Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
Владимир Тихий

Наедине со всеми

Режиссер Владимир Тихий: "С поиском наших ребят, похищенных в Крыму, помог Олег Сенцов"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

10.03.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

В столице Украины состоялась премьера документального фильма «Пленники»

Полтора года команда «Вавилона-13» трудилась над созданием полнометражного документального фильма «Пленники». Его автор — известный украинский режиссер Владимир Тихий — пересмотрел сотни интервью и хронику, снятую во время Майдана. Герои картины — студент из Харькова Саша Клочко и командир батальона «Захід-2» Иван Бубенчик. Оба — бывшие майдановцы. Реальная история Клочко, однажды взявшего в плен «беркутовца», а теперь разыскивающего его на войне, и легла в основу картины. Сам Владимир Тихий называет свое детище документальным детективом…

— Это кино — наш долг перед Майданом, — сказал Владимир Тихий. — Рано или поздно мы должны были его выполнить. Конечно, сделали это не в полной мере, но ведь надо было с чего-то начинать. Кроме того, мы хотели показать не только мужество наших ребят, но и узнать о людях из противоположной стороны. Что ими двигало? Что они чувствовали… Я много общался с парнями из штурмовой роты. Той самой, которая была в страшные дни расстрела на Институтской. Один из бойцов уже готов был стать нашим героем, причем не скрывая своего лица. Мы снимали, как он тренируется, какой он в быту. Парень рассказал собственную версию того, что происходило с утра на Институтской, где они стреляли. Но в последний момент боец отказался от съемок. Это достаточно закрытые структуры, со множеством запретов и ограничений. На самом деле, чтобы мы, кинематографисты, завоевали у них доверие, должно пройти определенное время.

— Как родилась эта картина?

— Все началось с того, что я оказался на первом съезде родных Небесной сотни. Именно тогда началось их личное расследование страшных событий. Я познакомился с инициативной группой, адвокатами, и мы приступили к съемкам кино. Буквально через неделю наступил ключевой момент, когда сын погибшего героя Сергея Бондарчука Владимир встретился с первым свидетелем расстрела, приехавшим из Харькова. Это был студент-биолог, майдановец Саша Клочко. Именно он выносил раненого Сергея Бондарчука. И все закрутилось. Саша рассказал историю о солдате Внутренних Войск, которого он взял в плен возле Октябрьского дворца и буквально за пять минут уговорил отдать ему щит, дубинку и шлем. Признался, что почувствовал тогда некое родство с этим парнем — обоим было по 19 лет, оба черные от сажи, уставшие. Он признался мне, что хотел бы с ним встретиться, поговорить, узнать, как сложилась его судьба. Тогда со времени расстрела на Майдане прошло три месяца. Я сразу решил, что это будет политический детектив.

— Вы полагаете, что разобрались в том страшном расстреле?

— Нет. Тайна остается. К тому же мы столкнулись с тем, что уровень истерики в те дни как у майдановцев, так и у силовиков зашкаливал. Вынося раненых с Майдана, большую их часть не везли в больницу, думали, что там их будут фиксировать и добивать. Силовики в свою очередь были уверены, что по отношению к ним начнется страшная месть. Кстати, в то время здание СБУ три недели было абсолютно пустое! Думаю, силовики понимали, что на них лежит определенная вина, которая заставляла ожидать расправы от повстанцев.



«На Майдане возникло ощущение мощной человеческой силы большинства», — говорит Владимир Тихий (фото из «Фейсбука»)

— Кинообъединение «Вавилон-13» ведь тоже родилось на Майдане?

— Да, это просто объединение режиссеров, операторов и волонтеров. Большая часть из них никогда не занималась кинопроизводством, они выполняли переводы, работали в социальных сетях, помогали с оборудованием. Собственно, сам «Вавилон» родился сразу после избиения студентов. Нас было шесть человек киношников. Мы созвонились, собрали технику, приехали на Майдан и начали снимать. Первые интервью смонтировали за ночь и выпустили фильм «Пролог». Он стал началом следующих событий, разворачивающихся в Украине, и самого «Вавилона-13».

— Откуда такое название?

— Мы нашли место — маленький зальчик для видеопросмотра в Доме кино, рядом с рестораном «Вавилон», названным в честь фильма «Вавилон-ХХ». А мы назвали «Вавилон-13», потому что это был 2013 год. И еще потому, что там был вай-фай и пароль к нему писался: «Вавилон-13». Мы существуем и активно работаем до сих пор. Может, накал в обществе сейчас и не такой пылающий, как во время Майдана, но, мне кажется, нас ожидает снова какой-то взрыв. Социальная активность рано или поздно проявится. Не скажу, что будет третий Майдан. Могу лишь заверить, что мы в любом случае в это время будем рядом.

— Помните самый сложный день во время работы на Майдане?

— Самая опасная ситуация началась с противостояния на улице Грушевского. Наш оператор-режиссер Юра Грузинов был ранен практически в одно время с Сергеем Нигояном. Юра получил три картечины, одна из которых прошла рядом с легким. Его, истекающего кровью, тогда затащили в импровизированный медпункт, который находился в здании Института истории. Перебинтовали, сделали какие-то уколы. Рядом с Юрой на столе лежал Нигоян. И тогда Юра начал снимать.

— Я помню эти кадры, они вошли в фильм «Зима, которая нас изменила».

— Именно. Вот тогда мы впервые ощутили реальную опасность. Потом Юра попал еще в одну сложную ситуацию. Вместе с оператором Славой Пилунским они поехали снимать в Крым. Тогда там только появились «зеленые человечки». Ребят похитили в то время, когда проходил так называемый референдум. Шесть дней мы вообще не знали, что с ними происходит. С поисками нам тогда помогал знакомый режиссер Олег Сенцов. Олег сразу достаточно трезво оценил создавшуюся ситуацию. Оказалось, ребят выкрали бойцы так называемых отрядов самообороны. При этом они похитили машину Юры и Славы, технику. Наших операторов держали в подвале военкомата Симферополя. Ломали им ребра, допрашивали, но все это происходило на каком-то аматорском уровне. По сути, это были представители местного криминалитета. В конце концов благодаря связям в высших эшелонах власти нам удалось вернуть ребят. Джип Славе так и не отдали, а вот технику нам удалось выкупить.

— Операторы «Вавилона-13» работали на Институтской в день расстрела Небесной сотни?

— Еще за две недели до этого стало понятно, что начинается настоящая война. По сути, на третью неделю, когда произошел расстрел, все были просто выбиты из сил. В то трагическое утро на Майдане было очень мало журналистов. К тому же, когда началась атака на наших бойцов на Институтской, примерно в это же время на бульвар Шевченко подъехали автобусы с новыми майдановцами из Львова. Многие журналисты пошли их снимать. Поэтому во время расстрела Небесной сотни наших операторов не было. Но нам с видео помогли «Мустанг», снимавший, как выносили раненых, и люди, которые волею судьбы оказались в эпицентре событий. Надеюсь, что через полгода выйдет следующий наш полнометражный документальный фильм — «Первая сотня».

— О ком он?

— О легендарной группе майдановцев, которая называлась «Львовская брама». Именно они удерживали баррикаду, когда была предпринята первая попытка зачистки Майдана. Юра Грузинов и Слава Пилунский некоторое время просто жили у них в палатке.

— Когда вы снимали на Майдане, к вам обращался за помощью режиссер «Зимы в огне» Евгений Афинеевский?

— Нет, он появился, когда начали разбирать Майдан. У нас были предложения о сотрудничестве от одного из партнеров Евгения — «Укрстрима». Но в то время мы уже четко понимали, что собираемся делать. И ситуация, при которой нам предлагалось бесплатно отдать свой материал, нас абсолютно не устраивала. К тому же сначала Афинеевский делал фильм под названием «Молитва про Украину». Потом была создана другая версия, над которой работали большие профессионалы. Половина фильма «Зима в огне» прекрасна. Потом, наверное, начало сильно поджимать время, и картина немного потеряла темп.

— Вы были уверены, что им дадут «Оскар»?

— Честно говоря, нет. Хотя картина мощно вписалась в список номинантов. Была развернута серьезная рекламная кампания. Думаю, на нее было выделено средств в несколько раз больше, чем на само производство фильма. По сути, этот фильм, скорее, общественно-политический, чем кинематографический. Если бы у него эта составляющая не была настолько сильной, может, «Оскар» и был бы в Украине. Но как бы то ни было, свое влияние на массовое сознание американцев он оказал.

— «Вавилон-13» стал заметным в киноиндустрии. Вы уже зарабатываете?

— Мы по-прежнему являемся общественным объединением, которое делает продукцию, не являющуюся форматной для нашего телевидения. Возможность зарабатывать деньги таким образом просто отсутствует. У нас нет для этого рынка. Мы до сих пор живем за счет помощи благотворителей. Фильм «Крым, как это было», который скоро выйдет на экраны, был снят на деньги гранта от НАТО. Но мы лично ничего на этом не заработали.

— Это будет первый полнометражный фильм про аннексию Крыма?

— До этого были лишь телевизионные проекты. У нас же двухчасовой документальный фильм, созданный в первую очередь для людей, которые, по сути, стали героями тех событий. Крым — часть их жизни, детства, службы. История разворачивается вокруг военных, части которых были позже передислоцированы на территорию Украины. Там есть история появления «зеленых человечков», снят штурм одной из военных баз изнутри. Много архивных материалов, ставших уже историей.

— Вы для себя поняли, почему отдали Крым?

— Я полагаю, морально люди, которые тогда возглавляли Украину, были не готовы брать ответственность ни за Крым, ни за Украину в целом. По сути, они в первую очередь слушали советы из заграницы, где любой ценой хотели замять конфликт. Они попросту отдали Крым…

— На Майдане у вас было ощущение, что все закончится большой войной?

— Честно говоря, нет. Возникло ощущение очень мощной человеческой силы большинства. Казалось, ничего уже не страшно. Но, с другой стороны, четкого понимания, что политические лидеры оппозиции выведут ситуацию на победу Майдана, тоже не было. Люди просто упрямо боролись с террором режима Януковича.

— Знаю, недавно вы вернулись с востока.

— Три недели назад мы ездили в Луганскую область, были возле Азовска, где находится знаменитый 31-й блокпост. Снимали новую историю. Это кино, посвященное бойцам, которые стали нетрудоспособными (потеряли руку или ногу) и пытаются социально адаптироваться. Один из наших героев служит, не имея ноги, в боевом батальоне «Донбасс». Это просто уникальные люди, на которых сейчас и держится наш с вами хрупкий мир.

Фото в заголовке с сайта focus.ua

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.