самолет Ан-124

Как это было

«Чтобы Олег Антонов мог увидеть первый полет «Руслана», Щербицкий разрешил ему опоздать на партийный форум»

Владимир ШУНЕВИЧ, «ФАКТЫ»

22.12.2017 7:00 1731

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Ровно 35 лет назад, 24 декабря 1982 года, самый большой в мире транспортный самолет Ан-124 впервые поднялся в небо

В наши дни крылатые гиганты возят различные тяжелые грузы по всему миру. Благодаря коммерческим перевозкам фирма «Антонов» выжила в период экономических катаклизмов, обрела возможность создавать новые самолеты и остается одним из крупнейших налогоплательщиков Киева, а Украина продолжает сохранять статус индустриальной авиационной державы.

Накануне 35-летия первого полета Ан-124 корреспондент «ФАКТОВ», которому в молодости посчастливилось принимать участие в строительстве этого самолета, встретился с командиром экипажа заслуженным летчиком-испытателем СССР Владимиром Терским.

Когда начиналось проектирование и строительство первой машины, авиастроители называли ее «изделием 400». Работы велись в обстановке строгой секретности. В те годы автору этих строк довелось работать на серийном авиазаводе. Когда генеральный директор предприятия Герой Социалистического Труда Василий Степанченко озвучил на планерке неслыханные параметры самолета, который предстояло строить вместе со специалистами ОКБ имени О. К. Антонова, удивились даже бывалые начальники цехов: «Взлетный вес — 400 тонн? Баржа летающая!.. Как же обрабатывать такие огромные детали? И в печь для термообработки они не влезут… Сможет взять на борт десантный полк с техникой? Тяжелую баллистическую ракету?» Многие не верили, что такая громадина полетит.

Через много лет мне довелось вместе с украинскими военными вертолетчиками-миротворцами отправиться на «Руслане» в далекую африканскую страну Сьерра-Леоне. Огромный самолет взял на борт четыре тяжелых вертолета Ми-8, 40 человек (членов экипажей и техников), привезенное 16 (!) КамАЗами различное армейское имущество — начиная от ящиков с боевыми ракетами, бочками с керосином и заканчивая солдатскими матрасами, на которых мы, пассажиры, коротали ночь. Замечу: за полгода до нас офицеры и бойцы 4-го отдельного ремонтно-восстановительного батальона и 20-го отдельного вертолетного отряда летели в Африку из Николаева самолетом Ту-154 почти сутки, с промежуточной посадкой на Островах Зеленого Мыса. «Руслан» же преодолел расстояние от Киева и почти до экватора всего за восемь часов, без посадки…

Первого испытателя «Руслана» Владимира Терского мой восторженный рассказ не очень удивил. Где только ни летал на Ан-124 один из ведущих летчиков ОКБ имени Антонова! Но давайте по порядку.

*Заслуженный летчик-испытатель СССР Владимир Терский был командиром экипажа Ан-124 во время его первого полета (фото автора)

— Владимир Иванович, обычно летчики-испытатели начинают знакомиться с новым изделием еще на стадии чертежей…

— Конечно. И в этот раз подготовка экипажа началась задолго до первого вылета. Олег Константинович Антонов и его заместитель Алексей Яковлевич Белолипецкий — один из ведущих конструкторов Ан-124, и другие создатели самолета и его систем знакомили экипаж с их устройством, как они действуют. Под руководством конструктора Виктора Шульги авторы каждой системы вместе с членами экипажа давали экспертную оценку возможной ситуации в случае отказа и вместе определяли, как надо действовать. В самолете внедрялось много новшеств, благодаря которым он и по сей день остается современным.

— Почему именно вам Олег Константинович предложил первому поднимать «Руслан»?

— Мне крупно повезло: Олег Константинович не предлагал быть первым командиром Ан-124, а просто назначил. Задолго до полета он повез меня и Михаила Харченко, будущего ведущего инженера по летным испытаниям, в Москву на коллегию Министерства авиационной промышленности СССР. Надо было доказать, что именно этим кандидатам можно доверить серьезнейшую программу испытаний.

В то время Ан-124 считался самым большим по грузоподъемности самолетом. До него таковым был знаменитый «Антей» — Ан-22, в первом полете которого я принимал участие вторым пилотом у командира Юрия Курлина — будущего заслуженного летчика-испытателя СССР, Героя Советского Союза. В одном из полетов на Ан-22 мне удалось выйти из реальной катастрофической ситуации, когда у самолета заклинило руль высоты. Потом я провел испытания Ан-22 по теме воздушного десантирования войск и выполнил первые сбросы с «Антея» грузов массой до 20 тонн.
«Брежнев так и не понял, что „Антей“ может летать с крылом „Руслана“ на спине»

— Прежде чем поднимать в небо «Руслан», вам пришлось по отдельности перевозить в Киев из Ташкента его крылья и центропланы…

— Для изготовления этих агрегатов в Киеве не хватало производственных площадей и рабочих рук — ни у нас в ОКБ, ни в крыльевом цехе серийного завода. Приходилось делать крылья и центропланы на Ташкентском авиазаводе. Везти такие огромные детали автотранспортом или по железной дороге было невозможно. Поэтому пришлось впервые за послевоенное время транспортировать их самолетом на внешней подвеске. Фактически получились еще несколько сложных программ испытаний «Антея» — на прочность, устойчивость, управляемость и безопасность полета в случае отказа двигателя. Олег Константинович приравнял эту работу к испытаниям нового самолета. Необычный вид «Антея» с закрепленным на нем крылом «Руслана» шокировал на первых порах даже летчиков. Перед полетом из Ташкента в Киев наше начальство решило показать самолет в таком снаряжении руководству страны. Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев и сопровождавшие его республиканские руководители приехали на трех автомобилях и направились в нашу сторону. Неожиданно Леонид Ильич прошел мимо «Антея», на спине которого было закреплено крыло «Руслана». Вероятно, Брежнев не понял, что наше двухэтажное сооружение способно летать…

Леонид Ильич направился дальше, в цех. Туда набилось столько желающих поглазеть на руководителя страны, что многие взбирались на стремянки. И одна из них, не рассчитанная на такое количество людей, рухнула на Брежнева. Вовремя подоспевшие охранники оттащили вождя в безопасное место, усадили в машину и увезли.

Первый экземпляр Ан-124 собирали в специально построенном новом цехе, внутри которого могло разместиться футбольное поле. Рабочие и специалисты, облепившие «Руслан» со всех сторон, казались муравьями. Руководил работами заместитель Антонова Петр Балабуев — великолепный организатор производства, талант которого проявился еще при постройке «Антея».

Когда «Руслан» был собран, два месяца проводились наземные испытания. Это был декабрь 1982 года. Погода благоприятствовала: не было снега, гололеда. Правда, дни в декабре короткие, и нам часто приходилось делать скоростные пробежки самолета по аэродрому в темное время суток. «Руслан» был послушен, легко управлялся.
К 15—20 декабря мы были готовы к полету. Вот тут-то погода и подвела. То видимость плохая, то не было встречного северного ветра. А взлетать разрешалось только в сторону берковецких дач и леса, а не над кварталами многоэтажек.

Наконец 24 декабря распогодилось. Говорили, что на празднике первого взлета должен был присутствовать руководитель Украины Владимир Щербицкий. Но в тот день во Дворце «Украина» в Киеве начинал работу важный партийный форум, и глава республики приехать на аэродром не смог. А Олегу Константиновичу Антонову, который был членом ЦК, Щербицкий в виде исключения разрешил опоздать.

Еще до приезда Антонова мы прогрели двигатели, выполнили пробежку и вернулись на старт. Замечаний к работе систем не было. Летчик-испытатель Сергей Максимов (впоследствии погиб во время испытаний Ан-70. — Авт.) слетал на учебном Л-39 на разведку погоды и сообщил, что в зоне испытаний она нормальная.

Я доложил Олегу Константиновичу, что экипаж и машина к полету готовы. И Антонов на чьей-то спине подписал полетный лист. Авторучку, кстати, подарил мне на память. Она и сейчас хранится у меня.

В расчетной точке самолет оторвался от земли и ушел в небо. Скорость и скороподъемность 240-тонной машины, напичканной 18 тоннами различной контрольно-измерительной аппаратуры, быстро нарастали.

В небе самолет вел себя нормально. Но погода неожиданно испортилась, и вместо полутора часов мы налетали лишь 33 минуты.

Как только колеса шасси коснулись бетонной полосы, самолет затрясло. Причем так сильно, что создалось впечатление, будто каждый из тысяч конструктивных элементов вибрирует самостоятельно. Процесс был совершенно неуправляемым. Это явление в авиации называется шимми — автоколебания стоек шасси, имеющих свободный боковой ход в обе стороны. Ведущий инженер по летным испытаниям Миша Харченко, который сидел в тесном отсеке среди приборов, потом рассказывал: ощущение было такое, будто началось землетрясение и самолет вот-вот развалится!

Но с падением скорости тряска уменьшилась, а потом и вовсе прекратилась. Я выруливал на стоянку и думал, что конструкция самолета повреждена. Слава Богу, разрушения оказались умеренными — пострадал только механизм управления задними створками шасси. Кстати, при торможении на пробежках тряска отсутствовала. Впоследствии конструкторы полностью устранили ее причины.

У трапа экипаж встречал Олег Константинович Антонов. Выслушав мой доклад, он поблагодарил нас, сел в служебную «Волгу» и уехал к руководству республики во дворец «Украина» с вестью о рождении нового авиационного гиганта.

— Впоследствии вы нередко выполняли на «Русланах» коммерческие рейсы. Приходилось ли возить какие-то необычные грузы?

— В больших ящиках мы возили сценическую аппаратуру Майкла Джексона, рок-группы «Пинк Флойд». Перед этим попали на концерт «Пинк Флойд» на огромном стадионе. Сидели далековато от огромных звуковых колонок. Но грохот и вибрация от них исходили такие, что потом рев двигателей на аэродроме показался шепотом листвы.


*Во время переброски в африканские страны Сьерра-Леоне и Либерию войск миротворческого контингента ООН «Руслан» брал на борт четыре тяжелых вертолета Ми-8 и армейское имущество, доставленное на аэродром 16-ю КамАЗами

Вчера, 21 декабря, создатели самолетов тепло поздравили заслуженного летчика-испытателя СССР Владимира Ивановича Терского — одного их старейших летчиков фирмы «Антонов» — с 85-летием. Ветеран с улыбкой говорит, что родился в один день с руководителем Советского государства И. В. Сталиным, которого видел во время праздничной демонстрации, когда учился в Московском авиационном институте. Да кого только Терский не видел! Его летный стаж — 72 года (у испытателей год идет за два). Плюс десять лет наземного стажа. Да продлятся дни его! И его самолетов.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...

Версии