Слободянюк

Особый случай

Врачи столичного Центра детской кардиологии и кардиохирургии сделали уникальную операцию двухлетнему ребенку

Ирина ДУБСКАЯ, «ФАКТЫ»

06.10.2017 6:45 1452

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

«Пять часов врачи удаляли из Сашиного сердечка опухоль, занявшую почти половину желудочка. Когда операция закончилась, мы с мужем перекрестились и обнялись», — говорит мама маленького пациента

— До сих пор не могу поверить, что одну часть Сашиного сердца — почти половину правого желудочка — занимала опухоль, но при этом ни мы, ни местные врачи этого не замечали! — говорит мама мальчика Ирина. — Обнаружить образование удалось чудом. Саша заболел, и почти две недели мы не могли справиться с кашлем. На приеме педиатр прослушал сына, но сказал, что в легких у него чисто. А вот работа сердца врача насторожила. Что-то было не так… Из Сквиры, где мы живем, нам дали направление на обследование в Белую Церковь, в детскую областную больницу. Кардиограмму сделать не удалось — сын плакал, вырывался, сердечко у него бешено колотилось. А вот УЗИ сердца показало, что есть какое-то образование. В Киеве, в Центре детской кардиологии и кардиохирургии ребенку поставили точный диагноз. Оказалось, опухоль в сердце была большой и в любой момент могла перекрыть кровоток. Тогда сердечко не справилось бы с работой и остановилось… Как становится страшно, когда слышишь, что твоему ребенку нужна операция! Но в нашем случае мы молились, чтобы сыночка взялись оперировать и избавили его от опухоли. К счастью, так и произошло.

— Это действительно очень редкая ситуация, лично я видел подобные опухоли шесть-семь раз за всю свою сорокалетнюю хирургическую практику, — говорит руководитель Научно-практического центра детской кардиологии и кардиохирургии Минздрава Украины профессор Илья Емец. — Сложность заключалась не только в том, чтобы удалить опухоль, не повредив сердце. Нужно было еще из тканей сердечка «скроить» клапан. Не хотелось устанавливать искусственный, так как у детей сердце продолжает расти, и через несколько лет клапан надо было бы заменить. Теперь в этом нет необходимости. Я очень доволен результатом работы. Думаю, малыш будет здоровым.


*Илья Емец: «Сложность операции состояла в том, чтобы не только убрать опухоль, но и „сконструировать“ клапан, используя ткани сердца малыша. Благодаря этому искусственный клапан не понадобился». Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

…Саша уверенно взял у меня из рук блокнот и шариковую ручку и стал водить ею по бумаге, приговаривая: «Это паровоз! Это подарок…» Так я получила презент от необычного пациента. Еще несколько подарков малыш нарисовал для мамы, пока я с ней разговаривала.

— Я спрашиваю сыночка, болит ли у него что-то, — говорит Ирина. — Но он отвечает: «Нет, только пуговки чешутся!», и трогает место под рубашечкой, где находится шов. Саша пробыл в реанимации двое суток и теперь быстро восстанавливается. Уже на третий день ему разрешили ходить по палате, а на пятый мы гуляли в холле — рассматривали макет старинного корабля, прятались в игрушечном домике. Саша любознательный и активный, как раньше. И аппетит у него отличный. Не устаем благодарить Бога и врачей за чудесное спасение.


*"Мы с мужем не догадывались, что у Саши что-то не так с сердечком: не было никаких настораживающих симптомов, — говорит Ирина. — Сын у нас всегда активный, любознательный". Фото из семейного альбома

Ирина по образованию медсестра, так что понимает, насколько опасным бывает затяжной кашель.

— Этот кашель, можно сказать, нас спас, — говорит Ирина Слободянюк. — Саша болел нечасто. А когда в августе простудился, то все никак не выздоравливал: насморк и кашель не проходили. На всякий случай, чтобы не пропустить бронхит, мы поехали к педиатру нашей сквирской больницы Дмитрию Ивановичу Гладкому. Он очень хороший, внимательный врач. Когда доктор слушал Сашу, я заметила, что он как бы перепроверял сам себя: несколько раз прикладывал трубочку то к грудной клетке, то к спинке. И в конце концов сказал, что с легкими и бронхами все в порядке. А сердечко надо обследовать.

Позвонив в сквирскую больницу, я спросила, что же услышал доктор — шум в сердце?

— Нет, шума как раз не было, но «мелодия сердца» была другой, необычной, отличалась от звучания здорового сердечка, — вспоминает педиатр детского отделения Сквирской районной больницы Дмитрий Гладкий. — Именно поэтому, чтобы дообследовать ребенка, я и направил его в детскую областную больницу в Белую Церковь.

— В вашей больнице такой возможности нет?

— Раньше УЗИ сердца можно было сделать и у нас, но старенький аппарат вышел из строя. А кардиограмму малышам делать трудно: надо закрепить датчики, успокоить ребенка, но это не всегда получается…

— Значит, из инструментов остаются фонендоскоп и… уши доктора. Сколько же сердечек вам приходится прослушивать ежедневно?

— Трудно сосчитать. В стационаре у нас находится от 20 до 35 детей, в зависимости от времени года. Плюс те, кто приходит на консультацию. Опыт немалый. Работаю в сквирской больнице уже 35 лет. Мы с женой получили сюда направление после окончания Черновицкого мединститута, да так и остались на всю жизнь. То, что Саше вовремя сделали операцию, очень радостно. Раньше невозможно было даже представить, что в Украине смогут делать деткам операции такой сложности! Напишите об этом. Есть много замечательных врачей, с золотыми руками, и этим надо гордиться. А наш маленький пациент теперь будет здоров.

— Операция шла пять часов, и все это время я молилась, — рассказывает Ирина. — Когда Илья Николаевич Емец вышел из операционной и сказал, что все хорошо, мы с мужем перекрестились и обнялись. А через час я увидела сыночка в реанимации. Он спал. Так хотелось, чтобы он открыл глазки! Но проспал Саша практически сутки. Как только я увидела, что он проснулся, спросила: «Ты по маме соскучился?» Он ответил: «Да». И опять уснул. Когда нас перевели в палату, восстановление пошло быстро. Удивительно, что до операции у ребенка не было ни одышки, ни синюшности на коже. Лишь в последний месяц стал быстрее уставать, когда играл на детской площадке. Но разве это симптом проблем с сердцем?

Оказывается, среди врожденных пороков сердца есть много «молчаливых», таких, которые до поры до времени не дают о себе знать. И опухоли (внутри сердца они возникают очень редко) тоже развиваются бессимптомно, пока не перекроют кровоток. Тогда есть риск, что наступит внезапная смерть. Можно ли это предотвратить?

— Безусловно, если заменить формальные медицинские осмотры детей (их часто поручают медсестрам) настоящим скринингом с использованием современной аппаратуры, — считает Илья Емец. — Вот пример: многие помнят, как в Алчевске более одиннадцати лет назад случилась катастрофа: зимой из-за аварии на насосной станции город остался без воды и отопления. Тогда большинство детей на время перевезли в Крым, в «Артек». Директор лагеря предложил нашему центру, раз уж так получилось, обследовать этих детей. Четыре кардиолога, вооружившись переносным аппаратом для проведения УЗИ сердца, проверили всех ребят, и у восьми (!) обнаружили «молчаливые» пороки сердца. Мы вовремя прооперировали детей и восстановили нормальную работу сердечной мышцы. А ведь у любого из них во время физической нагрузки, например, урока физкультуры, сердце могло остановиться.

Вся деятельность Центра детской кардиологии и кардиохирургии направлена на то, чтобы как можно раньше выявлять аномалии развития сердца. Это делается даже внутриутробно, начиная с восемнадцатой недели беременности. Если будущая мама и врачи знают о проблеме, то можно подготовиться (в частности, во время родов собрать пуповинную кровь, которая понадобится во время операции) и прооперировать малыша буквально в первые часы после рождения. Уже доказано: если удается сразу исправить «ошибки природы», то сердце развивается нормально, ребенок растет абсолютно здоровым. Но, к сожалению, все еще есть случаи, когда пороки сердца обнаруживают поздно. Спасать такого ребенка и возвращать ему здоровье гораздо труднее, а порой и невозможно.

— У нас в прошлом году обследовали свыше 32 тысяч пациентов, прооперировали — 2917, — говорит главный врач Центра детской кардиологии и кардиохирургии Владимир Жовнир. — Регулярно проходят конференции, на которых присутствуют и детские кардиологи, и педиатры, и неонатологи со всей Украины. Казалось бы, о системной работе центра, о том, что здесь никому не отказывают в бесплатной консультации, знают все коллеги. Но нет. Время от времени возникают ситуации, когда родители боятся везти ребенка на обследование, опасаясь, что у них не хватит денег, чтобы расплатиться за консультацию, операцию. Местные врачи пугают, «по секрету» делятся недостоверной информацией. Да, нам, как и всем медицинским учреждениям, трудно выживать. Но часть расходов берет на себя государство, другую часть собираем, организовывая различные мероприятия (аукционы, концерты), обращаясь к благотворительным организациям, спонсорам. Словом, делаем все возможное, чтобы свести к минимуму расходы для семьи, в которой есть больной ребенок.

— За обследование и операцию мы не платили ни копейки, — говорит Ирина Слободянюк. — А ведь наши родители, узнав о проблеме, подняли на ноги всех знакомых, уже стали договариваться о том, чтобы они одолжили нам посильные суммы. Даже не представляли, сколько может стоить такая операция. Оказалась, операцию, перевязки, анализы детям здесь проводят бесплатно. Наш Саша очень боится врачей, начинает плакать, как только видит человека в белом халате. Он еще очень маленький и не понимает, что все они — его ангелы-хранители.

Фото в заголовке автора

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...

Версии