БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура и искусство

«Один ящик белогвардейского золота Махно зарыл под Гуляйполем, а еще два — в Мариуполе»

0:00 6 января 2010 3209

В Донецкой области поставили пьесу об Иване Лепетченко — соратнике и хранителе клада батьки Махно, расстрелянном мариупольскими энкаведистами в 1937 году

«Ну вот, теперь снова горожане будут искать в Мариуполе забетонированную клумбу и Сенную площадь, где клады зарыты», — перешептывались зрители в театре, когда слушали диалог самого известного анархиста в мире Нестора Махно со своим преданным телохранителем Иваном Лепетченко, осевшим после гражданской войны в Мариуполе (Донецкая область) и расстрелянным в 1937 году чекистами.

«Этого преданного соратника Махно власти арестовывали одиннадцать раз!»

 — Клад батьки Махно, который 90 лет назад взял Мариуполь и якобы зарыл здесь два (из трех) ящика белогвардейского золота, любопытные и не прекращали искать, — рассказал «ФАКТАМ» сразу после премьеры автор пьесы «Черное и Красное, или Мариупольский клад Нестора Махно» Виктор Сухоруков.  — Существуют те два ящика или нет и где они зарыты — об этом историки и краеведы спорят до сих пор. Как, впрочем, и о том, на каком здании в городе находится балкон, с которого Нестор Махно обращался к жителям Мариуполя в 1919 году. По последним данным, это «наш» балкон — на здании, в котором нынче располагается редакция газеты «Приазовский рабочий», где я и тружусь заместителем редактора.

Написать пьесу мариупольский журналист решил после выхода в свет в 1995 году книги своего земляка Льва Яруцкого «Махно и махновцы». В этой книге и упоминался Иван Лепетченко, личный телохранитель Нестора Махно. После гражданской войны он осел в Мариуполе и до своего последнего ареста жил в поселке Садки (микрорайон Мариуполя), работал заведующим магазином при металлургическом заводе имени Ильича.

 — Я подумал, что должны быть люди, которые помнят Лепетченко или что-то слышали о нем. И нашел их, — поделился автор с «ФАКТАМИ».  — Затем, получив доступ к уголовному делу Ивана Лепетченко, отрывки которого сохранились в архивах СБУ, выяснил, что арестовывали этого преданного соратника Махно одиннадцать раз! Какая сила воли или самоуверенность должна быть у человека, чтобы в 1924 году вернуться в страну, в которой в то время буквально «искореняли» анархистов? Лепетченко остался чуть ли не единственным на территории СССР махновцем, который знал, где спрятаны награбленные сокровища.

Иван Лепетченко — земляк Нестора Махно, уроженец села Гуляйполе Екатеринославской губернии (ныне город в Запорожской области), с 1919 года был личным телохранителем и адъютантом Махно, который к тому времени возглавлял повстанческую армию почти в сто тысяч сабель. Брат Ивана, Александр, также служил махновцам и был убит в 1920 году в Гуляйполе. На чем основывалась безграничная преданность телохранителя Ивана главному анархисту — загадка! Ведь не кто иной, как Нестор Махно, застрелил отца Ивана — урядника Савелия Лепетченко в 1908 году, когда Ивану было девять лет от роду! Это документально установленный факт.

Именно за это преступление Махно и был приговорен к повешению. Но, поскольку Нестору к тому времени не исполнилось еще 21-го года (в царской России именно с этого возраста наступало совершеннолетие), казнь ему заменили пожизненной каторгой. Благодаря февральской революции 1917 года он вышел на волю. В марте 1919-го армия Махно в составе 3-й Красноармейской Заднепровской дивизии освободила Мариуполь от деникинцев, за что Махно получил орден Красного Знамени. В целом, власть в Мариуполе с декабря 1917 года по декабрь 1920-го менялась 15 раз…

«Власть без денег не может», — эту фразу я выдумал. Но, судя по аплодисментам в зале, она никогда не потеряет своей актуальности»

Летом 1921 года остатки армии Махно (сорок человек) ушли через Днестр в Румынию, спасаясь от красных. Тяжелораненого Махно тащил на руках Иван Лепетченко. И командир, и адъютант попали в бухарестскую тюрьму, бежали, снова были арестованы и переданы властям Польши, после чего были оправданы. В 1923-м Махно уехал в Париж, а Иван Лепетченко нелегально вернулся в Украину, якобы по приказу батьки Махно — присматривать за кладом. Лепетченко тут же арестовали. Но он «откупился»: выдал ОГПУ десять пудов золота, зарытые махновцами во время гражданской войны.

 — Вот откуда берет свое начало версия о кладе Махно — якобы один ящик белогвардейского золотого запаса был зарыт под Гуляйполем, а еще два — в Мариуполе, — заключает Виктор Сухоруков, — и якобы «на самом видном месте». Так или иначе, за такую щедрость бывшего махновца простили и взяли в агенты ОГПУ. «Власть без денег не может», — эту фразу я выдумал. Но, судя по аплодисментам в зале, она никогда не потеряет своей актуальности…

Возможно, бывшему махновцу, умершему в бедности, так до конца и не поверили, что он отдал советскому правительству все закопанное золото. А возможно, новоявленному агенту Лепетченко в ОГПУ не простили провала боевого задания. В свое время бывшего махновца направляли в Польшу — искать Нестора Махно, чтобы склонить его к возвращению. Якобы Иван не нашел там своего командира, хотя автор пьесы уверен, что нашел, но не выдал. Вернувшись в Мариуполь, Лепетченко по протекции ОГПУ работал завмагом в отделе рабочего снабжения при металлургическом заводе. В последний раз его арестовали в 1937 году и расстреляли в тюремном подвале мариупольского отдела НКВД. Репрессиям подверглась вся семья Лепетченко: жена Ивана была сослана, а двое детей помещены в интернат для детей врагов народа.

Справка «ФАКТОВ»

Автор пьесы Виктор Сухоруков известен читателям «ФАКТОВ» по нашим публикациям 2003 года, посвященным бывшему мариупольскому милиционеру Сергею Довженко, осужденному за совершение 17 убийств. В марте 1998 года Довженко, тогда уже подозреваемый в совершении кровавых преступлений, приходил в редакцию к Виктору Сухорукову, который, основываясь на имевшихся фактах, вел свое журналистское расследование серии убийств в городе. Довженко подал в суд на журналиста, однако иск не выиграл. А 19 ноября 1998 года был застрелен Игорь Каримов, двоюродный брат журналиста Сухорукова — член Мариупольского горисполкома, возглавлявший избирательную комиссию по выборам местного городского головы. Каримова убили вместе с главой мариупольской фирмы «Цитадель» Владимиром Чекмаком. В 2003 году суд пришел к мнению, что и это преступление — дело рук Сергея Довженко.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров