Культура

Режиссер владимир попков: «в пустующем цехе завода «большевик» кравчука убьют третьим»

0:00 1 августа 2000   634
Валентина СЕРИКОВА специально для «ФАКТОВ»

На Киностудии им. А. Довженко начались съемки детективного сериала «Оборотень»

Этим летом на Киностудии имени Довженко после нескольких лет затишья ожидается просто неслыханное оживление. На ее базе запускается сразу несколько проектов. Преимущественно совместных с Россией в лице тамошних воротил теле-и кинобизнеса компаний -- «НТВ-профит» и «Киномост». С их стороны -- деньги, с нашей -- творческие силы. Недавно начались съемки детективного телесериала «Оборотень». Роман Балаян на этот раз выступил в роли исполнительного продюсера фильма. Ну, а держать зрителя под гипнозом на протяжении десяти серий будет режиссер Владимир Попков, заслуженно считающийся профессионалом экстра-класса. За тридцать лет работы в кино Владимир Михайлович снял десятки картин, работая не только с признанными звездами первой величины, но и открывая новые имена, запомнившиеся именно по его фильмам.

«Наш зритель объелся зарубежным «мылом»

Ожидается, что и лихо закрученный сюжет «Оборотня» привлечет наше внимание к экрану. Во всяком случае, один из зрителей уже сейчас жутко заинтригован. Как-то утром режиссер, собираясь обсудить детали со сценаристом, набрал номер и сходу заявил: «Вот мы собираемся грохнуть вторую жертву из пистолета в ресторане. Слишком интеллигентно. Может, лучше его топориком по голове в темной подворотне кончим?» «Вы, наверное, ошиблись адресом… » -- похолодели от ужаса с той стороны. Этот символический эпизод внушает надежду, что в конечном итоге авторы фильма попадут по адресу.

-- Владимир Михайлович, как к вам попал сценарий «Оборотня»?

-- Я всегда испытывал тягу к жанровому кино, не канонической драме, а к комедии, боевику, детективу. Давно обращал внимание на киевского сценариста Олега Приходько, он много лет работает на Киностудии имени Довженко после ВГИКа. Когда настали трудные времена для кино в Украине, он стал писать детективные романы и весьма успешно издавать их в Москве в серии «Черная кошка». Приходько подготовил сценарий по своему роману «Оборотень», потом исполнительный продюсер нашей картины Роман Балаян встретился с руководством «Киномоста». И там нам предложили сделать телефильм из десяти серий.

-- Почему вы обратились именно на НТВ?

-- Это связано с финансированием. Компания НТВ первая заметила, что зритель, объевшийся зарубежным «мылом», по данным рейтинга, лучше смотрит отечественные сериалы. За полтора месяца мы должны были утвердить и отобрать огромное количество артистов, мест для натурных и интерьерных съемок: у нас действие происходит и в милиции, и в прокуратуре, на квартирах, в ресторанах, дискотеках.

-- Сколько в вашем фильме намечено жертв?

-- Семь. Но убийца у нас -- благородный мститель, поэтому вызывает симпатии авторов. Главных героев двое: пожилой следователь, приверженец буквы закона, и молодой оперативник, его будет играть Алексей Горбунов. Он как раз считает, что со злом надо бороться любой ценой. Съемочный период у нас до конца октября, а к новому году мы должны сдать фильм.

-- Выходит, у соскучившейся по съемкам в кино киевской актерской братии есть шанс сыграть в вашем сериале?

-- На отдельные роли мы пригласили москвичей, но в основном снимать будем наших. Уже пробовали многих актеров из Молодого театра, Театра драмы и комедии, даже в Театральном институте искали оригинальные, «нетрамвайные» лица. Официально у нас 12-часовой рабочий день и один выходной. Одним словом, надо будет как-то доносить свое бренное тело, чтобы оно упало в койку, а в шесть утра подъем -- и снова вперед.

-- Да по нынешним временам это ж счастье: выйти на площадку, крикнуть «Мотор!»

-- Обычно за смену так горло сорвешь, что к вечеру охота крикнуть совсем другое. На самом деле процесс создания фильма весьма далек от того, как его себе представляют непосвященные. Горение, творение, общение с артистами, дружно создающих большое искусство… В обстановке конвейерного производства все выглядит несколько иначе.

-- Прямо роман «Утраченные иллюзии». Надо как-то повышать жизненный тонус -- приятным обществом, хорошей музыкой. У вас, кстати, какая музыка будет: оригинальная или «из подбора»?

«Если бы телевидение платило мне за показ моих фильмов, лег бы на диван и ничего не делал»

-- В фильме есть персонаж по фамилии Аркадий Черепанов, популярный исполнитель, который становится одной из жертв. Он как раз будет петь свои собственные песни. На эту роль я специально искал человека музыкального. И мне показалось, что из наших представителей шоу-бизнеса Андрей Кравчук наиболее ей соответствует и по типажу, и по возрасту. Он киногеничен, мне нравится его пластичность, то, как он оформляет свои песни. Предполагается, что для нашей картины Андрей и его автор Константин Гнатенко напишут песню, которая станет саундтреком, лейтмотивной темой. В тексте этой песни должна быть строка, которую убийца пишет на фотографии известной кинодивы и отправляет своим жертвам. Звучит она так: «Мы скоро встретимся с тобой». Эти открытки -- своего рода черная метка. Героя Андрея Кравчука убьют третьим в ночном клубе «Промзона», который расположен в пустующих цехах завода «Большевик».

-- Ну, а преступника вашего поймают, или он уходит?

-- Посмотрим. Все, кто читал эту историю, говорят, что его нельзя ни в коем случае ни убивать, ни сажать. Ожидается, что народ его одобрит.

-- Пока вы снимаете новый фильм, телевидение активно крутит ваши прежние картины. Недавно снова показывали «Сердца трех», «Груз без маркировки», «Год теленка».

-- Да я сейчас вообще один из самых показываемых режиссеров, сам поражаюсь этому феномену. И украинские, и российские каналы с маниакальной последовательностью повторяют «Карусель» с Нееловой и Будрайтисом, «Год теленка» с Муравьевой, Дуровым, Гафтом и Меньшовым, «Грешник» с Ахеджаковой и Филозовым, «Графиню де Монсоро», другие ленты. Может, это связано с тем, что наша студия в свое время продала все картины собственного производства на телевидение. Мы уже давно боремся, чтобы телеканалы какие-то проценты за показы отчисляли режиссеру, композитору, автору сценария, как положено по международному праву. Если бы мне толику мизерную перечисляли за каждый показ, клянусь: лег бы на диван и в мыслях не имел бы снимать кино.

-- Вот тебе раз! Неужели съемки тех времен так отличаются от нынешних?

-- С одной стороны, тогда тоже существовали смета и сроки, но их, надо признать, частенько нарушали. Герман свою совершенно фантастическую картину «Хрусталев, машину!» восемь лет снимал. А я, кстати, всегда гордился тем, что у меня все было в срок, в смету и на высоком идейно-художественном уровне. Я уважительно относился к тем громадным средствам, которые государство выделяло на наши экзерсисы.

«Я актрис только снимал»

-- И какие это были суммы?

-- Односерийный прокатный фильм стоил примерно 400 тысяч рублей. Помните, что это были за деньги?

-- Сорок автомобилей «Волга»? Солидно. В общем, слушая вас, делаю заключение, что режиссер по тем временам был очень обеспеченным человеком. А сколько стоило пригласить такую звезду, как Неелова?

-- Ставки были приличные. Допустим, мы говорим: «Марина Мстиславовна, вот за сколько-то съемочных дней даем две тысячи рублей». Она отвечает: «Ну, за четыре буду сниматься». Тогда директор картины как-то выкраивал внутри своих смет. Или спрашивали у Госкино: «Просим в порядке исключения поднять ставку». Как правило, нам не отказывали.

-- На этом ваши интересные предложения актрисам исчерпывались или, может, вы и другие делали?

-- Я актрис только снимал. Есть режиссеры, которые даже теоретически обосновывают свои претензии интимного плана. Мол, чтобы добиться от актрисы особого контакта и понимания, всего, чего он хочет в кадре, между ними должна быть близость. И тогда она его понимает дальше некуда, только так можно достичь высокого художественного результата. Мне жаловались многие актрисы, что вот, дескать, имярек увел меня в комнату и сказал: «Будешь спать со мной -- буду снимать». Сплошь и рядом такие разговоры ходили. Многие специально их создавали, чтобы набить себе цену: я отказалась у него сниматься, потому что он посягал… Ну, бывало, они сами искренне увлекались, это же сплошь интересные люди во всех отношениях…

-- Кто -- актрисы?

-- И режиссеры тоже. Романы весьма часто случались и между партнерами.

-- А как Неелова на Будрайтиса реагировала, когда вы их в паре снимали?

-- Между ними ничего такого не происходило, они были старыми приятелями. Будрайтис вообще жуткий семьянин, жену и детей просто обожает, фотографию их достанет и умиляется: «Пузырьки мои». В этом смысле разве что Жигунов с Шевельковым на «Сердцах трех» отличались, хотя тоже уже были пресыщены. Шевельков на съемки с невестой ездил, Жигунов побойчее был, пытался охмурять девушек, и небезуспешно. Честно признаться, в Неелову я и сам был как бы влюблен без дураков, она мне как женщина чрезвычайно нравилась. Марина, наверное, не раз сталкивалась с ситуацией, когда режиссеры начинали намекать и домогаться, потому что они народ часто не очень церемонный, разной степени распущенности…

-- Потому что ощущают себя вершителями судеб: назначу -- не назначу.

-- Ну, дело не только в этом, они часто вообще свободных взглядов. И я тогда все время ловил себя на том, что Марина строга и холодна со мной. Начнешь ей что-то рассказывать, она сразу: «Я поняла», и как-то сторонится. Да она вообще человек не особенно коммуникабельный. А роман с Каспаровым у нее начался сразу после нашей картины. Когда я через какое-то время оказался в театре «Современник», она вышла ну такая роскошная, такая сияющая, потрясающе одета, глаза горят. Это сразу бросалось в глаза, потому что так она в жизни довольно тускло выглядит. А тут просто другой человек. Я ей говорю: «Марина Мстиславовна, по-моему, случилось самое страшное -- вы влюбились». И она счастливо утверждает: «Да, это правда». Мое истерзанное сердце страдало непереносимо, но я хорошо владел собой. С Каспаровым связано самое счастливое обстоятельство ее жизни. Доктора утверждали, что она не может иметь детей, хотя ей очень хотелось ребенка. И вот от Гарика, несмотря на пророчества лекарей, она родила девочку. Позже Неелова сказала, что я единственный режиссер, с кем она не успела поссориться. А меня предупреждали, что она такая стерва -- с ума сойти, но мы поладили, когда она почувствовала, что я к ней действительно просто по-человечески очень хорошо отношусь.

-- Интересно вы жили, Владимир Михайлович!

-- Да вообще кино -- это веселый процесс. Прежде существовала какая-то роскошная послесъемочная жизнь, все были молоды, одержимы, народ собирался, что-то затевал. Я сам по себе интроверт и поэтому всегда предпочитал сесть с кем-то тет-а-тет водочки выпить, поговорить. А сейчас для меня съемки -- прежде всего работа.


«Facty i kommentarii «. 01-Август-2000. Культура.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Никак не могу определиться с планами на вечер. Поэтому в магазине купила презервативы, книгу и... шпатель.