ПОИСК
Життєві історії

«Осматривающие малышку медики были шокированы. У медсестры от ужаса даже выпали из рук инструменты»

0:00 11 лютого 2010
Інф. «ФАКТІВ»
Приемные родители шестилетней девочки, взятой из образцово-показательного детдома в Харькове, заявили, что там ребенок неоднократно подвергался насилию. На днях правоохранители обнародовали заключение экспертизы, подтверждающее слова усыновителей

Еще в начале декабря прошлого года чиновники Харьковского горисполкома поздравляли Дениса Котенко с созданием приемной семьи и даже предлагали внести в список претендентов на получение премии за активную жизненную позицию. Однако уже через месяц в городе разгорелся скандал, связанный с громким заявлением приемных родителей о том, что шестилетняя девочка была изнасилована. Причем семья утверждала, что преступление было совершено, когда ребенок еще находился в детском доме, а руководство детдома все обвинения категорически отрицало.

«Нас с женой все время пытались отговорить забирать именно этих детей»

Шестилетняя Валя и ее одиннадцатилетний брат Степан уже месяц живут в новой семье. Дети очень быстро подружились со своими новыми братиками — трехлетним Марком и семилетним Даниилом. А Дениса Котенко и его жену Диану сразу же начали называть «папочкой» и «мамочкой». В детский дом малыши попали несколько лет назад, когда за «систематическое невыполнение родительских обязанностей» суд лишил их мать-пьяницу права воспитывать собственных детей.

Казалось бы, жизнь у брата и сестры, настрадавшихся с самого рождения, должна была наладиться после того, как их определили в один из лучших детских домов Харьковской области. Образцово-показательным это учреждение стало несколько лет назад, тогда же получив статус «лучшего детского дома страны». Сюда привозят многочисленные правительственные делегации, по всевозможным праздникам дети получают подарки, накануне 2008 года мэр города вручил директору детдома грамоту Кабмина, а в 2009-м — солидную денежную премию.

 — Однако именно в этом детском доме к нам сразу же почему-то установилось предвзятое отношение, — вспоминает приемный отец Валентины и Степана Денис Котенко.  — Рассматривая картотеку воспитанников, мы обратили внимание на Валю. Девочка настолько нам понравилась, что мы решили забрать ее из детдома вместе со старшим братиком — чтобы не разлучать детей. Но руководство учреждения не спешило идти нам навстречу. Буквально перед нами сестру и брата хотела усыновить пара итальянцев. Мы узнали, что отношение к иностранцам было абсолютно другое: Валю и Степана даже отпускали вместе с посторонними людьми в город. Нам же видеться с детьми разрешали только на территории детского дома и только под присмотром воспитателей.

Сами ребята буквально с первой встречи очень хорошо пошли с нами на контакт, подружились с нашими сыновьями. Но воспитателям это было не по душе. Нас с женой все время пытались отговорить забирать именно этих детей. Причем делали упор на Степане: мол, он необщительный и агрессивный, с плохим характером и тяжелой наследственностью.

 — А что говорили о девочке?

 — На ней как-то внимания не акцентировали. Валя показалась нам очень спокойной, она часто улыбалась, общалась и со мной, и с Дианой, и с детьми. Мы уже давно готовили наших сыновей к тому, что возьмем жить к себе деток из детского дома. Очень трогательно было наблюдать, как мальчики ждали встреч, готовили подарки. Наши дети, особенно старший сын, ездили с нами почти на каждую встречу.

Наступил день, когда нам все-таки отдали брата с сестрой. Причем, когда мы их забирали, процедура оформления прошла быстро и скомканно. Так что только дома мы заметили, что нам вручили медицинские заключения о здоровье других детей — не совпадали ни фамилии, ни возраст. При этом во всех графах стоял диагноз «здоров». Когда я сообщил об ошибке, то руководство детдома через несколько дней отдало нам медицинские карты наших детей, в которых тоже в каждой графе было написано «здоров».

Несмотря на такую запись, Степана мы забрали со страшным кашлем. В первый же день нам пришлось вызвать участкового врача, потом мы возили ребенка к фтизиатру, так как оказалось, что у него была положительная проба Манту. В общем, мы очень активно занимались мальчиком и поэтому не сразу обратили внимание на несколько необычное поведение Вали.

 — В чем оно выражалось?

 — Мы заметили, что девочка, когда сидит на стульчике, ерзает по нему и сжимает ножки. Спрашиваешь у нее: «Хочешь в туалет?» Отвечает, что нет, и продолжает ерзать. А потом жена обратила внимание, что на трусиках у Вали какие-то странные выделения. Вы же понимаете, — немного смущенно уточнил мой собеседник, — до этого мы воспитывали мальчиков и, честно говоря, не совсем точно себе представляли, как это все бывает у девочек. Тревогу мы забили, когда приехала теща, посмотрела на девочку и сказала: «Срочно везите ее к врачу». И мы поехали в клинику «Охматдет». После осмотра специалистов нам всем стало страшно.

Осматривающие Валю медики сами были настолько шокированы увиденным, что у медсестры от ужаса даже выпали из рук инструменты. Детские гинекологи дали предварительное заключение, что ребенка неоднократно, и к тому же в извращенной форме, насиловали. Причем врачи установили, что издевались над девочкой не менее полугода назад, когда ей было пять лет.

В тот же день я обратился в милицию с заявлением. И столкнулся с таким отпором и противодействием со стороны руководства детского дома и городских чиновников, что вынужден был дать разрешение своему адвокату на размещение этой информации на одном из интернет-сайтов.

 — Но ведь таким образом была нарушена тайна усыновления, были указаны фамилии детей, даты их рождения…

 — Вы знаете, в тот момент это было необходимо. Я четко понимал, с чем мне придется столкнуться, обнародовав столь вопиющие факты. Но решил во что бы то ни стало бороться до конца. Ведь, обращаясь с просьбой об усыновлении, я не пользовался, как говорится, своим служебным положением, не тыкал «корочками». (Денис Котенко — председатель регионального отделения Национальной комиссии по вопросам морали в Харьковской, Сумской и Полтавской областях.  — Авт. ) Уже после всего случившегося меня обвинили в том, что я таким образом пиарюсь и делаю карьеру. Так вот, я готов, если для кого-то это будет принципиальным вопросом, уйти со своей должности ради расследования. Мне странно слышать различные заявления о провокации или политическом заказе. И становится страшно от того, что, оказывается, маленькие беспомощные дети абсолютно беззащитны перед произволом взрослых, которые, вместо того, чтобы найти педофила, всеми силами пытаются замять скандал.

«Наши дети находятся под присмотром день и ночь. Зимой и летом, осенью и весной»

- Руководство детдома обвиняет нас в том, — продолжает свой рассказ Денис Котенко, — что мы, забрав от них «здоровую» девочку, только через три недели забили тревогу. Да, это так. Но, поймите, сначала мы даже не могли себе представить, что в лучшем детдоме страны кто-то способен изнасиловать пятилетнего ребенка. Разве нормальному человеку такое придет в голову? Кроме того, первые дни мы активно занимались здоровьем мальчика, у которого был бронхит с сильным кашлем (сначала нам озвучили подозрение на туберкулез!). Девочка же при этом вполне нормально себя вела, в поведении у нее не было каких-то серьезных отклонений, указывающих на психологическую травму. Ребенок активно играл, рисовал яркими карандашами цветные картинки. Поверьте, если бы не физиологические моменты, мы бы и в страшном сне представить себе такого не могли. Мое твердое убеждение: в детдоме знали, что с девочкой не все в порядке. И, вместо того, чтобы найти, кто издевался над малышкой, всеми силами пытались замять скандал. Если бы, например, детей усыновили иностранцы, все бы просто тихо сошло кому-то с рук. Пока же мы считаем своей победой то, что милицией возбуждено уголовное дело и начато следствие.

В детском доме все обвинения Дениса Котенко отвергают, упорно продолжая называть его слова клеветой. Директор детского дома Людмила Могильная вначале общаться с журналистами категорически отказывалась. Однако после того, как начальник харьковской милиции Анатолий Слипченко на пресс-конференции подтвердил факт изнасилования несовершеннолетней и заявил о возбуждении уголовного дела, руководство детдома в тот же вечер вышло к журналистам. Впрочем, прессе пришлось довольствоваться лишь рассказом директора о том, как хорошо живется их воспитанникам. «Наши дети, — уверяла представителей СМИ Людмила Могильная, — находятся под присмотром день и ночь. Зимой и летом. Осенью и весной. Они не ходят по городу, не просят милостыню. Они идут в школу, а потом сразу же возвращаются назад, как в свой собственный дом». А начальник городского управления образования Ольга Деменко со всей ответственностью сделала заявление о том, что «подобного случая в детском доме «Семья» произойти не могло».

При этом мэрия пообещала провести собственное расследование. Всех воспитанниц детского дома осмотрели медики. Как подчеркнул начальник управления здравоохранения Харьковского городского совета Юрий Сороколат, «медицинские обследования не обнаружили никаких насильственных действий относительно воспитанников детского дома «Семья».

«После освобождения педофилы чаще всего устраиваются работать туда, где есть возможность контакта с большим количеством детей»

Тем временем милицией возбуждено уголовное дело по статье «Изнасилование несовершеннолетних». Даже для повидавших многое на своем веку правоохранителей расследование подобных дел всегда связано с моральными проблемами. «Честно говоря, — прокомментировал начальник Харьковской областной милиции Анатолий Слипченко, — после знакомства с материалами дела становится некомфортно от того, что такое происходит в нашем городе. Учитывая, что в данном случае страдают беззащитные дети, мы пытаемся провести самое полное расследование и определить степень ответственности тех, кто должен не допускать подобного. Мы предполагаем, что этот случай может быть не единичным, может быть, здесь будет выявлена преступная группа, но более подробная информация станет доступной только после завершения следствия».

На сегодняшний день правоохранители почти не сомневаются, что изнасилование ребенка произошло именно в детском доме. Недавно заместитель губернатора Харьковской области по правовым вопросам Сергей Стороженко обнародовал информацию о том, что «по заключению экспертизы повреждения нанесены примерно за полтора-два месяца до освидетельствования экспертами ребенка, то есть именно тогда, когда дитя находилось в том доме, где мы и подозреваем, что произошло несчастье. У меня задача одна: я хочу обеспечить полное, объективное и всестороннее расследование».

Стороженко отмечает: никто не обвиняет работников учреждения в том, что они являются педофилами. Но следствие должно выявить, не произошло ли это ужасное преступление во время пребывания девочки в детдоме, а главное — установить личность преступника.

Последний громкий скандал с изнасилованием в детском доме в Харькове произошел в 2004 году. Тогда за принуждение к сексу несовершеннолетних мальчиков на семь лет был осужден директор частного приюта для подростков «Наш дом» Валерий Иванов. Известно, что он в свое время отсидел срок за педофилию в России, а потом, перебравшись в Украину, открыл в Харькове частный приют. Известно и то, что педофилия (психическое расстройство, для которого характерно влечение к детям, мальчикам или девочкам, до возраста полового созревания) имеет практически стопроцентные случаи рецидивов. Опытные правоохранители знают, что после освобождения педофилы чаще всего устраиваются работать туда, где есть возможность контакта с большим количеством детей: воспитателями в детские дома, санитарами в детские больницы. И чаще всего, как ни странно, работают на совесть. На Западе педофилам после освобождения из тюрьмы надевают специальный браслет или вживляют чип, отслеживая каждое их перемещение по стране. При этом во многих государствах в отношении таких людей применяется химическая кастрация, а в некоторых штатах США педофилов кастрируют даже принудительно. В нашей же стране такой практики нет, как нет и в довольно лояльном к педофилам Уголовном кодексе действенных механизмов борьбы. Может быть, поэтому в Украине, как, впрочем, и в России, случаи посягательства на сексуальную неприкосновенность детей фиксируются милицейскими сводками почти каждый день.

P. S. Буквально на днях адвокат семьи Котенко Анатолий Тарасенко обратился с письмами в СБУ и Главное управление МВД с просьбой взять под защиту всех членов этой семьи. Поводом послужил допрос 11-летнего Степана, который ему устроили сотрудники милиции прямо в школе, где ребенок проучился всего четыре дня. После разговора со следователем мальчик в истерике два часа бродил по улицам, боясь возвращаться домой — думал, что за ним уже приехала милиция. Взрослые люди в погонах прямо заявили парнишке: «Мы слышали, что именно ты это сделал… »

8588

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.