Культура

Ведущий «джентльмен-шоу» олег филимонов: «я много лет подрабатывал музыкантом на свадьбах»

0:00 22 сентября 2000   1036
Таисия БАХАРЕВА «ФАКТЫ»

Несостоявшийся профессор филологии Олег Филимонов без ума от трех вещей: Одессы, своей машины «Тойоты-каролы» и цыплят «Монмаранси». В своей жизни знаменитому джентльмену довелось испробовать практически все, о чем только мог мечтать настоящий мужчина. Главное, он понимает, каково это -- быть женщиной. А в новом телесезоне на «Интере» узнает, что такое быть милиционером, космонавтом и мужем Олега Школьника…

«Для меня съемки -- как работа в горячем цеху»

-- И не надоело вам все это?

-- Я считаю телевидение делом своей жизни.

-- Вот так ответственно?

-- Именно. Я-то ведь по жизни совершенно никакого отношения к телевидению не имел. Да и учился совсем не на это, собирался сделать академическую карьеру, причем с успехом ее продвигал. В достаточно молодом возрасте защитил кандидатскую диссертацию, потом написал докторскую и никогда себя с искусством не связывал.

-- Это вы искусством-то телевидение называете?

-- Ой, нет, ошибся. Телевидение не имеет отношения к искусству, это правда. Это, скорее, технология.

-- Или средство зарабатывания денег?

-- И это тоже. По крайней мере, телевидение -- достаточно серьезная работа, которая по своей сложности должна быть более чем оплачена. По правде говоря, я никогда так не уставал, как тогда, когда участвую в съемках. Это тяжелый, изнурительный труд -- и физический, и моральный, и умственный. Съемочный день с 9. 00 до 21. 00, в любую погоду. В общем, примерно как в горячем цеху…

-- Ну уж это вы загнули.

-- Может быть, но поверьте, мне нет резона лукавить. Большое достоинство моей работы -- обратная связь со зрителем, высокая степень отдачи. В научной работе, конечно, я был бы этого лишен. Хотя, защити я докторскую…

-- Может, и тему своей диссертации помните?

-- Конечно. «Законы компенсации в оригинале и переводе разножанровой и разнофункциональной прозы на материале английского и русского языков».

-- Мудрено звучит.

-- А как же вы думали! Это я для вас еще сократил ее название. 19 лет работы на научном фронте даром не проходят. Тем более, на кафедре иностранных языков Одесского университета в должности доцента.

-- Как же вас на телевидение-то занесло?

-- На самом деле это судьба. Происходило это в конце 80-х. В 1986 году команда одесситов выступила на первом возвращенном КВН на всесоюзном уровне. В то время я был молодым доцентом, к тому же, членом партии, и меня от парткома командировали на КВН, чтобы я присмотрел за командой. Чтобы они там ничего не наговорили…

-- Попросту говоря, стукачом?

-- Нет, я бы так это не назвал. Мне сказали: «А ну-ка посмотри, что они там будут делать». Причем не просили потом об этом куда-то докладывать.

-- Видимо, на сознательность вашу рассчитывали.

-- Ну знаете ли… Да мне и самому было интересно проехаться с КВН в Москву. Мне было выделена скромная роль музыкального руководителя. Я сидел за роялем, играл роль тапера. Тогда КВН был спонтанный, не в обиду нынешнему, который похож не на КВН, а, скорее, на пародию этой замечательной игры, в которую играли мы. Так вот, на той игре был выездной конкурс «Жалоба». Мы придумали знаменитую пародию на фильм «Место встречи изменить нельзя» под названием «Черно-белая кошка». Я сыграл роль Горбатого, а Яша Левинзон -- Промокашки. Очень смешно получилось. Успех был просто оглушительный. И на следующий день после показа КВН по телевидению я проснулся знаменитым. Конечно, поначалу мне это страшно нравилось…

«Я заставил свою жену бросить работу»

-- А жене?

-- Жене -- нет. До определенного момента. Мне ведь приходилось часто уезжать на игры, а объяснить все это было очень сложно. Тем более, что у нее был железный аргумент -- она говорила: «Я выходила замуж за профессора, а не за клоуна». Правда, потом ситуация резко изменилась. Жена увидела, что мне это занятие страшно интересно. Ведь я кардинально изменил свою жизнь. В один момент, будучи уже готовым профессором, я сказал: «Все, это отложили, теперь будем заниматься другим».

-- Не страшно было?

-- Конечно, страшно. По жизни я человек не очень рисковый. Хотя кардинально менял несколько раз свою жизнь и никогда об этом не жалел. Так вот, тогда я развернулся на 180 градусов, хотя предпосылок, что это выльется во что-то грандиозное, не было. Зато сегодня это хорошая работа, популярность и очень приличный заработок. Последнее для меня всегда было немаловажно.

-- Теперь понятно, почему карьера профессора филологии так и не сложилась.

-- Вы имеете в виду деньги? В этом смысле у меня никогда не было больших проблем. Я много лет проработал музыкантом. И пока писал докторскую диссертацию, играл в ресторане, в свадебном зале. У меня уже была семья, дочь, их надо было кормить. А моя доцентская зарплата, знаете ли… Хотя для того времени это были приличные деньги, но я всегда жил не по средствам. А уж когда стал работать с «Джентльменами», о деньгах мог особо не задумываться. Нас начали приглашать на гастроли, мы сделали свою шоу-программу «КВН раскрывает секреты». В результате профессором я так и не стал, но никогда об этом не жалел. И, по большому счету, я даже рад, что мне в жизни пришлось заниматься очень многим, вплоть до большого бизнеса…

-- А чего вы не испробовали?

-- Сложно сказать. Я очень люблю ездить по миру и могу себе это позволить. Удачно получилось: я занимаюсь тем, что мне нравится, и за это мне платят хорошие деньги.

-- Это называется -- везунчик.

-- Наверное, да. Нет, конечно, как у каждого человека, у меня есть свои проблемы, тревоги, но это частности. И относятся они, в основном, к делам семейным…

-- Но теперь-то жена должна быть по-настоящему довольна.

-- Представьте себе, мне большого труда стоило уговорить ее не работать. На протяжении многих лет она работала учительницей младших классов в обыкновенной школе. Была просто фанатом своего дела. По правде говоря, жена работала бы и бесплатно, но вокруг нее сложилась такая ситуация… В силу того, что ее материальное положение позволяло ей не бастовать. Безусловно, коллективу это не нравилось. Она приезжала в школу на машине в норковой шубе. Это раздражало, потому что учительнице в таком виде появляться в школе нельзя. А она еще, ко всеобщей радости детей, любила катать их вокруг школы на машине. В общем, я однажды сказал ей: «Лора, надо уходить, добром это не кончится». Короче, настоял. Пусть домом занимается.

-- За вами ухаживает…

-- А я очень непритязательный в быту. Правда, люблю вкусно поесть, это видно и по моей комплекции. Вот, собственно, и все. Правда, могу и сам что-то приготовить. Друзья меня называют «Кашпировский по мясу». Знаете, какое у меня коронное блюдо? Цыплята «Монморанси» под соусом «Пикадилли».

-- Расшифруйте, пожалуйста.

-- Цыплят тушат в красном вине с орехами, получается потрясающе вкусно. Первый раз я такое блюдо попробовал в Лондоне, а потом попытался изобразить это дома, и получилось. Представляете, приготовишь такое блюдо, позовешь всех своих друзей, вынесешь стол на балкон…

-- Подождите, а что, у вас такой большой балкон?

-- Ну, у меня частный дом. Кстати, недалеко от дома Михаила Жванецкого. И с балкона второго этажа у меня тоже видно море. Так вот, выйдешь туда, сидишь и поедаешь цыплят. Чувствуете запах?..

-- По правде говоря, лучше бы вкус. Представляю, какие у такого папы дочери хозяйки.

-- А это надо поинтересоваться у их мужей. Тем более, что мои дочки живут далеко, в Америке. Одна занимается медициной, другая работает в юридической фирме. Не так давно у меня родилась внучка, ей сейчас 7 месяцев. Она потрясающая! Шикарная! Как розовый зефир! А что до воспитания, то я, наверное, был строгим папой. Бывало, и по заднице мог разок-другой дать. До пятого класса ежедневно проверял их дневники, и, поверьте, это дало самые положительные результаты. После пятого я вообще забыл о существовании школы, и мои дочери ее блестяще закончили. Конечно, теперь мы видимся гораздо реже, и я уже не строгий папа, а добрый дедушка. Что, поверьте, намного приятнее…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!