ПОИСК
Події

Ради крещения четырехмесячного сына «божий человек» пошел на… Убийство

0:00 24 лютого 2000

В выходной, как обычно, Ольга ждала свою мать на даче. Договоренное время давно уже прошло, а Валентина Леонтьевна все не приезжала. Не на шутку встревоженная дочь вернулась домой, но матери не было и дома. Ольга забила тревогу, и вскоре тело пожилой женщины было обнаружено в гараже. Никто в округе тогда и мысли не допускал, что ее мог убить молодой отец семейства, снимавший жилье по соседству. Ведь работал он в святом месте -- Киево-Печерской лавре!

Показывая старинные иконы «знающему человеку», Валентина Леонтьевна тем самым подписала себе смертный приговор

Следственная группа прокуратуры Печерского района столицы разрабатывала сразу несколько версий, по одной из которых преступление мог совершить сотрудник одного из спецподразделений внутренних дел. Наталкивал на такую мысль необычный способ убийства, известный в определенных кругах под названием «ласточка» (петля на одном конце веревки обхватывает шею, а вторым концом сзади связаны согнутые в коленях ноги). Ходят слухи, что таким образом усмиряют особо разбушевавшихся задержанных. Но в процессе расследования эта версия не подтвердилась, и подозрение пало на Бориса Глушакова, который снимал неподалеку жилье и работал разнорабочим в… Киево-Печерской лавре.

… Когда Светлана и Борис Глушаковы около двух лет назад появились в Киеве, у них не было за душой ни гроша, не говоря уже о жилье. Правда, через пару месяцев они сняли комнату за сто гривен в частном секторе недалеко от лавры. Соседство святой обители оказалось счастливым для неприкаянных молодоженов -- Борис устроился туда разнорабочим, а Светлана, к тому времени уже беременная, здесь же просила милостыню «Христа ради».

Частный сектор даже в столице -- это как бы хуторок или деревня, где все обо всех все знают. К Борису соседи относились по-доброму, с сочувствием, несмотря на то, что он не стал перед ними скрывать свое прошлое, в котором были и судимость, и срок за злостное хулиганство. По молодости лет чего не случается… Ему верили и доверяли. А некоторые считали его «божьим человеком» -- раз уж работает в лавре.

Однажды Бориса пригласила к себе в гости пожилая соседка Валентина Леонтьевна. Женщина показала ему иконы, которые хранились в их семье с незапамятных времен, решив, видимо, что человек, работающий в лавре, должен в этом разбираться, и попросила определить хотя бы приблизительную их стоимость. Глушаков ничего в иконах не смыслил, но виду, конечно же, не подал. Разглядывая лики святых, он думал о грешном…

Денег им со Светланой постоянно не хватало, а теперь особенно -- недавно жена родила первенца, которого желательно было бы окрестить, и чем скорей, тем лучше для ребенка. Так во всяком случае советовали молодым родителям верующие соседки. Но большую часть своего времени Светлана занималась ребенком и практически не выходила на паперть, так что вопрос о финансировании обряда крещения стоял достаточно остро.

«Никогда не думал, что убивать так легко»

Борис тщательно разрабатывал план похищения икон. Позже он скажет следователю, что у него и в мыслях не было убивать Валентину Леонтьевну, «все произошло как бы само собой».

Разузнав, что каждое воскресенье в пять утра соседка уезжает на дачу, Глушаков решил забраться в ее дом где-то около шести. Главное -- убедиться, что ему никто не помешает. Еще накануне Борис договорился со священником о том, что будет крестить сына в воскресенье, ближе к обеду, о чем и оповестил своих будущих кумовьев. Отправляясь за иконами всего за несколько часов до таинства, Борис считал, что права на ошибку у него нет. Без пятнадцати пять он притаился возле гаража и вскоре услышал, как к дому Валентины Леонтьевны подъехала «Волга». Пару минут спустя, когда машина скрылась за поворотом, решил, что соседка уже уехала на дачу, и вышел из укрытия. Каково же было его удивление, когда он столкнулся с ней нос к носу возле калитки!

«Увидев меня, соседка почему-то закричала, -- рассказывал потом Борис. -- Мне кажется, что она сделала большую ошибку, когда начала звать на помощь. Если бы она не кричала, я бы просто поздоровался с ней и пошел дальше. Мало ли, по какому делу я мог выйти на улицу в пять утра. Может быть, она все же в последнее время начала что-то подозревать? Как бы то ни было, я пошел за ней, чтобы успокоить ее, а она забежала в гараж и хотела там от меня спрятаться. Тогда я и взял топор».

Ударив Валентину Леонтьевну топором по голове, Борис начал искать ключи от дома, радуясь, что теперь ему не надо будет взламывать дверь. «О том, что я, возможно, убил старушку, тогда даже и не думал, -- продолжает откровенничать Борис. -- Думал лишь об иконах, о том, что уже сегодня у меня будут деньги и я покрещу своего сына. Честно говоря, никогда не думал, что убивать так легко. Найдя ключи, я собрался выйти из гаража, но соседка зашевелилась. Вот тогда-то мне и стало по-настоящему страшно».

Правда, дальше Борис действовал отнюдь не как застигнутый врасплох испуганный преступник, а как хладнокровный убийца. Он перевернул еще живую старушку на живот, крепко связал ей за спиной руки, а потом, накинув на ее шею проволочную удавку, другим концом связал сзади ее согнутые в коленях ноги и… ушел. Придя в себя, Валентина Леонтьевна попыталась выпрямиться, и тем самым затянула петлю на своей шее. Когда он, похитив иконы, выбежал из дома Валентины Леонтьевны на улицу, соседка была еще жива и отчаянно пыталась освободиться от удавки. Но в гараж Глушаков больше не возвращался.

Борис не тратил времени даром. Наскоро помывшись, он собрал в пакет иконы и отправился на столичный рынок «Юность». Там он сбыл свой товар знакомому перекупщику, не очень-то торгуясь. За все выручил 35 долларов и 24 гривны -- и поспешил в церковь. По заключению экспертов, шесть украденных икон оценивались примерно в 800 гривен.

Крестными родителями маленького Жени стали профессиональные нищие

Возле церкви его уже ждали жена с ребенком и будущие кумовья -- профессиональные нищие, которые уже достаточно длительное время промышляли в районе Киево-Печерской лавры. Никто из них не спросил, где Борис взял деньги. Обряд крещения прошел, как положено, без каких бы то ни было осложнений.

А тем временем в Печерский райотдел милиции уже поступило заявление об исчезновении Валентины Леонтьевны.

Не дождавшись матери на даче, ее дочь Ольга вернулась домой. Не обнаружив Валентины Леонтьевны и дома, она забеспокоилась и начала поиски, бегая от одних знакомых к другим и время от времени наведываясь домой. В тот самый момент, когда Ольга в очередной раз отлучилась из дома, возвращавшийся после крещения сына Борис обратил внимание на то, что калитка соседкиного дома закрыта на защелку. Он хорошо помнил, что закрывал ее на замок. Первая мысль, которая пришла в его голову, -- соседка осталась жива. И тогда он второй раз за этот день не на шутку испугался. «Я тогда сказал себе: какой же я дурак -- не убедился в том, что она умерла», -- вспоминает Борис.

Отправив жену с ребенком домой, он решил проверить, что же там происходит у соседки. Без особого труда он проник в дом, из которого вышел с иконами несколько часов назад. В комнате Ольги зачем-то заглянул под кровать. Там стояла довольно большая коробка. Открыв ее, Борис увидел много золотых украшений и три тысячи долларов. Чуть позже эксперты подсчитают, что стоимость этой коробки с драгоценностями оценивалась примерно в 17 тысяч гривен. Борис почувствовал себя неимоверно богатым и не стал больше ничего искать в чужом доме. Впереди еще было полдня, и ему не терпелось как можно быстрей потратить чужие деньги.

Через час он снова был на рынке «Юность». Золотые украшения сдал знакомому перекупщику всего за 800 гривен, а валютой решил воспользоваться по максимуму. К полудню следующих суток у него в кармане оставалось лишь… сто долларов, зато в комнате, которую они со Светланой снимали, появилась масса дорогих вещей -- цветной телевизор, видеомагнитофон, музыкальный центр и много различной одежды. Как ни странно, но ни у кого из соседей не возникли вопросы по поводу «чудесного превращения» Глушаковых в одночасье в обеспеченных людей. Супруге Борис сказал, что заработал на шабашке, и Светлана… поверила ему. По крайней мере, это следует из материалов уголовного дела.

Когда Бориса задержали, он не стал отпираться и сразу же признался в содеянном.

Занимаясь попрошайничеством в районе Киево-Печерской лавры, Светлана зарабатывала в день от 10 до 150 гривен

Прокурор Печерского района столицы, старший советник юстиции Валентин Недилько считает, что Глушаковы не были такими уж бедными:

-- Объяснение убийства пожилой женщины тем, что необходимы были деньги для крещения ребенка, мне кажется несколько надуманным. Дело в том, что жена Бориса, собирая милостыню в районе Киево-Печерской лавры, по нашим данным, в день зарабатывала от 10 до 150 гривен! Думаю, что нетрудно будет подсчитать общую сумму «зарплаты» Глушаковой в месяц. Борис совершил тяжкое преступление, которое квалифицируется статьей 93 уголовного кодекса Украины как умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью. Максимальный срок по этой статье -- 15 лет. Суд приговорил Глушакова к четырнадцати годам лишения свободы, так как он сразу же сознался в преступлении и оказывал следствию всяческое содействие.


«Facty i kommentarii «. 24 февраля 2000. Право

330

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.