БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Пожалев поздним вечером на улице плачущую полураздетую четырнадцатилетнюю девочку, мужчина стал жертвой ее оговора в изнасиловании

0:00 12 декабря 2000

«Это он», -- уверенно указала 14-летняя Оля на Павла, сидящего напротив нее в кабинете следователя. «Извините, но я не понимаю, о чем идет речь?» -- удивился мужчина. «Вас подозревают в изнасиловании несовершеннолетней», -- услышал Павел и едва не потерял дара речи. -- «Но это же абсурд! Эту девочку я видел всего один раз вчера вечером. Я привел ее в свою квартиру, так как она плакала и не могла сказать, где живет. Не оставлять же ее на улице в таком состоянии! Я думал, что она придет в себя и мы сможем позвонить ее родственникам. Жена дала ей одежду, а девочка наутро исчезла». «Разберемся», -- неопределенно ответил следователь. А жизнь Павла на ближайшие два месяца превратилась в ад.

На девочке почти не было одежды, и она не могла внятно объяснить, что с ней произошло

Поздно вечером Павел, собираясь в командировку, обнаружил, что у него кончились сигареты, и вышел на улицу. Жене сказал, что придет минут через десять, но вернулся несколько позже, и не один.

-- Я уже собирался идти домой, -- вспоминает Павел. -- Купил сигареты, покурил -- и тут услышал, что кто-то плачет. Было темно, и я не сразу сориентировался, откуда раздавался плач. Пошел наугад во двор магазина и увидел там девочку лет четырнадцати. На ней почти не было одежды, и она не могла внятно объяснить, что же произошло. Только сказала, что зовут ее Оля. Я не знал, как мне поступить. Сначала кинулся ее успокаивать, а потом попытался выяснить, где она живет. Но девочка сказала, что ей сейчас нельзя идти домой.

И тогда Павел принял, как ему показалось в тот момент, единственно правильное решение. Он набросил на плечи девочки свою куртку и повел ее в свою квартиру. Что делать с ребенком дальше, он надеялся решить вместе с женой.

Увидев Олю, жена Павла, Зинаида, сразу же поняла, что приключилось с девочкой. Напоив ее чаем, она решила поговорить с мужем наедине. «Скорее всего ребенка изнасиловали, -- сказала она. -- Ее нежелательно оставлять у нас в квартире. Надо вызвать милицию, и пусть они сами разбираются». «Погоди, дадим ей возможность прийти в себя, -- возразил Павел. -- А вдруг она не захочет, чтобы мы обращались в милицию? Когда успокоится, назовет телефон кого-то из родных, мы позвоним, и пусть за ней приезжают».

Зинаида умыла Олю, дала ей кое-что из своей одежды и предложила девочке остаться у них до утра.

-- Я должен был рано вставать, чтобы ехать в командировку, и поэтому, честно говоря, лишние хлопоты мне были не нужны, -- рассказывает Павел. -- Я велел жене, как только Оля проснется, отправить ее домой. Но, пока мы спали, она ушла сама. Мы живем на первом этаже, и она вылезла через форточку. Первой моей мыслью было, что она ушла с деньгами или с украшениями жены. Но в доме ничего не пропало.

«При моем появлении во дворе родители демонстративно забирали своих детей с детской площадки»

… Павла задержали на железнодорожном вокзале. Он так ничего и не понял, пока в кабинете следователя ему не сказали, что он… обвиняется в изнасиловании несовершеннолетней девочки. Оля упорно указывала на него и твердила, что именно он поздним вечером во дворе магазина воспользовался тем, что она не могла ему оказать сопротивления.

«Мы уже поговорили с вашей женой, и она сказала, что вы находились на улице достаточно долго и вполне могли за это время совершить преступление», -- сказал следователь, но все же отпустил Павла на подписку о невыезде. Поговорить в тот момент с Олей ему не удалось, так как ее тут же усадили в машину ее родители и увезли.

-- Дома меня тоже ждали большие неприятности. Прямо с порога жена заявила, что не желает меня больше знать, потому что я… извращенец и насильник. Командировка моя не состоялась, и пришлось объяснять начальству причину моего задержания милицией. На работе как-будто поверили в мою невиновность, но пообещали, что если факт преступления все-таки подтвердится, то меня уволят задним числом без выходного пособия.

Слухи о том, что Павел изнасиловал 14-летнюю девочку, распространялись с большой скоростью. За своей спиной он теперь постоянно слышал презрительный шепот соседей. При его появлении во дворе родители демонстративно забирали своих детей с детской площадки. Единственным спасением Павла оставалась работа, и он начал приходить домой как можно позже, так как они с женой уже больше месяца не разговаривали и жили в разных комнатах.

Выяснить отношения с Олей ему так и не удалось. Все попытки Павла узнать адрес или телефон девочки заканчивались неудачей.

-- Я был уже на грани отчаяния, -- рассказывает Павел. -- Конечно, экспертиза должна была доказать мою невиновность, но я опасался, что у настоящего насильника может оказаться такая же, как у меня, группа крови и тогда никто не будет дальше разбираться. А я знал, что если меня посадят, то вряд ли я выживу на зоне. Я был для всех преступником, хотя моя вина еще не была доказана.

Все началось со школьной анкеты…

Неприятности Павла прекратились так же неожиданно, как и начались. Поскольку ему ни разу не позвонили из районной прокуратуры, он решил сам туда позвонить.

-- Неопределенность не давала мне покоя, -- вспоминает Павел. -- И тогда я решил, что имею полное право поинтересоваться, как продвигается следствие.

Каково же было его удивление, когда следователь сообщил ему: «Вы можете не волноваться. Настоящие преступники уже установлены, и нам остается только задержать их».

-- Я держал телефонную трубку возле уха -- и не знал, радоваться мне или плакать, -- говорит Павел. -- Ведь столько всего пришлось пережить!

Следствие по этому делу еще не закончено, и мы пока не можем назвать ни района, в котором произошла эта история, ни реальных имен. Тем более, что далее речь пойдет о несовершеннолетних -- настоящими насильниками оказались… трое одноклассников Оли.

А началось все со школьных анкет, которые так любят заполнять дети. Как правило, анкеты -- это обычные ученические тетрадки, в которых одноклассникам или просто школьным приятелям задаются вопросы, на разные темы. Обычно спрашивают о любимых музыкальных группах, артистах, блюдах, и т. д. Дети постарше непременно задают вопросы о любви. Тетрадка пускается по классу, и в заполнении анкеты принимают участие все желающие.

На вопрос в анкете своей подружки: «Кого ты любишь?» -- Оля, то ли в шутку, то ли всерьез назвала сразу три имени: Яша, Дима и Женя. Мальчики действительно учились в ее классе, и один из них воспринял Олин ответ как признание. С этого времени Женя буквально забросал свою одноклассницу записками о том, что им необходимо встретиться «в неформальной обстановке». Девочка постоянно отшучивалась, но ее одноклассник был настойчив.

Подросток преследовал Олю повсюду, караулил возле подъезда. Это продолжалось до тех пор, пока девочка не сказала, что в анкете имела в виду совсем другого Женю. И тогда он, затаив обиду, решил отомстить своей однокласснице.

Однажды, встретив Диму и Яшу, он рассказал им об анкете (мальчишки не читали ее раньше) и о том, как себя повела Оля после всего этого. Первый из мальчишек тут же согласился мстить вместе с Женькой, а Яша отказался. Вместо него взяли мальчика из параллельного класса.

Трое ребят, подкараулив Олю вечером после школы (девочка училась во вторую смену), предложили ей прогуляться. Она согласилась. За разговорами и шутками не заметила, как пролетело время, и на улице стало совсем темно. Подростки оказались в безлюдном дворе магазина. «Теперь мы тебе покажем, как и кого надо любить», -- сказал Женька.

Вероятность того, что появится другой кандидат в «насильники», была ничтожной

Мальчишки издевались над Олей около часа. А когда все закончилось, первым опомнился Женька. «Ты знаешь, что мой отец работает в органах, -- сказал он Оле. -- Мне все равно ничего не будет. Но не вздумай никому рассказывать о том, что здесь произошло». «А что же я скажу маме, когда приду домой в таком виде?» -- сквозь слезы спросила девочка, показывая свою разорванную одежду. «Ты же отличница -- придумай что-нибудь. Найди какого-нибудь мужика и свали все на него», -- ответил Женька, и подростки со смехом удалились… На свою беду этим «каким-нибудь мужиком» оказался Павел.

Оговорить именно его Оля решила сразу: было уже поздно и вероятность, того, что в ближайшее время подвернется еще какой-нибудь кандидат в «насильники», была ничтожной. Оставалось лишь узнать как можно больше о Павле и, самое главное, его адрес.

Рано утром, перед тем, как покинуть квартиру Павла, Оля заглянула к нему в спальню, чтобы постараться на всякий случай (если возникнут такие вопросы во время следствия) запомнить какие-нибудь особенности его тела.

Мама девочки вызвала милицию уже в шесть утра. А Оля, как ни в чем не бывало, после первой очной ставки с Павлом отправилась в школу. Там она первая подошла к Жене и сказала, что все будет в порядке. «Я знал, что ты сама все придумаешь», -- удовлетворенно ответил тот.

Кто знает, чем бы это закончилось, если бы в один из дней почувствовавший свою безнаказанность Женя не решил повторить с Олей то, что уже сделал однажды. После его требований встретиться с ним вечером возле того же злополучного магазина девочка решила признаться во всем матери.

-- Соседи сейчас извиняются передо мной за то, что подумали обо мне плохо, -- говорит Павел. -- Помирился я и с женой. Но осадок от того, что происходило вокруг меня последние два месяца, наверное, останется у меня в душе надолго. Не дай Бог кому-нибудь попасть в подобную переделку!

3392

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров