ПОИСК
Події

Алмазы сегодня можно найти в речке кальмиус рядом с «азовсталью» или намыть лотком на мариупольском пляже

0:00 18 квітня 2000
Інф. «ФАКТІВ»

Разговоры об алмазоносной приазовской провинции муссируются в печати и научных кругах уже не первый год. Но почему дело не доходит до разведки и промышленной добычи этих дорогостоящих и редких минералов? С этим и многими другими вопросами «ФАКТЫ» обратились к начальнику Приазовской геологической экспедиции Алексею Малому.

«Чтобы точно определить алмазные следы, весной геологи на животе проползут по старым руслам рек»

-- Сообщения в печати о найденных в Приазовье алмазах небеспочвенны, -- говорит Алексей Малый. -- Начну с того, что в этом регионе Украины находится так называемый Приазовский кристаллический массив. Это редчайшее геологическое образование, возникшее с зарождением нашей планеты миллиарды лет назад. В древнем море, которое находилось на территории нынешнего Донбасса, массив стоял монолитным островом и не претерпел изменений до наших времен. Площадь его -- свыше 225 квадратных километров. Но главное не исторический возраст, а то, что Приазовский кристаллический массив является «родным братом» аналогичных геологических образований в Якутии, Австралии, Южной Африке, Бразилии, то есть тех уголков земного шара, где сегодня промышленным способом добывают алмазы.

-- Эти «родственные связи» чем-то подтверждаются?

-- Конечно же! Сегодня алмазы после половодья можно намыть лотком в речке Кальмиус, прямо за забором металлургического комбината «Азовсталь». Находили мы крупинки алмазов даже на мариупольских пляжах. Путем обогащения отдельных россыпей геологи нашей экспедиции уже нашли сотни кристаллов алмаза, которые не надо рассматривать в микроскоп… Первые 168 алмазов отправлены на экспертную оценку в Симферопольский институт минеральных ресурсов. Но премьер-министру Украины они попадут не скоро: предстоит провести описание каждого алмаза, радиоуглеродным методом определить их подлинность. Словом, есть множество своих тонкостей.

РЕКЛАМА

-- Крупинки алмазов на азовских пляжах? И как это объясняют геологи?

-- Очень просто. Это значит, что в степных коренных месторождениях Восточного Приазовья алмазы есть, на морской берег их приносит речная вода. Особенно интенсивно идет «миграция» алмазных россыпей во время бурного весеннего половодья. Поэтому нынешней весной наши геологи буквально на животе проползут по старым руслам рек, балкам и оврагам, чтобы наиболее точно определить алмазные следы. А коренные месторождения -- это кимберлитовые трубки.

РЕКЛАМА

«Алмазы в Приазовье есть, надо только их достать»

-- Можно популярно объяснить, что такое кимберлитовая трубка?

-- Это, пожалуй, самая сложная геологическая структура, образовавшаяся при формировании мантии земной коры. Представьте себе первобытный хаос формирования земного шара: земля еще кипела, дышала тысячами вулканов, происходили гигантские подвижки ее поверхности. И вот в этой каше из горных пород и лавы сварились кимберлитовые трубки (в них представлена практически вся периодическая система Менделеева). Давление в миллионы атмосфер и высочайшие температуры -- идеальные условия для превращения обычного графита или чистого углерода в сверхпрочные алмазные кристаллы.

РЕКЛАМА

-- Насколько мне известно, на юге Донбасса ваша экспедиция уже открыла кимберлитовые трубки?

-- Еще в 70-е годы первую трубку мы нашли в Старобешевском районе. Но, как говорится, первый блин вышел комом -- алмазов там не оказалось. Кстати, во всем мире сейчас открыто около двух тысяч трубок, из них алмазоносных только семьдесят. То есть кимберлитовая трубка не обязательно несет алмазы. У россиян на Архангельском месторождении первая была с алмазами, а остальные восемьдесят оказались пустыми. Сегодня наши геологи в районе Восточного Приазовья открыли более семидесяти кимберлитовых трубок, больше в Украине они нигде не встречаются. А в районе Бердянска мы застолбили самую крупную -- площадью более 50 гектаров. К слову, в советские времена за открытие алмазоносных месторождений давали Ленинскую премию.

-- Вы уверены, что в открытых украинскими геологами трубках есть алмазы?

-- Уверенность есть, и не только у нас. В прошлом году на базе нашей экспедиции проходило международное совещание геологов, специально посвященное алмазам украинского Приазовья. С результатами наших изысканий, анализом первых образцов обогащения и пока скромной добычей познакомились коллеги из России, Казахстана, других государств, а также из знаменитой фирмы «Де Бирс». Все они были единодушны: алмазы в Приазовье есть, надо только их достать.

Во всем мире уже знают, что при разумном риске вложения капиталов и увеличения объемов обогащения наших кимберлитовых трубок Украина по добыче алмазов может достичь одного уровня с ЮАР, Якутией, Австралией… Это престиж государства, его богатство, процветание и благополучие. Наконец, мы сможем решить проблему занятости горняков из закрывающихся угольных шахт Донбасса.

«Вам все карты в руки, -- говорил канадский бизнесмен, -- бери и разрабатывай алмазы»

-- Не так давно у нас гостили канадские геологи, узнавшие об украинских алмазах. По всему миру они ищут регионы более выгодного вложения капиталов. Получив разрешение в Киеве, я повез гостей на кимберлитовую трубку, которая выходит прямо на поверхность земли. Канадский геолог-бизнесмен сначала даже не поверил, что на имеющемся у нас оборудовании и при мизерном государственном финансировании мы сумели достичь таких результатов: «За вами стоит какая-то мощная финансово-промышленная группа! Этого не может быть!»

Сидим мы с ним на травке, беседуем. Он мне говорит: весь мир объездил -- был в Индии, Бразилии, Южной Африке, но нигде не встречал такого, чтобы легковой машиной можно было проехать на трубку. Это же не сибирская тундра с ее болотами или непроходимая сельва Южной Америки. У вас все готово, говорил мне канадец, рядом дороги, электрические линии, прекрасные геологи и горняки. Вам все карты в руки -- бери и разрабатывай алмазы.

После этого канадцы поехали в Киев и заявили в правительстве, что, поскольку уверены в стопроцентном результате, готовы на любых условиях вкладывать деньги в наши разведывательные работы. К сожалению, в Кабмине Украины канадским бизнесменам отказали. Мол, мы ребята крепкие и сами будем разрабатывать украинские алмазы.

-- А наши бизнесмены что-то предпринимают? Дело хоть и рискованное, но выгодное?

-- О чем вы говорите! Наши бизнесмены работают по схеме: купил -- продал -- наварил деньги -- купил золотую цепь или 600-й «Мерседес». Кстати, эти крутые братки уже наведывались к нашим буровикам прикупить алмазов. Да так и уехали ни с чем.

«Чтобы сделать Украину алмазодобывающей державой, нужна концентрация денежных средств и усилий»

-- Еще в прошлом году мне рассказывали, как ваши геологи до обеда моют алмазы, а после обеда выходят на трассу Донецк-Мариуполь, чтобы торговлей заработать себе на пропитание?

-- Это не совсем так, но близко к истине. В среднем зарплата за прошлый год составила 170 гривен в месяц. Поэтому лучшие специалисты уходят от нас торговать на рынок. Сейчас зарплату чуть подняли -- до 220 гривен. Для людей, работающих в полевых условиях при любой погоде, -- это, конечно, очень мало.

С развалом Союза наша служба пережила труднейшие времена. Мы, по сути, остались ничейными. На работу ходили, но зарплату не получали. И только благодаря Леониду Кучме, подписавшему указ «Про геолог›чну службу Укра ни», мы сумели продержаться как государственная служба. Правда, финансирование мизерное -- за прошлый год получили всего 16% средств, необходимых для существования. Но и в такой ситуации геологи Приазовья открыли уникальные на Украине месторождения иттрия, ванадия, вольфрама, железных руд, которых металлургам Донбасса хватит на ближайшие 200 лет. Я не говорю уже о промышленных месторождениях доломитов, малахитов, вермикулитов, мрамора, каолинах… И сейчас продолжаем разведку редкоземельных металлов, которые Украина покупает за рубежом по цене 200 тысяч долларов за тонну. Мы сами ходим по долларам и не можем взять их из-за своей бедности.

-- Следовательно, все упирается в финансирование геологических изысканий?

-- В нынешнем году конкретно для поисков алмазов нам (пока на бумаге) выделяют один миллион гривен. По сравнению с десятками миллионов долларов, которые за рубежом вкладывают в разработки кимберлитовых трубок, -- эта сумма более чем скромная. А тут еще началась структурная перестройка управленческого аппарата, наш Комитет по геологии передают под крышу Минэкобезопасности. Я ничего не имею против этого министерства -- там сидят умные, грамотные и толковые руководители, но они не геологи…

Чтобы выполнить свое обещание -- нынешней осенью положить на рабочий стол Виктора Ющенко первую пригоршню украинских алмазов, специалисты нашей экспедиции своими силами сконструировали и изготовили две уникальные обогатительные установки. Сейчас мы вывозим их в поле, прямо на трубки, и намерены за сезон обогатить пять тысяч тонн алмазоносной руды. Когда приехавшие к нам уральские геологи увидели наши обогатительные установки, просто ахнули от удивления и попросили изготовить для них три подобных агрегата. Но, повторяю еще раз, чтобы с первого раза попасть в самое яблочко -- сделать Украину алмазодобывающей державой, нужна концентрация денежных средств и усилий.

«Месторождения надо отдавать в частные руки, но находиться они должны под строжайшим контролем государства»

-- Мне впервые в жизни пришлось подержать в руках алмазы, как говорят, чистой воды.

-- Алмазов чистой воды в природе не бывает -- это заблуждение. В алмазах обязательно присутствуют ничтожные примеси серы, фосфора и других элементов. Поэтому и существуют белые, черные, желтые, красные алмазы -- практически всех цветов. Наши донбасские алмазы имеют нежно-сиреневый оттенок -- очень красивые. Подобные алмазы есть только в Казахстане.

-- Вы находите алмазные месторождения, пригодные для промышленной разработки и добычи. Что в таком случае ожидает Приазовье?

-- Даже страшно подумать: гарь, пыль, дым, огромные карьеры и отвалы. Временщики бросятся сюда зарабатывать себе копейку. Мы этого боимся -- все надо делать с умом. Экологические службы должны ревизовать и контролировать проекты на шахты и добычные разрезы с обязательной рекультивацией земель. В силу сложившихся обстоятельств государство сможет вести горные работы только через 15-20 лет. Надо отдавать месторождения в частные руки, но они должны находиться под строжайшим контролем государства и его природоохранных служб.

А вообще-то нам надо перенять опыт россиян. Там все разведанные геологами месторождения отдали в руки самих геологов: добывайте, продавайте и сами ведите разведочные работы. Государство при этом не дает ни копейки, а получает солидные налоги и другие отчисления. Великий французский писатель Антуан де Сент-Экзюпери очень справедливо когда-то заметил: «Ни в одной стране мира геология еще не принесла убытков».

17701

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів