Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
венчание в АТО

История любви

Предложение обвенчаться боец-разведчик сделал любимой под огнем вражеской артиллерии

Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ» (Винница — Киев)

26.02.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Солдат разведывательного батальона Валерий Трофимчук, стоя под обстрелом вражеской артиллерии, по телефону предложил своей любимой Галине обвенчаться. Женщина оставила маленькую дочку с дедушкой и, купив кольца, иконы и свечи, поехала на передовую

«Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет»… Некрасовские слова о сильных женщинах в нынешнее время актуальны, как никогда. Особенно это касается матерей и жен тех солдат, которые сейчас воюют на востоке Украины. Они варят и передают на фронт борщи, достают из-за границы контрабандные каски, становятся посреди дороги живым щитом, чтобы не дать вывезти в зону АТО недоукомплектованный амуницией батальон…

«Притирки характеров у нас не было — мы принимали друг друга, такими, какие есть»

Пока их сыновья и мужья защищают родину на Донбассе, украинские женщины каждый день совершают подвиги в тылу. А бывает, что даже бесстрашно едут на линию фронта — привезти лекарства, поддержать, повидаться. Или — как 32-летняя Галина Трофимчук из Винницы — обвенчаться под грохот канонады.

— С Валерой мы познакомились случайно, — рассказывает Галина Трофимчук, худенькая, миловидная, с мальчишеской стрижкой. На руках у нее сидит синеглазая малышка. Анечке исполнился год и восемь месяцев, но взгляд у нее взрослый и серьезный, она прислушивается к нашему разговору так, словно все понимает. — Я даю частные уроки английского языка, а в тот день как раз пришла домой к своей ученице Лере. Пока мы занимались, к ее отцу, Игорю, заглянул в гости друг детства. Это и был Валерий.

Когда Игорь с женой предложили мне после урока остаться на чай, я сначала отказывалась. Но все-таки, чтобы не обижать хозяев, согласилась. Сидя за столом, Валера неотрывно смотрел на меня, а потом пошел провожать домой. Это было забавно — ведь я жила в том же подъезде, что и моя ученица, только двумя этажами ниже. Следующие три недели мы с ним общались по телефону. Странно — вроде бы чужие люди, и даже обращались друг к другу на «вы», — но всегда находили тему для разговоров. Валера рассказывал мне об одиннадцати годах, проведенных в Италии, где он работал на мебельной фабрике. Однажды, гуляя по Неаполю, Валера услышал, как уличный музыкант играет «Червону руту». Чуть не расплакался и понял, что сильно скучает по родине.

Вернувшись в Украину, мужчина уехал жить в село к родителям. Помогал им с огородом, присматривал за домом. Но при этом пребывал в каком-то опустошенном, апатичном состоянии — любимого дела нет, семьи тоже. Случайно встретив своего давнего друга Игоря, Валера немного оттаял. Поговорили о том, о сем, выпили по рюмке. Согласившись пойти к Игорю в гости, Валерий даже не подозревал, что встретит там свою настоящую любовь.

— В телефоне он записал меня сразу не Галей, а «Аморе мио», — улыбается Галина. — Позже признался, что с первого взгляда понял, что я «аморе мио» (по-итальянски «любовь моя». — Авт.) и буду его женой. Правда, мне тогда было не до романтики — я искала работу по специальности, но вакансий не было, и пришлось устроиться нянечкой в детском саду. Меня это страшно угнетало, не говоря уже о том, что денег практически не приносило. Перебивалась частными уроками и думала, как жить дальше. Валера неожиданно оказался именно тем человеком, который помог мне преодолеть нелегкий период. Он посоветовал мне устроиться в английский языковой центр. Помогал мне во всем, поддерживал, успокаивал. А потом, узнав, что мой отец уехал к родственникам, напросился ко мне встречать Новый год. С того дня мы не расставались. Притирки характеров как таковой не было — мы не переделывали друг друга, а принимали такими, какие есть. Даже ссориться было не из-за чего. Спустя два года я узнала, что жду ребенка…

— Валера обрадовался или не был готов к такому повороту событий?

— Когда я показала ему тест с двумя полосочками, у него в буквальном смысле вспыхнули глаза. Стали такими яркими, большими, светящимися. Муж обнял меня и от радости не знал, что сказать. И до того очень внимательный и заботливый, он во время беременности буквально носил меня на руках. Баловал грейпфрутами и даже красной икрой, ничего не давал делать по хозяйству. Сам и кушать готовил, и убирал. Учитывая, что я ушла в декрет, мужу пришлось вдвое больше вкалывать, чтобы обеспечить нашу семью. Валера хватался за все: металлоискателем искал старинные монеты (это его давнее увлечение), которые потом дорого продавал, сдавал металлолом, продавал на базаре яблоки и чеснок, подрабатывал грузчиком и сборщиком мебели… В общем, делал все, чтобы его будущий ребенок ни в чем не нуждался.

«Все новости о ситуации на фронте Валера узнавал от меня — ведь радио и телевизора на передовой нет»

— Наверное, супруг, как все мужчины, хотел сына?

— Нет. С первого дня твердил, что мечтает о дочке. А когда пошел вместе со мной на УЗИ и узнал, что таки будет девочка, был несказанно рад. Малышка тоже показалась папе во всей красе. На УЗИ было видно, что она лежит на спинке, сосет пальчик и демонстрирует нам свой профиль с симпатичным курносеньким носиком. Так вышло, что муж и на родах поприсутствовал. Принес мне одноразовые пеленки, зашел в палату, а у меня как раз начались схватки. Валера помогал, чем мог — звал врача, сажал меня на специальный мячик, жалел, если мне было особенно больно… Когда Анечка родилась и ее положили мне на грудь, сквозь незашторенное окно ей в глазки ярко светило солнце, и ребеночку это не нравилось. Валера тихонько сидел рядом и ладошкой заботливо закрывал личико крохи от ярких солнечных лучей.

Между ним и дочкой до сих пор очень сильная связь. Анюта чувствует, когда папа должен звонить, и подходит к моему мобильному телефону. А еще она, как это ни дико звучит, знает, когда его батальону тяжело. Если хлопцы несут большие потери или ситуация на фронте особенно острая (как тогда, когда из Дебальцево через их блокпост выводили наши войска), то моя обычно спокойная и уравновешенная девочка начинает капризничать, плакать, не может спать. Вот такая она, дочь солдата.


*"Между мужем и дочкой очень сильная связь, — говорит Галина Трофимчук. — Анюта чувствует, когда папа должен звонить, и подходит к моему мобильному телефону" (фото автора)

Словно в подтверждение маминых слов, малышка решила продемонстрировать свою самостоятельность. Забралась за стол, взяла вилку и нож и, кряхтя от напряжения, попыталась разрезать пиццу и засунуть ее в рот по кусочкам. Все попытки мамы помочь отвергались возмущенными возгласами.

— Валеру и его друга Игоря призвали практически одновременно, — продолжает Галина. — После двух недель «учебки» мужа забрали в зону АТО, в разведывательный батальон. А для меня настали тяжелые времена. Я еще сидела в декрете, жила на небольшое пособие на ребенка. Да еще и жутко переживала за Валеру, пыталась достать для него то, в чем он нуждался, и передать через волонтеров. Пересылала мужу домашнюю консервацию, одежду, носки. Купила термос, чтобы он мог заваривать свой любимый кофе. При этом сходила с ума от того, что, во-первых, не знала, где он (наши телефоны прослушивались, и, как только я задавала вопросы о месте дислокации его подразделения, связь глушили). А во-вторых, все новости о ситуации на фронте Валера узнавал от меня — ведь радио и телевизора на передовой нет. Мне приходилось читать газеты и смотреть все телесюжеты о войне. От количества «двухсотых» и «трехсотых», которые я каждый день видела в сводках, у меня просто не выдерживала нервная система.

Вместе с другими волонтерами я начала помогать фронту. Мы находили людей, которые плели маскировочные сетки, а сами занимались заготовкой сухих борщей и первых блюд в вакуумных упаковках. А еще я все время молилась за мужа. И вдруг в один прекрасный день от него пришла sms-ка: «Я готов с тобой обвенчаться». Это было неожиданно и так приятно!

— Я с самого начала, когда только познакомился с Галей, думал о том, что хочу повенчаться с этой женщиной и прожить вместе всю жизнь, — признался «ФАКТАМ» по телефону 47-летний Валерий Трофимчук. — Но, честно говоря, не решался на этот шаг — ведь понимаю, насколько это серьезно. А когда попал на фронт, увидел, как близко ходит смерть, понял, что откладывать некуда. Помню, стоял на блокпосту на дежурстве, рядом гремела канонада — начинался артобстрел. И я отправил Гале сообщение о том, что хочу с ней обвенчаться. Чтобы, если смерть разлучит нас, оказаться вместе на небесах. Но я, конечно, имел в виду проведение церковного обряда дома, в Виннице. Даже подумать не мог, что жена рванет ко мне.

— Я очень хотела съездить к Валере, но не представляла, как это сделать — ведь нужно было получить кучу разрешений, пройти огромное количество бюрократических процедур, — объясняет Галина. — Помогли журналисты телепрограммы «Храбрые сердца». Они как раз ехали в сторону Дебальцево и взяли меня с собой. Я прихватила огромную сумку с вещами и едой для хлопцев, купила иконы, свечи, кольца и поехала венчаться. В зоне АТО очень страшно — пустынно, серо. Разрушенные дома, безлюдные улицы, огромное количество танков и военной техники и бесчисленные блокпосты. Предварительно мы созвонились с комбатом Валериного батальона, он предупредил всех ребят, чтобы не проговорились и не испортили моему мужу сюрприз.

— Я был уверен, что Галя попала в какую-то неприятную историю, ведь она больше суток не выходила со мной на связь, — говорит Валерий. — Обычно мы созванивались по утрам и вечерам, а тут я звоню, пишу — а телефон выключен. У меня сердце сжималось от разных предчувствий, я терзался мыслями: «Неужели что-то с малышкой? Или Галя себя плохо чувствует и не хочет меня расстраивать?» Помню, выхожу из палатки мрачный и вижу, как мимо проезжает гражданская машина, на секунду останавливается и едет дальше. Спрашиваю солдата с блокпоста: «Кто это?» «Они поехали искать какого-то Трофимчука на другой блокпост. К нему жена приехала». «Это же я Трофимчук!» — кричу. Мы ведь с ребятами друг друга по фамилиям не знаем, только по позывным. Вот так получилось, что минут за десять до Галиного приезда я уже был к нему готов. Мысль в тот момент была только одна: «Убью ее! Как она могла подвергнуть себя такой опасности и приехать на передовую? Да еще мне не сказала!» Но увидеть ее, обнять был, конечно, несказанно рад. Особенно когда узнал, что она приехала, чтобы со мной повенчаться. И даже привезла с собой из Краматорска священника.

— Повенчаться в тот день не удалось — я не учла, что в пост этого делать нельзя, — вздыхает Галина. — Но батюшка предложил нам пройти церковный обряд обручения. Это было так трогательно — после пяти лет совместной жизни, уже имея общего ребенка, надевать друг другу кольца и обещать навсегда быть вместе…

— Мои побратимы, побывавшие в опаснейших боевых операциях, закаленные, крепкие мужики, стояли в палатке, где нас обручали, и тихонько, чтобы Галя не видела, плакали, — вспоминает Валерий. — Потом говорили мне: «Как же она тебя любит, что не побоялась ехать к тебе на передовую!» Я был очень счастлив и горд, что у меня такая жена.

— После обручения Валеру отпустили на сутки в отгул, — говорит Галина. — Мы поехали в Артемовск и сняли номер в гостинице. Хотели просто побыть вдвоем и не думать о том, что происходит вокруг. Но в городе очень напряженная обстановка, вокруг кишат диверсионные вражеские группы. Валера спал, держа под подушкой заряженный пистолет. А потом он уехал обратно на блокпост, а я села на поезд и вернулась домой, к Анютке, которая несколько дней моей отлучки прожила с моим отцом.


*Приехав в Винницу в краткосрочный отпуск, Валерий обвенчался с Галиной в Церкви жен-мироносиц (фото из семейного альбома)

Спустя полтора месяца Валерия Трофимчука отпустили домой в краткосрочный отпуск. Приехав в Винницу, он обвенчался с Галиной в Церкви жен-мироносиц. Но спокойно отдохнуть в кругу семьи военнослужащему не удалось: как раз сообщили, что их батальон понес большие потери, и Валерий очень переживал за раненых и погибших боевых побратимов. Через месяц, после окончания ротации, он вернулся на фронт.

— Я благодарен Гале за ее мужественный поступок, — говорит Валерий Трофимчук. — Сейчас, когда каждый день погибают наши ребята и могу погибнуть я, мне очень нужна защита Всевышнего. Я всегда молюсь, когда еду на боевые задания. А теперь, после нашего венчания, еще больше чувствую, как Божья рука и любовь моей жены оберегают меня от беды.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...

Загрузка...