Андрей Илларионов

Точка зрения

Андрей Илларионов: "Дефолт украинского правительства сейчас становится практически гарантированным"

Валерий ОТСТАВНЫХ, специально для «ФАКТОВ» (Москва)

13.01.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

«После неудачи с созданием „большой Новороссии“ из восьми областей Украины Путин временно отложил чисто военные инструменты, но не отказался от своей стратегической цели — недопущения вхождения Украины в евроатлантические экономические, политические, военные альянсы», — заявил в интервью «ФАКТАМ» экономист, бывший советник российского президента по экономическим вопросам, а ныне старший научный сотрудник института Катона (США), основатель и президент «Института экономического анализа» (Россия) Андрей Илларионов. По его мнению, основным инструментом для достижения этой задачи Путин считает сегодня экономический, финансовый и политический кризисы в Украине.

— Путин полагает и, следует признать, обоснованно полагает, что в реализации плана по недопущению интеграции Украины в евроатлантическое пространство ему может сильно помочь дефолт правительства Украины по своим обязательствам, — говорит Андрей Илларионов. — Дефолт и раньше был весьма вероятным, а сейчас становится практически гарантированным, если украинские власти буквально в ближайшие несколько недель не предпримут решительных мер.

— Если Украина не сможет обслуживать свои обязательства, правительство будет вынуждено объявить дефолт. Что это означает?

— Это означает автоматическое прекращение любого нового внешнего финансирования страны до достижения соглашения с кредиторами и начало тяжелых переговоров о реструктуризации долга, о плате за эту реструктуризацию, о новых условиях обслуживания долга и предоставлении новых займов. Коммерческое кредитование в этом случае будет надолго закрыто, останется лишь официальное кредитование, которое сможет осуществляться лишь по политическим решениям. Такого рода переговоры могут затянуться на месяцы, а это означает, что, скорее всего, первую половину 2015 года Украина останется без внешнего финансирования.

Отсутствие внешнего финансирования при исчерпанности национальных валютных резервов (по оценкам экспертов, валютные резервы Украины на конец 2014 года составили чуть более семи миллиардов долларов), означает резкую девальвацию гривни, скачок внутренних цен, резкое падение импорта, невозможность украинского государства осуществлять многие, в том числе, возможно, базовые функции, дальнейшее существенное падение уровня жизни, прекращение исполнения основных функций государственных и муниципальных служб и так далее.

— А каковы политические последствия дефолта?

— Судя по опыту подобных ситуаций в других странах, дефолт, весьма вероятно, приведет к политическому кризису и к отставкам среди политического руководства государства. Это может коснуться и правительства, и президента. Очередность политических последствий дефолта прогнозировать сложно. Ответы даст сама жизнь. Однако в ситуации долгового, валютного, финансового, экономического, социального, политического кризисов с возможными отставками правительства и президента может возникнуть ситуация, о которой Путин говорил регулярно в течение последнего года. А именно: что в «Украине нет легитимной власти», что в Украине идет «гражданская война», что «в Украине действует хунта». Таким образом, впервые комментарии Путина могут оказаться более или менее соответствующими действительности.

В условиях отсутствия в Украине легитимных органов власти Путину будет гораздо легче проводить свою агрессивную политику, захватывать новые территории, подкупать политиков и бюрократов, дискредитировать Украину в глазах Европы и мира. Сейчас реализуется именно этот вариант «путинского плана». Объективно говоря, вероятность его осуществления весьма высока.

— Может ли Украина что-либо сделать, чтобы не допустить такого сценария?

— Да, может. Но для этого украинские власти (правительство, президент, Верховная Рада) должны срочно предпринять ряд действий по недопущению дефолта. Несмотря на то что о реальной угрозе дефолта говорится уже несколько месяцев, ни правительство Украины, ни президент серьезных шагов по его недопущению не сделали. До недавнего времени эта тема вообще не обсуждалась ни властями, ни в обществе. Меня также обеспокоило заявление министра финансов Наталии Яресько о том, что ситуация в Украине не только не дефолтная, но даже не преддефолтная. Бюджет, недавно утвержденный Верховной Радой, предполагает фактически сохранение бюджетного дефицита. Боюсь, что это прямая дорога к дефолту.

В таких условиях единственный способ избежать реализации «плана Путина» по организации «руины-2» и установлению контроля Кремля над Украиной — радикально изменить действия украинской власти. Однако пока никаких признаков таких изменений не видно.

— Как долго сможет продержаться без реформ украинское государство? И что следовало бы перестроить еще вчера?

— Это большой разговор, но главное я уже сказал. Самые срочные действия должны быть направлены на предотвращение дефолта. Для этого нужно обеспечить нулевой бюджетный дефицит расширенного правительства. Поскольку в этот бюджет входит и бюджет НАК «Нефтегаз», и бюджеты государственных внебюджетных фондов, то это означает радикальное сокращение государственных расходов, проведение реформы «Нефтегаза», пенсионной реформы. Самые срочные решения надо принять — еще раз повторюсь — в течение ближайших двух-трех недель. Если это не сделают, то дефолт практически гарантирован.

— В таком случае существует риск новых социальных протестов. Способна ли власть предпринять шаги, чтобы их избежать?

— Вопрос не в том, будут ли социальные протесты. Они возникнут в любом случае. Вопрос заключается в том, будут эти социальные протесты сопровождаться выходом из кризиса или же погружением в более глубокий кризис. Такой выбор украинские власти могут сделать. Пока они выбирают второй вариант — социальные протесты с дальнейшим погружением в более глубокий кризис. Экономический, социальный и политический.

— Запад предупредил Киев, что сначала реформы, потом кредиты. Станет ли это достаточным стимулом для украинских политиков?

— Только жизнь покажет — станет или не станет. Пока еще не видно, что ультиматум Запада услышан. Украинские власти все еще не воспринимают экзистенциальную важность реформ.

— Заметна усталость мирового сообщества от проблем Украины. На этом фоне может ли Киев и далее рассчитывать на его поддержку?

— Можете, но только в том случае, если украинцы сами начнут проводить реформы. В противном случае Запад помогать вам не будет. К сожалению, в Украине господствует иллюзия, будто бы Запад будет помогать ей независимо ни от чего. Это не так. Запад сделал немало дружеских предупреждений. Запад уже неоднократно откладывал предоставление очередного транша МВФ. Запад перенес время проведения донорской конференции, она отложена на несколько месяцев. Запад постоянно напоминает о главном принципе своей поддержки Украины: реформы — вначале, деньги — потом. Не наоборот.

— Каковы у официального Киева перспективы восстановить свой контроль над оккупированными территориями так называемых «ДНР» и «ЛНР»?

— Я уже упоминал об идее Путина: с помощью этих террористических «язв», «гнойников» разрушать государственность и политическую систему Украины изнутри. Эта идея появилась в конце августа, когда выяснилось, что планы по созданию так называемой «большой Новороссии» и отрезанию ее от Украины провалились. Тогда Путин принял решение об «обратном вталкивании» этих так называемых республик назад в Украину.

В нынешней ситуации Порошенко, как мне кажется, понимает, что нахождение этих «гнойников» за пределами политического пространства Украины — более выигрышный вариант для украинского государства, чем нахождение их внутри него.

Однако в украинском обществе сейчас нет не только консенсусного, но и сколько-нибудь общего понимания того факта, что «ДНР» и «ЛНР» лучше держать за пределами страны. Более того, в Украине, кажется, нет ни одного политика или даже эксперта, который решился бы публично заявить о наличии только двух приемлемых для Украины альтернатив — либо военная победа над российскими войсками и освобождение оккупированных районов, либо, в случае невозможности военной победы, отделение «новообразований» от Украины — при, естественно, постоянной демонстрации всему миру нарушения Кремлем территориальной целостности и суверенитета Украины.

Альтернативы украинских действий по отношению к Лугандонии очевидны. Первый — одержать военную победу над российскими войсками, боевиками, террористами, освободить захваченные районы, установить полный контроль над всей территорией страны. Если бы украинская армия имела дело только с местными боевиками и террористами, она бы сделала это уже давно, она продемонстрировала способность это сделать в июле-августе 2014 года. Однако после прямого полномасштабного вторжения российских войск задача намного усложнилась — теперь надо одержать военную победу и над интервентами.

Вариант второй. Если нет возможности одержать военную победу над террористами и установить украинский контроль на всей территории страны, то не следует принимать на себя обязательств по включению этих регионов в политическое и социальное пространство Украины. Из этого понимания следуют и все остальные политические решения.

— Существует мнение, что Крым может стать разменной монетой в переговорах Москвы и Киева о судьбе Донбасса. Мол, Россия оставит в покое юго-восток Украины, если Киев откажется от претензий на полуостров. Насколько обоснована такая версия выхода из состояния российско-украинской войны?

— Думаю, что сейчас украинские власти не готовы пойти на это. Возможно, через какое-то время такой вариант возникнет, но в настоящее время такая версия не кажется мне реалистичной.

— Как вам видится дальнейшее развитие российско-украинских отношений?

— При нынешнем российском режиме ожидать улучшения не приходится. Как мне кажется, часть украинских политиков по-прежнему испытывает иллюзии относительно возможности достичь с Кремлем каких-то договоренностей, пытается подыгрывать кремлевскому режиму. Тем самым они содействуют выполнению краткосрочного плана Путина, задачи которого он сформулировал перед своими исполнителями в августе 2014 года. Этих задач три:

— недопущение вступления в действие ассоциации Украины с ЕС до конца 2015 года;
— недопущение военного разгрома Лугандонии;
— свержение Порошенко до конца 2015 года.

Как мы видим, две из поставленных Путиным задач уже выполнены. Осталась третья — свержение Порошенко. Судя по тому, как действуют украинские власти сейчас, вероятность реализации этой задачи оказывается весьма высокой.

Фото с сайта radiosvoboda.ua

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.