ПОИСК
Події

«во многих местах на рубашке максима были следы от пуль, но ни одна из них его даже не поцарапала»

0:00 26 квітня 2000
Увидев это, мать решила, что в ее сына вселился дьявол

«… Я хочу рассказать о своем сыне. Тысячу раз писала это письмо, но, прочитав, всякий раз сжигала его. На какое-то время мне становилось легче, но больше я так не могу. Мне обязательно нужно с кем-то поделиться своим горем. До недавнего времени я вела дневник, в котором описывала все, что с ним происходило. Но когда листала страницы, мне становилось жутко… »

(Из письма в «ФАКТЫ»)

До пятнадцати лет Максим был обычным мальчиком

Семья Риго (все имена и фамилии по этическим соображениям изменены) считалась вполне благополучной. Валентина и Федор имели вполне стабильный заработок, их сыновья Максим и Игорь были всегда сыты и хорошо одеты. Оба неплохо учились. Что еще нужно для счастья? Но вскоре все изменилось…

Взрослея, Максим становился все более самостоятельным и в пятнадцать вместе со своей подружкой Таней занялся бизнесом. Ребята закупали товар и продавали его на пригородных рынках. Их дела на удивление пошли очень хорошо.

-- Именно тогда я почувствовала, что сын начал как-то изменяться, -- вспоминает Валентина Ивановна. -- Я говорила ему, что до добра эти деньги его не доведут, а он только смеялся и отвечал, что скоро купит нам с отцом новую квартиру. Я думала, что ему просто везло. Сын никогда не посвящал меня в свои дела. Работая в фирме, я кое-что понимаю в купле-продаже, но до сих пор удивляюсь, как ему удавалось выбрать именно тот товар, который реализовывался с максимальной выгодой в самое короткое время. За пару месяцев Максим с Таней заработали немалые деньги. Я знаю, что это фактически невозможно и потому сегодня склоняюсь к мысли, что там было не все чисто.

Эти два месяца для Максима и Тани стали настоящим триумфом. Одноклассники нередко с завистью поглядывали, как они подъезжали к школе на машине, а по вечерам отправлялись ужинать в ресторан. Машина была, конечно, не собственная, но, согласитесь, не у каждого старшеклассника в кармане есть лишняя гривня, чтобы заплатить хотя бы за проезд в общественном транспорте, не говоря уж о такси.

Дома с родителями мальчик был уже не так искренен, как раньше. На все вопросы матери, пытавшейся выяснить, чем он он занимается, отвечал уклончиво. Мало кто знал, что деньги Максим хранил на даче. Но однажды туда забрались воры. Родители об этом узнали неделю спустя…

«Его не берут пули!»

Максим вдруг исчез, и никто не знал, где его искать. Татьяна тоже не смогла сказать ничего определенного о том, куда же делся ее приятель и партнер по бизнесу. Но что-то случилось и с девушкой. Валентина Ивановна обратила внимание на ее странный отсутствующий взгляд. Единственную фразу, которую из нее удалось выжать: «Не волнуйтесь. С ним ничего не случится. Не заявляйте в милицию, он придет сам. Правда, совсем другим… »

Максим действительно пришел сам. В два часа ночи раздался звонок в дверь. Он молча стоял на пороге и смотрел куда-то мимо родителей. Одежда на парне была изорвана в клочья. Проигнорировав все вопросы, он прошел в свою комнату.

-- Мы решили не беспокоить его до утра, -- вспоминает Валентина Ивановна. -- Думали, зачем лезть ребенку в душу, отдохнет -- расскажет все сам. Но в таком состоянии он пробыл несколько дней. Не раздеваясь, молча лежал на постели. Лишь потом как будто о чем-то не очень существенном сказал, что его обокрали и денег больше нет.

Исчез и тот добрый мальчика Максима, каким запомнили его друзья и соседи. По словам матери, следующие пять лет прошли для них, как в страшном сне.

У Максима больше не было друзей, с Таней он порвал тоже, никому ничего не объясняя. Потом начал пить. Где он брал деньги на постоянные пьянки, мать затрудняется ответить. Ее волновало другое: всякий раз после выпивки Максим начинал нести какую-то чушь о темных силах, которые его, якобы, сначала выделили из всех, а потом предали. «Но ничего, я им еще покажу всем, -- кричал он. -- Еще не все от меня отвернулись, у меня есть защитники».

-- Я вспомнила его слова о «защитниках» после того, как с ним произошел один невероятный случай, -- говорит Валентина Ивановна.

Однажды, когда он с бывшими одноклассницами гулял по городу, к ним подъехала какая-то машина и парень, сидевший за рулем, предложил девчонкам прокатиться. Те посмотрели на Максима, который за время прогулки не проронил ни единого слова, и решили подразнить его, приняв приглашение незнакомца. Когда девушки садились в машину, Максим все так же молча стоял на тротуаре, и лишь когда легковушка тронулась с места, он изменился в лице, догнал не успевшую набрать скорость машину и схватился за дверцу. Проигнорировав вопрос незнакомца «Что тебе надо, парень?», он приказал одноклассницам выйти. «Ты что?» -- удивились они. «Он вас убьет», -- мрачно ответил Максим и пошел прочь.

Потом Максим рассказывал одной из своих одноклассниц Наташе, что он не сразу понял, как оказался на болоте за городом. Он услышал выстрелы. Из подъехавшей знакомой легковушки выскочили двое парней с обрезами. В такой ситуации не до шуток, и Максим побежал прямо по болоту.

-- Они бежали по берегу, -- рассказывает Наташа, -- и стреляли в него.

-- Когда сын в тот страшный вечер вернулся домой, я увидела на его рубашке дырки -- следы пуль, но ни одна из них даже не поцарапала Максима, -- вспоминает Валентина Ивановна.

Именно тогда она и решила для себя, что в ее сына вселился дьявол.

«Максим стал беспричинно жестоким»

«Он делал лишь то, что хотел. Для него не существовало ничего святого, земного, человеческого. Если ему в чем-то возражали, он готов был все грызть зубами на своем пути», -- пишет Валентина Ивановна в своем письме в редакцию. Потом, уже при встрече с корреспондентом, она вспомнила еще один случай, когда сына, начавшего буянить после очередной пьянки, удалось связать ремнями. Максим разгрыз кожаные ремни зубами, разбил стекло и выпрыгнул со второго этажа на асфальт. И… ни малейшей ссадины на теле!

«Вы все-равно ничего не сможете со мной сделать», -- не раз говорил он, и мать с ужасом убеждалась в том, что это действительно так.

После случая на болоте Максим полностью потерял чувство страха. Он, не задумываясь, лез в любую драку и приходил домой в изорванной одежде и в крови, но никогда ничего никому не рассказывал. Как раненый зверь, отлеживался дома и снова шел на улицу. Когда мать пыталась делать ему замечания, он молча брал лезвие и резал себе руки, а потом садился и так же молча обычной иглой и ниткой зашивал порезы.

До пятнадцати лет Максим был очень дружен со своим младшим братом и нередко защищал его на улице. А тут однажды он неожиданно подошел к нему и без всякой причины ударил кулаком по лицу. На вопрос «За что?» он только рассмеялся. С этого времени Максим избивал младшего брата чуть ли не каждый день. «Самое страшное, -- вспоминает мать, -- что при этом на его лице не отражалось никаких эмоций!»

Максим создал свою философию. «О чем с вами можно говорить, когда вам нужны только деньги и работа? -- говорил он родителям. -- Зачем выращивать картошку, когда ее можно купить? Зачем платить за квартиру? Это делают только дураки. Если сломается кран, то для этого есть сантехник».

-- Валентина Ивановна, понятно, что вы, несмотря ни на что, продолжаете любить своего сына…

-- Конечно. Я всегда только добра ему хотела. Но в последние годы, когда мы с мужем уходили на работу, он еще спал, а когда приходили, то он был неизвестно где. Сколько раз я слышала ночью, как поднимается лифт. Когда он останавливался на нашем этаже, я была счастлива -- наконец-то пришел. Я открывала Максиму дверь и тут же спокойно засыпала.

-- Может быть, Максима надо было показать врачам?

-- Я водила его к психиатру. Когда мне ответили после обследования: «Что вы хотите, у вас здоровый нормальный перень», -- он сказал мне: «Ты видишь, я нормальный. Может быть, это тебя надо показать психиатру?»

Кто-то подсказал Валентине Ивановне, чтобы она обратилась к бабке-ворожке. Старуха только глянула на фотографию и сразу заявила, что на Максиме лежит какая-то черная печать. «Я многое могу разгадать, но здесь я бессильна», -- с сожалением сказала она.

-- Как ни странно, но у моего сына была девушка, -- рассказывает Валентина Ивановна. -- Ольга действительно очень хороший человек. При всей моей любви к Максиму я не могу понять, что она в нем нашла. Сколько ей пришлось намучиться с ним. Она твердо решила, что изменит его. Только с Ольгой Максим еще хоть как-то нормально разговаривает. Иногда у него бывают просветления и тогда он говорит, что сам не ведает, что творит, и хотел бы измениться, но не знает, как это делать. А потом все повторяется снова.

-- Валентина Ивановна, почему вы написали в «ФАКТЫ»?

-- Вы поговорили со мной, выслушали, и мне стало легче. Не знаю, надолго ли. Я никак не могу понять, где я упустила Максима. Мы ни в чем ему не отказывали. Неужели его так испортили легкие деньги в пятнадцать лет?

История закончилась (если закончилась) достаточно прозаично. Много раз милицейский патруль подбирал пьяного Максима на улице и привозил домой, чтобы не замерз. Как правило, этим все и ограничивалось. Но совсем недавно Максим украл у женщины кошелек, в котором и было-то всего четыре гривни. «Зачем?» -- спросили его. «Просто так», -- ответил Максим. Возможно, ему было скучно.

Сейчас по этому факту ведется следствие. Следователь сообщил, что, скорее всего, парню вспомнят и его прежние прегрешения, а потому обычными в таких случаях мерами Максиму не отделаться. «Буду ждать, -- твердо говорит мать. -- Когда он вернется, мы еще раз попытаемся спасти его. И Ольга, его девушка, обещала ждать».

347

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.