать и решать вопросы мирным путем. Ждало меня еще одно неприятное «открытие»: оказывается, сепаратисты уверены, что украинская армия никогда не победит, потому что в ней много предателей, которые «сливают» боевикам информацию о планирующихся военных операциях и передвижениях частей. Рассказал, что только в моем батальоне служат четыре информатора, которые работают за деньги. Имен и фамилий, конечно, не назвал…

— Ваш комбат Семен Семенченко наверняка их вычислит.

— Многие считают Семена Семенченко (или, как он еще сам себе называет, Семен Семеныча) легендарным комбатом, но в последнее время он занимался лишь своей предвыборной кампанией. Разочаровалась в нем не только я, но и другие бойцы, которые намного раньше поняли, что с «супергероем» Семеном им не по пути, и ушли воевать в «Правый сектор», в 93-ю отдельную механизированную бригаду или другие подразделения Национальной гвардии или Вооруженных Сил Украины. В первые дни, когда мы зашли под Иловайск, Семена с легким ранением бедра вертолетом переправили в госпиталь, при этом вместе с ним не взяли ни одного из раненых товарищей! Как это объяснить? Такое впечатление, что устал Семен от войны.

И выживали мы на войне отнюдь не благодаря комбату. Волонтеры доставляли снаряжение, еду, воду и все, что было необходимо. Кроме того, никто из наших бойцов не получил обещанной зарплаты в 4200 гривен в месяц, нам выплатили какие-то гроши. Впрочем, дело не в деньгах. Воюя почти пять месяцев, я готова была отдать жизнь за свою родину. Теперь понимаю — сколько бы ни полегло таких, как я, на поле боя, ситуация на востоке Украины все равно быстро не изменится…

Печально, что мы, бойцы «Донбасса», вынуждены противостоять не только внешнему врагу. На днях в Интернете кто-то из «доброжелателей» выставил список с именами, фамилиями и домашними адресами всех добровольцев батальона «Донбасс». Это значит, что каждому из нас могут отомстить люди, которые недовольны тем, что мы воевали за независимость, территориальную целостность Украины и счастливую жизнь наших детей.

— Ты была под Иловайском. Выходит, посчастливилось спастись…

— Под Иловайском воевала только два дня. И хочу сказать, что большую часть этого стратегического объекта наши войска взяли сразу. Если бы овладели городом полностью, смогли бы заблокировать террористов в Донецке. Но нас сдали. Да и что наше стрелковое оружие против вражеских танков и артиллерии? Из 760 бойцов батальона в живых осталось лишь 170. Многие до сих пор в плену или считаются пропавшими без вести… Сейчас я пытаюсь разыскивать их.

— На фронт возвращаться собираешься?

— Дело в том, что я одна воспитываю шестилетнюю дочь Соню, и оставить ее больше не с кем, — отвечает Мария. — Поэтому пока буду дома.

— Говорят, тебя уже дважды похоронили?

— Да, в соцсетях появилось мое фото, рядом горящая свеча и надпись «Вечная память!». Машину, в которой я должна была ехать в зону АТО, расстреляли. Причем на нашей, украинской территории! В другой раз такой же «натюрморт» с моим фото, свечой и скорбной надписью кто-то выставил в Интернете вскоре после того, как я отключила свой мобильный и несколько дней не выходила на связь…

Из-за ранения немного пострадал позвоночник. Подлечилась, прошла курс реабилитации в одном из хмельницких санаториев, где мы были вместе с Сонечкой. Однако выдержать санаторные тишь да благодать до окончания обозначенного в путевке срока я не смогла. Пусть в этой спокойной, размеренной обстановке оздоравливаются старушки! У меня все время перед глазами боевые товарищи. Окружающие винничане кажутся мне какими-то инопланетянами, совершенно не понимающими, что в это время самые отчаянные и отважные из нас жертвуют жизнью ради будущего страны…


*"В самые тяжелые минуты на войне меня согревала мысль о доченьке Сонечке, — говорит Маша. — Теперь мы неразлучны" (фото автора)

— Наверное, это вполне объяснимая реакция на то, что тебе пришлось пережить.

— В самые тяжелые минуты меня согревала мысль о Сонечке. Она такие рисунки присылала на войну! Как они радовали бойцов! Сейчас мы с доченькой не расстаемся — читаем, рисуем, поем. А еще я очень благодарна своей подруге Людмиле Полищук, журналистке местной газеты «33 канал». Она поддерживает меня во всем, недавно помогла получить комнату в одном из винницких общежитий. Теперь у меня есть маленькое семейное гнездышко, уютное и красивое. Благодарна и своим учителям из винницкой общеобразовательной школы № 23, которые присылали мне на фронт теплые, подбадривающие sms-ки.

Возвращаться к своей профессии парикмахера-визажиста, скорее всего, не буду. Мне уже предложили другую работу. Но пока я еще не решила, чем буду заниматься. На улице меня иногда приветствуют совершенно незнакомые люди. Наверное, запомнили по нескольким телесюжетам. Это приятно. Но я ведь не Дженнифер Лопес, чтобы всем нравиться.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

- Открыла шкаф, а оттуда на меня как вывалится все, что надеть нечего!..