Аэропорт Сергея Лойко

Из первых уст

Сергей Лойко: "За неполных два месяца, пока писал роман, похудел на шесть килограммов"

Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»

28.08.2015 6:00 2182

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Накануне презентации книги «Аэропорт» ее автор — корреспондент американской газеты «Лос-Анджелес Таймс», единственный иностранный журналист, который прошлой осенью провел четыре дня в Донецком аэропорту, — дал интервью «ФАКТАМ»

Снимки Сергея, сделанные во время боев в новом терминале, появились на первой полосе авторитетной американской газеты и произвели эффект разорвавшейся бомбы. Весь мир увидел и понял, что в Украине идет настоящая война. Причем не гражданская, как это пытается преподносить российская пропаганда, а с соседом-захватчиком. Снимки Лойко перепечатали и европейские газеты, и азиатские, африканские. А резонанс от репортажей был настолько велик, что журналисту, назвавшему нашу войну своим личным делом, заказали книгу и сценарий. Третьего сентября в Киеве состоится презентация романа «Аэропорт», который Сергей написал летом в Подмосковье. Он выходит сразу на двух языках — русском и украинском. В ближайшее время появится и англоязычный перевод романа.

Те, кто видел выдержки из «Аэропорта» на странице автора в «Фейсбуке», с нетерпением ждут возможности прочесть роман. В нем, по словам автора и критиков, которые уже ознакомились с текстом, есть и любовь, и смерть, и юмор, и нежность, и страх, и боль, и вера — в жизнь и будущее. Для автора же слово «Аэропорт» стало именем собственным, и он просит писать его исключительно с большой буквы… Презентовать книгу в Киеве Сергей Лойко будет лично. Накануне его приезда в Украину мы пообщались по «Скайпу».

— Сергей, идея написать книгу у вас появилась еще в Донецком аэропорту?

— Когда я там находился, у меня возникло желание снять кино. Но я не умею этого делать, а вот написать книгу стоило попробовать. В Аэропорту (а был я там в середине октября) меня преследовало ощущение нереальности происходящего. Декорации, конечно, были фантастические. Спилберг чистой воды!

— Были моменты, когда не могли продолжать работу, что-то не получалось?

— Я очень долго болел этой книгой, она рвалась из меня. Несколько месяцев проговаривал диалоги, монологи, выстраивал образы и композицию. В конце концов, когда сдерживаться больше было нельзя, иначе смерть, сел за чистый лист бумаги формата А4 (это самый страшный момент, который можно сравнить с прыжком в пропасть) и практически не вставал, пока не написал. Первое предложение сочинил первого июня, а слово «конец» поставил 20 июля. Конец — в хорошем смысле слова. За это время похудел на шесть килограммов.

К слову, о конце, в один из дней в Аэропорту бойцы попросили меня написать какое-нибудь «героическое воззвание» на знамени, висевшем на обшарпанной стене штаба. Я оставил такую надпись: «Бойцы, берегите концы!» Этот эпизод, к сожалению, в роман не вошел. Там и без него много «юмора».

*Завершив книгу, Сергей отправился с сыном и внуками на рыбалку в Финляндию, чтобы восстановить силы (фото с «Фейсбука»)

Я сразу понял, что это будет роман, а не хроника многомесячного противостояния. Я находился в Аэропорту четверо суток, а битва за него продолжалась 242 дня. Не хотел обидеть никого из защитников, живых и мертвых, поэтому создал вымышленных героев. У некоторых, правда, есть конкретные прототипы, другие образы собирательные. Даже Аэропорт назван по-другому и находится в вымышленном городе. На этом, что касается войны, вымысел, пожалуй, и заканчивается. Некоторые события смещены во времени, но очень многое из описанного имело место быть.

— У вас были консультанты, которые помогали во время написания романа. Кто эти люди? С кем вы общались в период работы над книгой?

— В речи каждого героя используются реальные диалоги и монологи. У меня было 43 часа записанных на диктофон интервью с участниками АТО, в том числе с «киборгами», которые находились в терминале до последней минуты и выжили.

Огромную помощь мне оказали специальный корреспондент «Лос-Анджелес Таймс» киевлянка Виктория Бутенко и харьковский бизнесмен Алексей Ломский-Баркофф, который и организовал большинство встреч с бойцами. Консультировали меня и военные специалисты, в том числе «киборги». Один из них — Сергей Танасов из 79-й бригады — был первым, кто прочел мою книгу и помог правильно указать марки оружия и не ошибиться в военной лексике. Безмерно всем им благодарен.

— Вы акцентируете внимание на том, что герои романа вымышленные. Но описанные в книге ситуации очень узнаваемы — о них рассказывали бойцы в нашей газете. Да и вы сами в интервью говорили об англоязычном парне, который встретил вас в аэропорту, а в пленном комбате внимательный читатель узнает Олега Кузьминых…

— Книга более чем реальная. Жизнь богаче фантазии, особенно во время войны. Поверьте, у меня было из чего выбирать материал для эпизодов. Роман написан кровью «киборгов».

— Сергей, после фотографий, которые взорвали мир, у вас начались проблемы на родине. А сейчас, когда вышла книга, вас наверняка обвинят… в любви к Украине. Вы же показываете и то, что у нас воюет российская армия, использовали статью «ФАКТОВ» о том, каким пыткам подвергают украинских бойцов, попавших в плен. Поедете на презентацию в Россию?

— Я бываю в России, но редко, наездами. Страна все больше скатывается в средневековье. Свобода и демократия слишком легко и бескровно достались россиянам в 1991 году. Они подтерлись этими необходимыми для нормальной жизни ценностями, развернулись и строем потопали назад — в кирзовый русский мир.

Презентация книги в России не планируется: не хочу никого подставлять. У радиостанции «Эхо Москвы» после моего интервью в прямом эфире (я был там, когда вернулся из Донецкого аэропорта) возникли проблемы с властями. С тех пор меня туда ни разу не приглашали. Я их понимаю. Запретить книгу могут только идиоты. Но последние события со сжиганием продуктов в стране, где за последние сто лет миллионы людей умерли от голода, под руководством несменяемого и бронзовеющего на глазах нацлидера, родители которого пережили ленинградскую блокаду, свидетельствуют о том, что страной управляют идиоты. Думаю, книгу запретят, поэтому читать ее в России будут миллионы.

— Некоторые отрывки, которые я уже прочла, тронули меня до глубины души, вызывали слезы. Приходилось прерываться, чтобы успокоиться. А писали вы со слезами на глазах?

— Иногда со слезами. Я очень переживал за своих героев. Хотел сохранить им всем жизни. Не всегда получалось…

— Роман выходит одновременно на русском и украинском языках. Кто переводил текст на украинский?

— Это сделала замечательная переводчица Ольга Хвостова. Сейчас мой агент ведет переговоры с ведущими зарубежными издательствами. Мне предлагали самому переписать роман на английский язык. Мол, «вы же пишете свои статьи по-английски». Я на это ответил, что стоит мне начать переводить роман, я тут же стану сочинять другую книгу. Удержаться будет невозможно. Поэтому переводом пусть занимаются профессионалы.

— Вы писали роман по-русски, но в нем много фраз на украинском…

— Я хорошо понимаю украинский, немного даже говорю. Ольга Хвостова помогала мне правильно написать фразы героев на том языке, на котором реальные люди говорили.

— Главный герой похож на вас? Алексей Молчанов — тоже фотограф, потерявший жену из-за своей работы.

— Он на меня не похож. Я никого не убивал, тем более женщин. Главный герой живет своей жизнью. Мне нужен был сквозной персонаж, чтобы увидеть войну его бесстрастными глазами и рассказать о ней. Это и есть американский фотограф Алексей.

— Теперь на основании романа вы напишите и сценарий для фильма?

— Мне кажется, что книга — уже готовый сценарий. Я сразу делил роман на эпизоды, словно монтировал в голове кино. Это помогало динамике сюжета. Поэтому в самые драматические моменты повествование с прошедшего времени переходит на настоящее, где счет идет на секунды. Я очень надеюсь, что по моей книге будет снят фильм.

— Вы общаетесь с бойцами, с которыми познакомились в аэропорту?

— Со многими переписываюсь в «Фейсбуке». Ребята мне очень помогали и помогают. Они разрешили мне назвать их имена и позывные в книге.

— В романе присутствуют и женщины. Причем их достаточно много…

— Мой роман больше о любви, чем о войне. О любви девушки, жены, матери. Женщины являются якорями, связывающими героев с мирной жизнью. Но якоря тяжелые, а связующая нить — тонкая. Трагедии женщин гораздо глубже и сильнее, чем их мужчин. Герои борются с врагами, за свою жизнь, за родных, за женщин, за страну. А женщинам ничего не остается, кроме как любить, ждать и надеяться.

— В книге есть образы злодеев, выписанные явно карикатурно. Но также и российские солдаты и офицеры, к которым невольно относишься с симпатией. Вы осознанно так сделали?

— Российские военнослужащие в мирной жизни были неплохими парнями, но теперь, в силу обстоятельств и слабости характера, они выполняют преступные приказы. В этом смысле преступление тех, «кто послал их на смерть недрожащей рукой», не менее отвратительно, чем вторжение в Украину. Кремль сделал все, что мог, чтобы стравить и рассорить братские народы. Разделяй и властвуй, как сказано. Но этого не получилось, и надеюсь, не получится. Хотя россияне обязаны покаяться за то, что пошли за подлецами и благословили эту войну.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...

Версии