Индийские дети и родители

Подмена в индийском роддоме: дети отказались "меняться обратно"

Инф. «ФАКТОВ»

24.01.2018 0:54 6267

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Достойная кинематографа история произошла в северо-восточном штате Индии Ассам. В 2015 году Шахабуддин Ахмед отвез свою жену Сальму Парбин в больницу городка Мангалдои. Через час она родила мальчика. Все прошло нормально, ее выписали на следующий день, пишет BBC.

«Спустя неделю жена говорит мне: «Это не наш ребенок». Я отвечаю: «Что ты такое говоришь? Нельзя так говорить о невинном младенце». Жена на это сказала мне, что в родильной палате вместе с ней была женщина из народа бодо, и она думает, что их ребенка могли перепутать с ее малышом.

Женщина рассказывает, что с самого начала подозревала, что Джонайт не ее сын.

Когда Ахмед поделился подозрениями с заведующей роддома, та предложила его жене обратиться за помощью к психиатру, назвав ее неуравновешенной.

Ахмед не отступил, а подал запрос на получение информации о всех детях, родившихся в этой больнице в тот день около семи часов утра. Месяц спустя он получил данные о семи женщинах. Ахмед решил проверить информацию о женщине из народности бодо, так как именно с ней было слишком много совпадений — обе родили мальчиков с разницей в пять минут, оба младенца весили три килограмма. Тогда он написал указанной семье письмо.

Пара Анил и Шевали Боро с малышом Рияном Чандра живут почти в 30 километрах от дома Ахмеда и не подозревали, что их ребенок был подменен, пока не получили письмо. Анил Боро, его жена и другие родственники не могли поверить, что такое возможно. Но когда они встретились, все изменилось.

Сальма Парбин говорит, что когда увидела Рияна, она сразу же поняла, что это ее ребенок. Она хотела обменять их тут же, на месте, но мать Анила Боро, бабушка мальчика, воспротивилась.

Ахмед послал образцы крови — своей, жены и ребенка — на ДНК-тест в августе 2015 года. Когда пришли результаты, подозрения подтвердились — между Сальмой Парбин и Джонайтом не было генетического родства.

Ахмед обратился с жалобой в полицию в декабре того же года. Младший инспектор Хеманта Баруа получил выписки из роддома и посетил две семьи во время расследования.

4 января семьи приехали в суд для обмена, но мальчики отказались оставлять родителей, с которыми выросли. В свою очередь, родители согласились, что обмен детьми — не лучшая идея. Они пришли к выводу, что обмен лишь навредит детям, которые слишком малы, чтобы понять, что случилось.

Было понятно, что дети привязались к тем семьям, с которыми жили, и эта привязанность взаимна. Кроме того, дети вряд ли смогут приспособиться к новой жизни, если поменять их местами, потому что стиль жизни, язык, культура и пищевые привычки двух семей очень разные.

Что до матерей, то хотя и заметны их внутренние колебания, была очевидна крепкая привязанность к ребенку, которого они растили. Но и то, что другого малыша они растили в своей утробе, тоже заставляет их чувствовать эмоциональную связь.

Поэтому было решено, что когда дети вырастут, они смогут сами решить, с кем хотят жить. Сейчас семьи занимаются тем, что вырабатывают график регулярных встреч. Так они смогут стать друзьями и как-то участвовать в жизни своих биологических детей.

Ранее сообщалось о том, что 20 октября 2017 года из помещения детского сада в Оболонском районе Киева похитили ребенка.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Не знаете, где в этом году можно недорого отдохнуть? — Знаю. На диване...