БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура

Дмитрий киселев: «влад листьев одевался в светлые тона, подкручивал усы и носил очки в элегантной оправе»

0:00 11 мая 2001   1345
Таисия БАХАРЕВА «ФАКТЫ»

Вчера известному тележурналисту исполнилось бы 45 лет

Говорят, до сих пор в редакции «ВИДа» сохранился кабинет с табличкой «Влад Листьев». Там никто не работает, все, как при жизни Влада. Желающие могут зайти, посмотреть, а иногда и поработать в тишине. Листьев любил тишину. Правда, последние месяцы жизни именно этого ему и не хватало. Руководство ОРТ, записи «Часа пик»… Говорят, однажды он прибежал на программу чуть ли не за минуту -- благо, секретарь напомнила, что начинается прямой эфир. До последних дней Влад не мыслил себя вне телевидения. Он не собирался бросать «Час пик», хотя и обдумывал новые проекты.

Известный московский тележурналист Дмитрий Киселев, знавший Влада Листьева более пятнадцати лет, не мог и подумать, что именно ему выпадет судьба занять кресло Влада в «Часе пик» после его смерти…

-- Я познакомился с Владом в 1979 году. Тогда мы работали на иновещании -- крупнейшей радиостанции в мире, вещавшей из Москвы на 70 языках. Я работал в норвежской редакции московского радио, а Влад -- в главной редакции пропаганды. На Западе это ругательное слово, а в Союзе очень ответственное. Редакция пропаганды занималась аналитическими материалами, комментариями, какими-то человеческими историями. Тогда на этой радиостанции работали Познер, Любимов, Захаров, Осокин. Многие известные теперь тележурналисты. Тогда нашу радиостанцию называли «братской могилой», потому что в ней работали яркие личности. Тем не менее в России их никто не знал. Это была закрытая пропагандистская корпорация. Я проработал на иновещании десять лет, а Влад в 1986 году ушел на телевидение, в молодежную редакцию.

Мы с Владом познакомились на комсомольской работе. Влад был секретарем комсомольской организации иновещания, а я -- секретарем главной редакции на страны Западной Европы. Дело в том, что комсомол был тогда единственной легальной организацией, выбора практически не было. Нужно было приспосабливаться к этой организации, чтобы профессионально расти.

-- Влад был честолюбив?

-- Он был вполне карьерным человеком. И уже тогда многие его за это не осуждали. На иновещании культивировалась другая журналистика. В экспортном варианте, более либеральная. Некий социализм с человеческим лицом. Влад делал очерки о людях. Это было его коньком. Хотя не могу сказать, что он тогда профессионально выделялся. Это был нормальный, вполне надежный, но в то же время стандартный журналист. Да, наверное, он был лидером, но не безусловным. Уже тогда к комсомолу относились скептически. Влад раскрыл себя гораздо позже, когда ушел на телевидение. Ведь когда он работал в редакции пропаганды, то делал, по сути, журналистский полуфабрикат. Его тексты переводились на разные языки и читались разными голосами. Это ограничивало его возможности, потому что сильная сторона Влада -- общение с людьми. Листьев был очень харизматичным человеком, азартным и провоцирующим. Галантным, красивым, кумиром всех девушек иновещания. Импозантный, он всегда прекрасно выглядел. Стиль такого себе д'Артаньяна. Никогда не давил на людей, был приветлив и ровен в общении.

-- Говорят, у Листьева был отменный вкус.

-- Он был сибаритствующим человеком. Любил роскошные вещи, даже во времена Советского Союза, когда трудно было что-либо достать. Одевался в светлые тона, чем выделялся на общем фоне. Подкручивал усы. Всегда носил очки в элегантной оправе. Влад был весельчаком. Любил выпить, потанцевать. Потом, чуть позже, у него появилась интересная черта -- он обожал делать подарки. Причем по поводу и без повода. Какие-то безделушки, просто приятные вещицы, любил дарить мундштуки. Ему всегда удавалось сплачивать вокруг себя дружный коллектив. Но он, скорее, был эмоциональным лидером… Хотя потом у Влада стала превалировать менеджерская сторона.

-- Вы помните последнюю встречу с Владом?

-- Это было на телевидении, в лифте. Я только закончил съемки своей программы «Окно в Европу», зашел в лифт уставший, измученный, и вдруг вижу -- стоит роскошный, благоухающий Влад. Он меня спрашивает: «Ну, как жизнь?» Я отвечаю: «Устал как собака». Он, с удивлением: «Ты что, сам все делаешь? Да найми людей!» И как-то это роскошно прозвучало. Но это вполне нормальный, капиталистический способ работы. На самом деле, телевидение -- это дело команды, и Владу удавалось ее создавать. И так постепенно он стал лидером в «ВИДе». Именно благодаря своему эмоциональному характеру. Людям всегда хотелось с ним работать, он умел вдохновить их и четко ставить задачу. При этом оценить их труд и выгодно представить его зрителям. Влад умел так строить свою карьеру, что это помогало людям, находящимся рядом с ним, делать свою.

-- И, тем не менее, у него были враги.

-- Наверное, когда появились бизнес-интересы, появились и враги. Я считаю, что Влада убили из-за рекламы. Личных врагов у Влада не было, это была объективная ситуация. Когда его назначили генеральным директором ОРТ, был введен мораторий на рекламу. Своей подписью под приказом о моратории Листьев лишил многих людей огромных денег. А тогда минута в прайм-тайме ОРТ стоила 20 тысяч долларов! Мне кажется, если и нужно было вводить подобные санкции по рекламе, то только президентским указом. Влада надо было вывести из-под удара, и тогда он оказался бы под серьезным прикрытием.

-- Вы долгое время вели последний проект Влада Листьева «Час пик»…

-- Когда Влада убили, была своеобразная вахта -- около месяца «Час пик» вели разные журналисты. Надо было либо сохранить проект и кому-то садиться в кресло Влада, либо закрыть его. Откровенного преемника тогда не было. После месяца работы в «Часе пик» разных журналистов был проведен опрос среди зрителей, и у меня оказался самый высокий рейтинг. Тогда Андрей Разбаш сказал: «Ну, Дима, давай, садись в это кресло. Я понимаю все твои эмоциональные трудности, но мы либо сохраняем проект, либо ставим на это место в эфире латиноамериканский сериал». Понятно, что тогда никто не мог сесть в это кресло и назвать себя преемником Листьева. Это было слишком рискованно. Поэтому мы решили вести программу понедельно с Сергеем Шатуновым. Планировалось, что в конце концов останется один ведущий -- Сергей. В то время у меня был свой проект -- «Окно в Европу». Но с Сергеем ничего не получилось, и я по-прежнему продолжал вести «Час пик». На место Сергея сел Андрей Разбаш. Год мы вели эту программу вдвоем, а потом я сказал Андрею: «Все. У тебя получается. Я пошел».

До сих пор помню ощущение, когда сел в кресло Влада Листьева, в «Часе пик». У меня было чувство, будто я попал в магнитное поле Влада. Имитировать его было бессмысленно, нужно было искать какой-то свой путь. Но со временем я стал относиться к этому, как к своей профессиональной обязанности. Эмоции мне бы мешали. По крайней мере, так всегда поступал Влад Листьев. Профессионализм для него был на первом месте.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мы часто говорим: «Будет что в старости вспомнить!» А в старости... опа — склероз!