Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
долг перед банком

Продолжение темы

Узнав, что на него навесили несуществующий банковский долг, мужчина умер от сердечного приступа

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

23.03.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Вдове Олега Волянского из Хмельницкой области удалось доказать, что муж никаких кредитов не брал, и выяснить, кто причастен к этой афере

То, что 47-летний Олег Волянский из Городокского района Хмельницкой области не брал в банке кредит и поэтому задолженность в размере 70 тысяч гривен выплачивать не должен, удалось доказать в суде. Но уже не Олегу, а его жене Валентине. Сам Олег Волянский к тому времени умер — мужчина скончался от сердечного приступа, когда узнал, что его заставляют отдавать несуществующие долги.

— Олег не мог поверить, что такое возможно, — вспоминает Валентина Волянская. — Какой кредит, если он даже ни разу не заходил в тот злополучный банк! Муж сутками думал об этой ситуации. Осунулся, похудел, почти ничего не ел. А когда суд первой инстанции стал на сторону банка, у Олега не выдержало сердце.

Сейчас, когда Валентина Волянская провела свое расследование, она уже знает, откуда взялся несуществующий кредит. Еще в 2007 году у ее мужа на железнодорожном вокзале украли паспорт. Олег тут же обратился в милицию и восстановил документ. А через пять лет получил письмо из банка, в котором говорилось, что его долг составляет 58 тысяч 926 гривен. Мужчина пошел в ближайшее отделение банка, но там, проверив по базе фамилию, сказали, что он их клиентом не является и никаких долгов не имеет.

— Но муж все равно оставил в банке заявление с просьбой разобраться, откуда взялось это странное письмо, — говорит Валентина. — Ответ так и не получил. А через полгода вдруг позвонили из этого же финучреждения: «Олег Владимирович, у вас большой долг. Вместе с пеней он составляет 70 тысяч гривен». Мы с мужем поехали уже в областное отделение банка. Там сказали, что еще в 2007 году (как раз в то время, когда Олег потерял паспорт) на его имя был взят кредит — 50 тысяч гривен.

Кредит оформили по паспорту моего супруга. Но фотография в документе была не Олега, а совсем другого человека. Муж брюнет, а у того незнакомца светлые волосы. Кроме того, судя по снимку, у них существенная разница в возрасте. «Это действительно не вы, — посмотрев ксерокопию паспорта в базе, растерянно сказала банковская служащая. — Очевидно, то был какой-то мошенник. Не знаю, как так получилось, кредит оформляла не я…» В службе безопасности финучреждения мужу посоветовали написать соответствующее заявление. Но банк к тому времени уже успел подать на Олега в суд как на злостного неплательщика! И даже после того, как его сотрудники убедились, что денежный заем оформлял по липовому паспорту совсем другой человек, иск не отозвали.


*В компьютерной базе финучреждения сохранилось фото человека, получившего карточку на имя Олега Волянского, которое банк предоставил следствию


*Настоящий паспорт Олега Волянского

В Городокском суде, где рассматривалось это дело, Олег Владимирович предъявил справку из милиции об утере паспорта.

— Муж давно страдал сердечно-сосудистой недостаточностью, имел III группу инвалидности. Врачи не уставали повторять, что ему нельзя волноваться, — говорит Валентина. — После первого заседания суда Олег попал в больницу… Представители банка на процесс не являлись, но присылали письма с просьбой рассматривать дело без них. Мы стали настаивать на проведении почерковедческой экспертизы. Это доказало бы, что муж в кредитном договоре не расписывался. В принципе, там даже без экспертизы было видно, что подпись на документе не Олега — другой наклон букв, иная каллиграфия. А на копии паспорта мошенник написал: «Копія вірна». И этот почерк был совсем не похож на почерк мужа.

Результат почерковедческой экспертизы нас шокировал. Там значилось, что подписи на документах ставил… Олег. Но как, если он ни разу не заходил в тот банк? И даже на глаз видно, что почерки отличаются? Юрист сказал, что будет настаивать на повторной экспертизе. Но поговорив с судьей, узнал, что она не собирается этого делать. «Я должна вынести решение, у меня сроки поджимают», — сообщила судья. А в разговоре со мной заявила: «Вы должны смириться с решением, которое я вынесу. Это система, здесь все связано…»

Муж пил таблетки горстями. Я уговаривала его пойти в больницу, но Олег отказывался: «За какие деньги мне сейчас лечиться?» Он всю жизнь проработал трактористом. Мы жили небогато, но честно. Никогда ничего не брали в долг. В нашей скромной сельской хате Олег все сделал сам. Чтобы купить стройматериалы, тяжело работал… Когда мужу стало плохо прямо на работе, его отвезли в больницу. Даже лежа под капельницами, Олег постоянно спрашивал меня о суде.

О том, что банк выиграл процесс, Валентина мужу не рассказала. Но оказалось, что в ее отсутствие в больницу приходила сотрудница суда, которая навещала одного из пациентов. Увидев Олега Волянского, сообщила, что суд обязал его выплатить кредитный долг. Когда мужчина это услышал, у него случился сердечный приступ…

— На следующий день после смерти Олега мне позвонили из банка: «Как хотите, но вы должны нам 73 тысячи гривен. Ваш муж — мошенник», — продолжает Валентина. — «Вы знаете, что его уже нет?» — расплакалась я. Услышав это, сотрудница финучреждения бросила трубку. А спустя сутки мне опять позвонили: «Примите наши соболезнования. Возможно, ваш муж действительно не брал кредит. Мы допускаем, что он не виновен».

Похоронив мужа, Валентина написала заявление в Хмельницкое областное управление милиции. Там открыли уголовное дело и назначили повторную почерковедческую экспертизу, которая показала, что подписи на кредитном договоре не принадлежат Олегу Волянскому. Затем провели третью экспертизу, которая тоже подтвердила, что Олег в договоре не расписывался. Но почему специалист, проводивший первую экспертизу, написал, что подписи принадлежат Олегу Волянскому? Оказалось, суд прислал этому эксперту… не те образцы подписей.

В полученном Валентиной ответе из областного управления МВД сказано, что была проведена служебная проверка, которая показала, что «в качестве свободных образцов подписи судья предоставила эксперту копию паспортных данных Олега Волянского, заверенных подписью последнего». Эти подписи эксперт сравнивал с подписями в кредитном договоре. То есть вместо того, чтобы предоставить эксперту свободные образцы подписей Олега Волянского (а он их оставлял, и не раз), суд направил копию паспорта, на которой еще в 2007 году мошенник написал «Копія вірна». Получилось, что эксперты сравнивали между собой две подписи мошенника. И, как и следовало ожидать, пришли к выводу, что это почерк одного и того же человека. Возникает вопрос: зачем судья брала у Олега Волянского свободные образцы подписей, если экспертам их так и не отправили?

Апелляционный суд признал, что Олег Владимирович Волянский ничего не должен банку, так как не брал кредит. Но это едва ли могло успокоить его вдову.

— Я хочу, чтобы виновные в смерти мужа были установлены, — говорит Валентина. — Как суд мог отправить экспертам не те образцы подписей? Я уверена, что таких случайностей не бывает. Поэтому обратилась в Высший совет правосудия с заявлением, в котором попросила уволить судью Инну Федорук. Именно она вынесла решение о том, что Олег обязан вернуть несуществующий долг.

Судья Инна Федорук заверила корреспондента «ФАКТОВ», что отправила экспертам правильные образцы подписей. Но почему же они тогда не попали к экспертам?

— Я не могу это объяснить, — сказала судья. — Мы направляли. И это делалось по ходатайству ответчика и его представителя. В материалах дела есть опись документов, которые мы предоставили на экспертизу. И не нужно трактовать это так, что виноват суд. Хотелось бы, чтобы в данном вопросе разбирался юридически подкованный специалист. Ведь обычный гражданин не знает нюансов процесса и ориентируется только на эмоции.

Инна Федорук, как и раньше, работает в Городокском райсуде Хмельницкой области. В прокуратуре по заявлению Валентины Волянской открыли уголовное производство. Но вины судьи прокурор пока не усматривает.

— Сейчас выясняется, действительно ли эксперт, проводивший почерковедческую экспертизу, сделал заведомо неправильное заключение, — заявил прокурор Хмельницкой областной прокуратуры Михаил Войтюк. — Разумеется, если будет установлено, что к этому преступлению причастна судья, будут внесены соответствующие сведения.

Тем временем юристы, которые сейчас помогают Валентине Волянской, уверены: даже если вины судьи в том, что у эксперта оказались не те подписи, нет, ее решение было неправомерным. Ведь вынося решение, судья должна была учитывать не только выводы эксперта, но и другие доказательства. Хотя бы то, что в банковских документах была фотография человека, совершенно не похожего на Олега Волянского.

Председатель Городокского райсуда Юрий Сакенов комментирует ситуацию очень осторожно: «В решении судьи Инны Федорук были недостатки. Если бы решение было правомерным, Апелляционный суд его бы не отменил».

— Судья приезжала ко мне на следующий день после того, как о смерти Олега написали «ФАКТЫ», — говорит Валентина. — «Хочу перед вами извиниться, — сказала. — Меня мучает совесть. Я знаю, что поступила неправильно, совершила ошибку». «А вы не думали, что ошибка может стоить человеку жизни?» — спросила я. На этом наш разговор закончился.

— Вам удалось выяснить, кто все-таки оформил от имени вашего мужа кредитный договор?

— Банк долго не хотел предоставлять следствию документы. Недавно все-таки прислали. Увидев эти бумаги, я не поверила своим глазам. Как я уже говорила, мошенники, оформившие кредит на имя моего мужа, вклеили в его паспорт фотографию человека, ни капли не похожего на Олега. В банке есть правило — когда клиенту выдают кредит или карточку, его тут же фотографируют. Так вот на снимке, сохранившемся в компьютерной базе финучреждения, был третий человек, не похожий ни на Олега, ни на мужчину, фотографию которого вклеили в липовый паспорт. Как в таком случае банковский служащий мог оформить кредитный договор? Кроме того, тот человек предоставил справки с места работы, где настоящий Олег Волянский никогда не числился. Получается, клерки предоставленную им информацию вообще не проверяли?!

— Вы обращались с заявлениями в банк?

— Да, и не раз. Требовала привлечь к ответственности сотрудников, из-за которых началась вся эта история. Нам долго не отвечали. А потом прислали короткое письмо: дескать, банк благодарит вас за ценное уведомление. И все. А недавно сотрудники правоохранительных органов, попросившие пока их не называть, сообщили, что на кредитном договоре вместо Олега расписывался банковский клерк. Разумеется, чтобы доказать это, нужна экспертиза.

В полиции говорят, что провели бы эту экспертизу уже давно, если бы финучреждение предоставило соответствующие документы.

— Мы не раз обращались в банк с запросами и определениями суда, чтобы они предоставили свободные образцы подписей клерка, оформлявшего соответствующий договор, — сообщил старший следователь следственного отдела Хмельницкого отделения полиции Роман Лисак. — Но пока что банк прислал только фотографию.

Раньше этим уголовным делом занимался другой следователь. По странному стечению обстоятельств сейчас он работает в службе безопасности… того же банка. В финучреждении ситуацию комментируют крайне неохотно.

— Кредит, оформленный на Олега Волянского, был списан. Какие еще к нам вопросы? — заявил замначальника службы безопасности «ПриватБанка» Юрий Демчук. — Дело было рассмотрено в суде непрофессионально, вот и все.

— Мужа нет уже третий год, а мы до сих пор не установили памятник — все деньги уходят на адвокатов, — тяжело вздыхает Валентина. — Но я не остановлюсь, пока не добьюсь наказания для людей, по вине которых умер Олег.


*"Я не остановлюсь, пока не добьюсь наказания для людей, по вине которых умер мой муж", — говорит Валентина Волянская

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Не знаю, что хуже — то, что муж написал: «Давай расстанемся», или то, что через две минуты прислал другую sms-ку: «Извини, это не тебе»?

Версии