Александр Костенко

Беспредел

Комбат "Крыма" Станислав Краснов: "Сашу Костенко выкрали в Киеве российские спецслужбы"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

18.02.2015 6:00 14049

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

О судьбе исчезнувшего активиста Евромайдана стало известно, когда в оккупированном Крыму суд вынес решение о его аресте. По данным правозащитников, более 40 граждан Украины были похищены с территории нашей страны и вывезены в российские тюрьмы

Крымчане Александр Костенко (на фото в заголовке) и Станислав Краснов впервые оказались в центре внимания прессы в сентябре 2013 года, когда были сотрудниками милиции Симферополя. Они приехали в Киев и провели пресс-конференцию, рассказав, что милицейское руководство преследует их за отказ «замять» уголовное дело о продаже в Москву в сексуальное рабство двух девушек из Крыма. Власти проигнорировали публичное заявление молодых милиционеров, и тем пришлось уйти со службы. Александр и Станислав остались в Киеве и принимали активное участие в событиях на Майдане. Когда началась война на Донбассе, Краснов создал батальон «Крым». Костенко стал волонтером, возглавлял созданный им благотворительный фонд «Український Крим. Повернення». А в ноябре минувшего года он неожиданно исчез… Долгое время родители и друзья не знали, что с ним. И лишь недавно выяснилось — Александр в крымской тюрьме: в оккупированном Симферополе суд вынес решение о его аресте.

— Получилось так, что я был одним из последних, кто видел Александра Костенко в Киеве, — говорит командир батальона «Крым» Станислав Краснов (на фото). — На фронте осенью получил ранение в руку (Станислав показывает шрам на ладони). Операцию мне сделали не в военном госпитале, а в киевской больнице № 18. Саша пришел меня навестить, обещал зайти на следующий день, но я больше его не видел. Позже выяснилось, что он исчез. Родители Александра живут в Симферополе. Когда он перестал выходить с ними на связь, его отец помчался в Киев на поиски сына. Саша жил у родственников где-то в районе станции метро «Левобережная». Они тоже не знали, что с ним случилось. Отцу оставалось лишь написать в милицию заявление об исчезновении сына.

Костенко-старший еще несколько раз приезжал в Киев в надежде хотя бы что-то узнать об Александре, но ничего не выяснил. И вот теперь оказалось: Саша в Крыму, в следственном изоляторе. Я убежден, что российские спецслужбы его выкрали и переправили на оккупированный полуостров.

— Он мог поехать туда по своей воле, никого не предупредив?

— Это практически исключено — он знал, что в Крыму его разыскивает Следственный комитет Российской Федерации. На Сашин адрес в Симферополе неоднократно присылали повестки на допрос. Кстати, мне и другим крымчанам — активистам Евромайдана тоже приходят такие же повестки от следователя, поэтому поехать домой в Крым повидаться с родителями я не могу — тут же окажусь за решеткой.

Саше не было резона ехать в Симферополь и по той причине, что в Киеве по волонтерской линии у него полно дел, он не мог все бросить.

— В чем обвиняют Костенко?

— В насильственных действиях, якобы совершенных во время Евромайдана. Нам удалось получить постановление Киевского районного суда города Симферополя об аресте Александра сроком на два месяца. Там, в частности, написано, что Саша является членом партии «Свобода» и организации «Правый сектор». На самом деле это неправда. В постановлении мы прочли, что в январе 2014 года (точная дата не указана) в столичном Мариинском парке Костенко вместе с единомышленниками призывал людей нападать на сотрудников милиции, раздавая листовки с призывами насильственного свержения власти. Александру вменяется в вину то, что он «бросил в прапорщика крымского „Беркута“ Полиенко В. В. камень размерами 10×10×12 сантиметров. Угодил тому в руку, умышленно причинил легкое телесное повреждение». Саше грозит лишение свободы на срок до двух лет. Дело против него возбуждено Управлением по расследованию особо важных преступлений Следственного комитета РФ.

Во время событий на Майдане я находился рядом с Костенко, поэтому точно знаю, что он не бросал камни в милиционеров. Саша человек уравновешенный, рассудительный, подобные поступки не в его характере. Я хорошо помню день, когда произошло столкновение митингующих с правоохранителями, в том числе с крымским «Беркутом» в Мариинском парке. Милиция тогда пошла в наступление, возникла угроза, что она захватит Международный центр культуры и искусств (Октябрьский дворец). Находившимся там врачам пришлось экстренно эвакуировать раненых, медицинское оборудование, медикаменты. Александр им помогал.

Вообще же во время Евромайдана мы с Сашей были заместителями коменданта в здании киевской мэрии, занимались организационными вопросами. После победы революции ее участники продолжали жить в мэрии еще какое-то время. Меня тогда избрали комендантом, а Саша был моим заместителем. Он организовал «Фонд помощи семьям погибших и раненых во время событий на Евромайдане». Удалось собрать порядка миллиона двухсот тысяч гривен. Эти деньги честно распределили между людьми.

В один из тех дней мы с Сашей влипли в неприятную историю — нас задержали сотрудники спецподразделения «Альфа», а СБУ заявила, что мы — террористы, засланные ФСБ.

— Вас в чем-то обвиняли?

— Нам просто не повезло. Во время Революции достоинства киевляне предоставляли свободное жилье для поселения иногородних участников Майдана. В одну из таких квартир нас пригласили принять душ, ведь мы с Сашей жили в здании мэрии. Пришли в эту квартиру, и вскоре туда нагрянули бойцы «Альфы» — искали оружие, которое, к слову, действительно кто-то там хранил. Но мы никакого отношения к нему не имели. Нас тщательно проверяли, а когда убедились, что мы говорим правду, отпустили.

Оказавшись на свободе, я продолжил заниматься организацией добровольческого батальона «Крым». Сейчас он дислоцируется в районе поселка Пески, под Донецким аэропортом.

Существенную помощь батальону оказывал фонд «Український Крим. Повернення», который организовал Александр. Знаю, что он также помогал вынужденным переселенцам, пограничникам, которые служат в Херсонской области на административной границе с Крымом.

— Александру разрешили встречу с отцом и матерью? Возможно, он рассказал им, как оказался на полуострове?

— К сожалению, связаться с Сашиными родителями не удается — думаю, они боятся общаться со мной, ведь за ними могут следить российские спецслужбы. Замечу, что постановление суда об аресте Александра мы получили через людей, имена которых не могу назвать по понятным причинам. Кстати, я боюсь за своих родителей — они живут в Симферополе, на днях к ним нагрянули сотрудники ФСБ и выпытывали, где я нахожусь.

— Были другие случаи, когда активисты Майдана исчезали, а затем оказывались в российских тюрьмах?

— Конечно! Правозащитники составили список из более чем сорока граждан Украины — все они пропали на территории нашей страны и оказались за решеткой в России. Самый известный из них случай с Надеждой Савченко. О других страна знает меньше, например, о бойце батальона «Азов» Максиме Худане. Он попал в плен под Иловайском (в Интернете есть видео его допроса сепаратистами), а затем мы узнали, что он находится в московской тюрьме «Лефортово».

— Чтобы был шанс спасти этих людей, каждый подобный случай мы будем предавать огласке, — говорит координатор общественной инициативы «Евромайдан SOS» Александра Матвийчук. — Хочу также обратить внимание на абсурдность постановления суда по делу Костенко — оккупанты инкриминируют гражданину Украины действия против прапорщика украинской милиции, совершенные в Киеве. К Российской Федерации эта история не имеет никакого отношения.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.

Версии