гуманитарная помощь из России

Глазами очевидца

В ответ на просьбу о помощи луганской еврейской общине фонд из Ростова-на-Дону прислал... надгробные плиты

Павел ГРОМОВ, «ФАКТЫ» (Луганск)

09.08.2017 6:00 1508

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Сегодня в «ЛНР» всех мусульман автоматически причисляют к экстремистам, а евреев, которые привозят гуманитарную помощь, — к наркоторговцам и контрабандистам

Мой собеседник родился в одной из республик Советского Союза, где был представителем коренной нации. Однако четверть века назад вынужден был бежать с семьей от погромов и войны в более толерантную в национальном вопросе Украину.

— Нашу просторную благоустроенную квартиру в родном городе пришлось продать за бесценок, — говорит Игорь. — Но вырученных денег хватило, чтобы купить жилье в спальном районе Луганска и начать новую жизнь. Со временем наладился быт, появились новые знакомые, друзья, коллеги по работе. Мои дети родились уже в Украине и другой родины не знают.

В Луганске Игорь и его семья нашли второй дом. Впоследствии он стал одним из организаторов и активных участников союза объединений граждан «Ассамблея народов Луганщины».

Луганского раввина вынудили уехать из города

— В это объединение общественных организаций входили почти четыре десятка национальных сообществ, среди которых немецкие, армянские, русские, греческие, еврейские, азербайджанские, болгарские, польские, дагестанские, — рассказывает Игорь. — Это были действительно братские взаимоотношения между представителями разных национальностей. Но просуществовала ассамблея до начала военных действий на Донбассе в 2014-м. Тогда одна из наций вдруг решила, что она главнее всех, а эта действительно многонациональная земля является частью ее «русского мира»…

Игорь в силу семейных обстоятельств остается в Луганске. Он старается поддерживать связь со старыми знакомыми из разных национальных обществ и быть в курсе событий. И от того, что происходит теперь на оккупированной территории, у него просто сердце кровью обливается. «МГБ» («Министерство государственной безопасности»), которое мнит себя не то наследником КГБ, не то филиалом ФСБ России, везде протягивает свои щупальца, всех во всем подозревает и стремится контролировать.

«Элэнэровцы» вообще боятся инородцев, но по старой советской традиции с наибольшей враждебностью и подозрительностью относятся к евреям. По мнению «МГБ», именно через еврейскую общину в «ЛНР» могут проникнуть «враги, американские спецслужбы, агенты мирового сионизма и «Моссада».

— В 2014 году, когда в Луганске началась стрельба, штурмовали погранотряд и военную часть, захватывали военкоматы и отделения милиции (одним словом, когда уже особо никто не скрывал начало вооруженного противостояния), луганский раввин Шолом Гопин связался с еврейскими организациями в Израиле и других странах и организовал эвакуацию своих соплеменников из города, — продолжает Игорь. — Это было очень сложно. На дорогах стояли блокпосты, вокруг Луганска шли боевые действия, не было уверенности в том, что живым сможешь добраться до Харькова, Одессы, Днепра или Киева. Но в скором времени раввину пришлось самому покинуть Луганск. За ним пришли боевики из «армии Юго-Востока». Гопина обвинили в том, что он работает на израильские спецслужбы. Ему настоятельно порекомендовали срочно уехать, чтобы не попасть «на подвал», а впредь вообще забыть сюда дорогу…

Избавившись от раввина Шолома Гопина, «МГБ» начало продвигать в это национальное объединение своих людей. Вместо признанных лидеров, авторитетных луганчан, которые многие годы организовывали жизнь еврейской общины в городе, на роль ее руководителей стали активно пропихивать подконтрольных верхушке «ЛНР» сомнительных личностей.

— К нам в «ЛНР» приехала из Израиля никому не известный «общественный деятель», но при этом большой поклонник СССР София Шнайдер, — рассказывает Игорь. — Правда, сама она в Стране Советов в свое время жить не захотела, зато теперь пытается строить «совок» тут, на оккупированной территории. Для начала Шнайдер занялась «возрождением еврейского центра». Одновременно, примерно с 2015 года, в центр стали ходить люди из «МГБ», в частности полковник Руденко — начальник отдела «по борьбе с терроризмом», который ведет «национальную линию».

Еще одна ставленница «элэнэровских» властей — Инна Левитан. Репатриантка из Азербайджана, в 2014 году она, бросив своих двоих детей в Тель-Авиве, ринулась защищать «русский мир», записавшись добровольцем в подразделение «Призрак», которым командовал теперь уже покойный террорист Мозговой. А с 2016 года Левитан практически постоянно находится в Луганске, так как в Израиле у нее возникли проблемы с правоохранительными органами.

*Инна Левитан в 2014 году оставила своих двоих детей в Тель-Авиве и ринулась защищать «русский мир», записавшись добровольцем в подразделение «Призрак», которым командовал теперь уже покойный террорист Мозговой

Хотя если честно, то сегодня еврейская община только частично функционирует. Раввина нет. Формально организацию возглавляет бывший депутат областного совета, хозяин одного из местных ресторанов.

Представителей еврейской общины постоянно пытаются привлекать к участию в массовых мероприятиях в поддержку «республики» и публичным заявлениям для местных СМИ, чтобы продемонстрировать пропагандистскую «поддержку республикой представителей различных наций и верований».

В конце прошлого года «силовые органы «ЛНР» под руководством всесильного «МГБ» начали кампанию по сбору информации о прибывающих в еврейские объединения «ЛНР» членах иностранных гуманитарных и религиозных организаций. По мнению сепаратистов, все они потенциальные шпионы и диверсанты, которые пробираются в «ЛНР» с враждебными целями. «Приказ» тут же стал секретом Полишинеля. Еще один документ предписывает собирать сведения о гражданах Израиля, которые могут заниматься контрабандой оружия и наркотиков в «ЛНР». Интересно, издает ли карательный орган «ЛНР» отдельные циркуляры, касающиеся получения информации о россиянах, которые уже четыре года ввозят все это контрабандой и в огромных количествах в «ЛНР» и вывозят в РФ?

Подобные «документы» показывают истинное отношение со стороны Плотницкого и «МГБ» к людям, которые приезжают в Луганск, чтобы помогать, и привозят гуманитарку. Их лишь по национальному признаку сразу же приписывают к наркоторговцам и контрабандистам.

Это выглядит особенно цинично с учетом того, что в самое тяжелое время, в период военных действий 2015 года, еврейская община, в которой много пожилых людей, вынуждена была просить о помощи российские благотворительные организации (доставка гуманитарных грузов из Украины тогда уже была проблематичной). Просили продукты, лекарства, зимнюю одежду и обувь. Но благодетели из Ростова-на-Дону, к которым обращалась община, прислали вместо этого в «ЛНР»… надгробия для убитых боевиков. Зато акция была широко распиарена в «сепарских» СМИ.

Национально-культурные общины в городе практически прекратили свое существование

С 2014 года члены мусульманской общины — дагестанцы, азербайджанцы, чеченцы, выходцы из Средней Азии — пережили все те же невзгоды и мучения, что и остальные жители Луганщины: обстрелы, отсутствие в городе электричества и воды, продуктов, медицинской помощи… Затем наступил период повального закрытия предприятий и бизнеса, многие остались без средств к существованию. Луганские мусульмане всегда отличались дружностью и взаимовыручкой. Благодаря взаимопомощи и поддержке со стороны единоверцев из-за границы многие ситуации для членов общины оказались не так болезненны, как для других луганчан.

— Нужно признать, что до определенного момента мусульмане «элэнэровцев» не интересовали. Община как организация (в отличие от отдельных ее членов) не участвует в политике, не претендует на власть и не представляла для сепаратистов никакой опасности, — говорит Игорь. — Но с прошлого года ситуация начала меняться. На богослужения стали наведываться люди из все того же «МГБ». Они на автомобилях подкарауливали руководителей возле мечети, иногда приглашали их «на чашку чая» или даже приходили домой с «официальным визитом». Полковник Руденко предлагал лидерам мусульман сотрудничать с новыми властями. Сотрудничество заключалось в проведении с верующими бесед о поддержке «главы ЛНР» Плотницкого. Требовались и рассказы в духе «профилактики терроризма». Со временем мусульман стали брать «на учет», на каждого из них заводить карточки, как, к слову, делал в свое время КГБ СССР.

Говорят, «органы» получили указание собирать сведения о мусульманах и их деятельности в Луганске и в других городах. В «ЛНР» мусульмане считаются опасными, неблагонадежными. Почему? Да, наверное, потому что у «большого российского брата» культивируется образ исламского террориста. Вот и в «ЛНР» «отдельных членов» общины подозревают в контактах с ИГИЛ, «Аль-Каидой», другими террористическими группировками, с крымско-татарскими мусульманами, с Украиной. Можно предположить, что руководство «ЛНР» опасается, что луганские мусульмане могут организовать против него восстание…

Чтобы контролировать и это общественное объединение, в мусульманскую общину власти пропихнули палестинца Салеха Мосаба — бывшего студента Луганского аграрного университета. Через него пытаются контролировать жизнь мусульман и собирать о них сведения, интересующие «органы». Правда, Мосаб оказался весьма общительным человеком: рассказывает о своих связях с «МГБ», о том, как через него пробуют вербовать молодых людей с Ближнего Востока в «студенты вузов «ЛНР» и в «международные друзья молодой республики».

*Чтобы получать интересующие «органы» сведения о мусульманской общине, власти продвинули в это общественное объединение палестинца Салеха Мосаба — бывшего студента Луганского аграрного университета

По признанию Игоря, под неусыпным оком «МГБ» национально-культурные общины в Луганске «обмелели» и практически прекратили свое существование. Никакие делегации из-за пределов «ЛНР» они самостоятельно пригласить не могут. Гуманитарную помощь от соотечественников из-за границы тоже не имеют возможности принять. Не приглашают в гости и родственников, проживающих в дальнем зарубежье. Все это в «ЛНР» происходит только с санкции «МГБ».

«Документ, который должны были подписать преподаватели вузов, обязывал их доносить на иностранцев»

— Хотя надо быть честным: объединения абхазов и осетин за эти три года стали жить даже лучше, — утверждает Игорь. — Они ведь представляют «государства», являющиеся главными стратегическими партнерами «ЛНР» (Абхазию и Южную Осетию). Это их «звездный час». Они трутся возле «власти», через их фирмы происходит движение финансов из непризнанной республики в Россию и обратно. А по мелочи — все та же контрабанда и торговля наркотиками. Но в этом обвиняют кого угодно, кроме выходцев из этих двух псевдогосударств, жители которых в 2014 году пришли обустраивать в украинском Луганске «русский мир»…

Знакомые преподаватели передали мне копии обязательств, которые их заставляли подписать администрации вузов. Могу об этом говорить, потому что люди выехали из Луганска и им уже ничего не угрожает. Так вот, документ фактически предписывает доносить на иностранцев. В случае получения информации о планируемом прибытии, нахождении на территории «ЛНР» представителей иностранных неправительственных некоммерческих и международных организаций преподаватели должны немедленно информировать «министерство», указав членов делегации, а также сроки и цели визита. То же самое — в случае обращения иностранных граждан по поводу проведения любых мероприятий с участием студентов или учащихся. Получив такую информацию, «министерство образования» в течение суток должно сообщить об этом «МГБ «ЛНР», а оно принимает решение о возможности контакта с иностранными гражданами и организациями. Сокрытие связей с иностранцами чревато последствиями. Администрация вуза, вскрыв данные факты, обязана незамедлительно поставить в известность «министерство образования», оно, в свою очередь, информирует «МГБ». Такие меры, напоминающие сталинский СССР, объясняются целью «не допустить развития деструктивных процессов в сфере образования и науки «ЛНР». Подобные документы направлялись не только во все учебные заведения, но и в другие ведомства, на предприятия и так далее. Так что модель советской карательной «дружбы народов» остается живой и неизменной.

Пока Игорь не может покинуть Луганск. Но говорит, что внутренне давно готов ко «второй эмиграции»:

— Я ведь спасался от войны не в этом, а совсем в другом Луганске — дружелюбном, трудолюбивом, комфортном. Но тот Луганск, похоже, остался в прошлом. Его уже нет…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...

Версии