Саша из Носовского

Тихий ужас

"Я люблю свою собаку. Из ее миски я могу хоть немножко поесть"

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

23.06.2017 6:15 8862

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Журналисты программы «Говорит Украина» спасли шестилетнего Сашу из Носовского района Черниговской области, над которым жестоко издевалась родная мать

Даже страшно представить, что бы сейчас было с шестилетним Сашей из Носовского района Черниговской области, если бы не журналисты и неравнодушные люди. Не исключено, что ребенка уже не было бы в живых. Маленького Сашу в течение всей его жизни жестоко избивала родная мать. Женщина ломала ему пальцы, морила голодом, выгоняла спать в сарай. Все тело Саши в глубоких шрамах и ожогах.

Не менее страшно то, что за ежедневными издевательствами над ребенком в течение шести лет молча наблюдало все село. А если верить документам, то в эту семью каждый месяц наведывался соцработник! Но ни он, ни врачи, которые якобы регулярно осматривали Сашу, выбитых зубов и шрамов на его теле не замечали.

«Когда соседи угостили Сашу сухарями, он сказал: «Я не могу их есть. Мама выбила мне зубы»

О матери-изверге, которая едва не убила своего сына, наши коллеги из программы «Говорит Украина» узнали от жительницы села Ирины.

— Она показала нам фотографии маленького Саши, — рассказывает «ФАКТАМ» журналистка продакш-компании IVORY Films, которая снимала программу «Говорит Украина» на телеканала «Украина» Светлана Онищук. — Увидев снимки, мы ужаснулись: ребенок был избит, весь в ссадинах и шрамах. Когда Саша пришел к Ирине и сказал: «Я так больше жить не могу. Я сам себя убью. Не могу все это терпеть», — женщина обратилась к нам за помощью.

Ирина рассказала, что Саша живет в многодетной семье. У его родителей Юрия и Виктории шестеро детей. Пятеро общих (в том числе и самый младший Саша) и один — 19-летний сын Юрия от первого брака. Все дети, кроме Саши, выглядят ухоженными и нормально одеты.


*Сейчас маленький Саша (на фото с журналисткой Светланой Онищук) находится в одной из киевских больниц. Неравнодушные люди присылают ему подарки и угощения. Фото автора

— Зато Саша летом ходит в старой куртке, а зимой люди видят его во дворе голым, — рассказывает соседка Ирина. — Он бегает по снегу босой или в старых колготках. Обуви нет. Когда мама не видит, Сашка, весь избитый и опухший от голода, выбегает за калитку и просит у людей хлеб. Как-то одна наша соседка спросила, почему он ест из собачьей миски. Саша испуганно сказал: «Вы только маме не говорите. Если она узнает, что я поел, будет сильно меня бить».

Однажды я увидела у него на ладони глубокий ожог. Саша рассказал, что это сделал его старший брат Вася. Насильно приложил его руку к горячей печи и держал так несколько минут. «Мне было так больно, я так кричал», — рассказывал Саша. Когда он пришел к соседям просить хлеба, а те дали ему сухари, мальчик сказал: «Я не могу их есть. Мама выбила мне зубы».

— Мы понимали, что если просто приехать в эту семью и спросить у матери Саши, почему издевается над ребенком, она будет все отрицать, — рассказывает Светлана Онищук. — Поэтому решили пойти другим путем. Позвонили Виктории и поинтересовались, не нужна ли их многодетной семье помощь. Она сразу заинтересовалась: «Конечно, нужна!» Сказала, что им нужен новый дом. Первый раз мы приехали к ним без камер. Как только я зашла в дом, сразу увидела Сашу. Он был избит, свежие раны были замазаны зеленкой. Как только я зашла, Виктория закрыла сына полотенцем. После чего предложила мне пройти в комнату, а сама спрятала мальчика в кладовке. Я это видела, но виду не подала. Виктория тем временем начала рассказывать о своей семье. Она хорошая актриса. Признавалась, как сильно любит своих детей, хвасталась их успехами.

— Как выглядел их дом?

— Обычная сельская хата. Виктория надеялась, что когда мы расскажем об их семье в нашей программе, неравнодушные зрители купят им новый дом. Когда я приехала, дома была вся семья. Муж Виктории Юрий вязал платья для детских кукол. Дети охотно позировали на камеры. А потом я спросила Викторию, где Саша (я ведь не подала виду, что заметила его). Она, глазом не моргнув, соврала: «В больнице. У него от рождения проблемы с печенью».

— Виктория сразу согласилась поехать в Киев на программу?

— Она очень этому обрадовалась. Сказала, что хочет побывать в Киево-Печерской лавре и помолиться за здоровье своих детей. Когда они со всеми детьми (кроме Саши) поехали в Киев, мы попытались спасти ребенка. Вместе с ним дома остался взрослый сын Юрия от первого брака. Парня тоже зовут Юра. Он согласился помочь нам, потому что, по его словам, тоже чувствовал себя чужим в этой семье.

— Вита выгоняет Сашу из дома каждый день, — рассказал Юра. — Бьет его, издевается, ломает ему руки. Вита никогда не называет Сашку по имени — только матом. Других детей не трогает. Их она любит, а Сашку презирает. Об этом знает все село.

«Это его… козлик побил. А еще Саша сам иногда бьется головой то об двери, то об землю. Психует, знаете…»

— Когда Юра показал нам Сашу, я обняла его и долго плакала, — признается Светлана Онищук. — Даже камера не может передать то, что мы увидели. На теле мальчика не было живого места. Все лицо в глубоких шрамах. Грудь тоже. Саша сказал, что мама ногтями выдирала ему кожу. Показал, где он спит. Это помещение когда-то было летней кухней, но уже давно стало сараем, куда годами сбрасывали мусор. Там грязные ведра, банки с чем-то заплесневевшим, тухлые яйца, помои. Воняет ужасно. В углу старая кровать с грязным матрасом — это и есть Сашино спальное место. Ребенок годами не мылся — Виктория не разрешала. Саша признался, что последний раз мылся год назад, когда сбежал на речку.

— Мама берет меня за руки и за ноги и бьет головой об двери, — рассказал Саша, показывая журналистам, где мать над ним издевалась. — Иногда головой об землю. Она меня просто так бьет, ни за что. И говорит: «Как же я тебя ненавижу, как ты мне надоел!» А я ничего ей не говорю… Она мне молоток в рот засунула и начала бить по зубам. У меня пошла кровь, зубы шатались и сильно болели, и ночью я сам руками их вырвал. Едим мы вместе с собакой. Когда я говорю маме, что хочу есть или пить, она кричит: «Иди отсюда!» Выгоняет меня туда, где я сплю. А там так воняет! Матрас грязный. Ненавижу спать на грязном. Зимой там очень холодно.

— Еще Саша рассказывал, что любит свою собаку, — вспоминает Светлана Онищук. — «Она одна в этом доме меня не бьет и не кусает. Из ее миски я могу хоть немножко поесть». Виктория ни разу не давала ему мясо. Как сказал Саша: «Мясо она давала только своим детям». «Но ты ведь тоже свой!» — говорю ему. «Мама говорит, что нет», — сказал ребенок. Я пообещала мальчику, что больше никто никогда его не обидит.

О том, что в студии будут обсуждать вовсе не покупку дома, родители Саши даже не подозревали. На запись программы пришли спокойные и счастливые. На вопрос о Саше Виктория опять соврала, что ребенок в больнице. Когда ей показали фотографию избитого сына, тоже не растерялась: «Это его… козлик побил. А еще Саша сам иногда бьется головой то об двери, то об землю. Психует, знаете…»

После того как в студии показали рассказ самого Саши о том, кто его на самом деле бил, Виктория уже не стала отрицать очевидное. Когда ведущий Алексей Суханов спросил, за что она поломала своему сыну пальцы, женщина пожала плечами: «За то, что он… крадет продукты из холодильника. Я даю ему кашу, но у него такой аппетит, что он крадет. А у меня нервы, понимаете…» После чего сказала: «Мне кажется, это не мой ребенок». В этом ее поддержал муж Юрий:

— Когда Вита родила, мы лежали в больнице. Ребенка нам отдали только через пять месяцев. И знаете, он был не таким, каким мы его видели сразу после рождения. Сходство, конечно, было, но у нас появились сомнения.

— Юрий уверял, что сам ребенка не бил, но и остановить жену, дескать, не мог, — говорит Светлана Онищук. — А Виктория… Сначала мы думали, что у нее не все в порядке с головой. Но психотерапевт, которая с ней общалась, сказала, что эта женщина прекрасно осознает, что делает. Они очень хитрая и изворотливая. Уже после программы я спросила, неужели ей ни разу не было жалко Сашу. Она ответила: «А я не считаю его своим ребенком. Я не кормила его грудью и не чувствую, что он мне родной. Если бы я могла, я бы… его убила. Спасибо, что вы его забрали». «Если вы так его ненавидели, почему не отдали в детдом?» — спросила ее. Она только пожала плечами. А старший брат Саши Юра объяснил: не отдавала ребенка потому, что не хотела терять детские деньги.

«Соцслужба фиксирует в отчетах внешнее благополучие в доме, а в это время маленький мальчик живет „собачьей“ жизнью»

Викторию и ее мужа прямо из студии забрали в полицейский участок.

— Уголовное производство открыли по статье «Злостное невыполнение обязанностей по уходу за ребенком», — сообщили «ФАКТАМ» в пресс-службе Черниговского областного управления полиции. — Максимальная санкция этой статьи — пять лет лишения свободы. Ребенка увезли в киевскую детскую больницу «Охматдет» прямо со съемочной площадки. Врачи диагностировали у него ссадины головы, верхних и нижних конечностей, перелом пальца руки и много других телесных повреждений. Выяснилось, что и мать, и отец ребенка уже неоднократно привлекались к административной ответственности, в том числе за насилие в семье и неисполнение родительских обязанностей. Их дети рассказали, что мать всегда относилась к этому мальчику агрессивно, лишала его еды. Но когда приходили соцработники, она изображала порядочную домохозяйку.

Но неужели соцработники могли не заметить то, о чем знало все село? Кто еще мог защитить маленького Сашу, как не они?

— Когда еще до выхода программы в эфир, я первый раз обратилась в Носовскую районную службу по делам детей, там заверили, что это прекрасная семья, — рассказывает Светлана Онищук. — «Виктория заботливая мать, — уверяли нас. — Конечно, им не хватает денег. Но кому сейчас легко? А дома у них чисто, дети накормлены». После выхода программы в эфир начальник службы по делам детей заявила, что даже не подозревала о происходящем, потому что верила словам соцработника Марины, которая регулярно наведывалась в эту семью. А Марина, дескать, уверяла, что все в порядке.

Поговорить с социальным работником Мариной Матяш «ФАКТАМ», к сожалению, не удалось — номер ее телефона в сельсовете не дали.

— Вы сейчас никак с ней не свяжетесь — Марина беременна и лежит в больнице на сохранении, — сообщила «ФАКТАМ» Лариса, сотрудница сельсовета (в этом селе жил Саша). Свою фамилию женщина не назвала. — Все эти события стали для нее большим стрессом.

— Но как же она могла не замечать, что ребенок избит? Ведь она регулярно приходила в эту семью!

— Она просто не подумала, что его бьют. Знаете, как дети: бегал, упал, ударился. Она же не могла сказать: раздевайся, буду тебя осматривать. Дети бегают, а этот мальчик такой живчик. Когда соцработник приходила в эту семью, она видела, что в доме чисто, приготовлен обед…

— По словам соседки, то, как Виктория издевалась над своим ребенком, знало все село. Неужели вы не знали?

— Нам никаких жалоб не поступало. Соседи тоже ничего не рассказывали. Хотя если они смогли позвонить журналистам, могли бы позвонить и в сельсовет. Но никто ничего не говорил.

— В полиции рассказали, что Виктория и Юрий не раз привлекались к административной ответственности, в том числе за насилие в семье. Вы об этом знали?

— Нет, потому что к нам они переехали только в 2014 году. Уже сейчас, после всех этих событий, выяснилось, что в селе, где они жили раньше, их отъезду очень обрадовались.

— Приехав в Носовку, я попросила соцработников предъявить мне все документы по этой семье, — говорит руководитель секретариата депутатского объединения «Защита прав детей — приоритет государства» Людмила Волынец. — Соцработник призналась, что видела на лице Саши шрамы и следы избиения. А в карточке при этом написала: «Следов избиения нет». Мне она объяснила это так: «Понимаете, из-за задержки умственного развития ребенок может сам себя бить». Я поинтересовалась, есть ли медицинский документ, подтверждающий этот диагноз. «Документов нет, — растерянно ответила соцработник. — Мы просто поговорили с педиатром, и она сказала, что ребенок болен». Я, естественно, поехала к педиатру. Та заверила, что осматривала мальчика регулярно. «Неужели не видели у него шрамов?» — спрашиваю. «Нет, — заверила врач. — Мальчик просто психически нездоров». Я спросила, на каком основании педиатр может ставить такие диагнозы. А в ответ услышала: «Просто этот мальчик совсем неконтактный».

Разбирательства по поводу вопиющей халатности соцслужб уже инициировал уполномоченный президента Украины по правам детей Николай Кулеба.

«Директор Центра социальных служб, которой сообщили еще в конце 2015 года о неблагополучии в этой семье, даже не сочла нужным проинформировать об этом руководителя Службы по делам детей, с которой работает в одном помещении, — написал в „Фейсбуке“ Николай Кулеба. — Соцслужба фиксирует в отчетах внешнее благополучие о наличии свеклы, кабачков, картофеля в доме, и, о чудо, в отчетах дети любят своих родителей (а в это время маленький мальчик живет „собачьей“ жизнью: питаясь из собачьей миски и страдая от жестоких побоев)! Вокруг детей было достаточно „ответственных“ взрослых, однако ни разу никто из них не поговорил с детьми об их состоянии, самочувствии и отношении к ним родителей. Жду соответствующих выводов и решений относительно наказания виновных в безответственном отношении и ненадлежащем выполнении своих профессиональных обязанностей».

Что случилось с маленьким Сашей после передачи? После выхода программы в эфир помочь ребенку захотели сотни жителей нашей страны. Люди буквально завалили его подарками и вкусной едой. Саша впервые в жизни попробовал котлету и узнал, какие на вкус помидоры. А еще у него появилось много игрушек, планшет и мобильный телефон.

— Теперь он звонит мне по несколько раз в день, — улыбается Светлана Онищук. — Просит, чтобы я пришла. Когда прихожу, не выпускает меня из объятий. И все время говорит: «Тетя Света, сделайте так, чтобы меня не отдавали маме». «Не отдадут», — говорю.

— Вы в этом уверены?

— Теперь уже да. Виктория и Юрий написали отказ от ребенка. Сказали, что он им не нужен. Документы уже оформлены. Поэтому своих мучителей Саша больше не увидит. На нашу программу позвонили десятки человек. Говорят, что хотят усыновить Сашу. Надеюсь, мы найдем для него хорошую семью.

Когда мы со Светланой Онищук пришли к Саше в больницу, мальчик катался во дворе на новом велосипеде. Это подарок ему на день рождения. Саше исполнилось шесть лет, когда он уже был в Киеве, в больнице. Журналисты продакшн-компании IVORY Films, которые работали над созданием программы «Говорит Украина», вместе с неравнодушными киевлянами прямо в больнице устроили ребенку первый в его жизни праздник.

— Смотрите, как у меня получается кататься! — увидев меня, похвастался Саша. — Я теперь каждый день катаюсь. Правда, у меня хороший велосипед?

— Очень хороший. Как ты себя чувствуешь?

— Нормально. Здесь мне хорошо. Особенно когда Света приходит. Я ее люблю. Она хорошая, и с ней очень весело. Хотите, покажу, сколько мне всего подарили? У меня теперь есть и машинки, и пистолет!

Саша увлеченно рассказывал о подарках, а потом тихонько спросил: «Вы знаете, что меня мама била? Мне было очень больно. Я хочу о ней забыть. И больше не вспоминать. Правда же, она никогда-никогда не вернется?»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Никак не могу определиться с планами на вечер. Поэтому в магазине купила презервативы, книгу и... шпатель.

Версии