ПОИСК
Події

Свою смерть налоговый инспектор оксана манойлова нашла… По объявлению о купле-продаже квартир

0:00 6 січня 2000
В конце 1999 года, за несколько дней до признания смертной казни неконституционной, в Украине был вынесен, очевидно, последний смертный приговор

Убийца, Светлана Радченко, очень переживала, узнав, что на судебном заседании присутствует корреспондент «ФАКТОВ». Беспокоилась, что теперь всем будет известно о том, что она сделала, а ведь у нее «такая хорошая репутация на работе». Она даже попросила суд об удалении журналиста из зала. Но судья Светлана Стрижко рассудила так: «Совершили преступление, пусть теперь об этом знают все».

В 1997 году, когда произошло жуткое двойное убийство (»ФАКТЫ» писали об этом два года назад), по горячим следам строились различные версии. Ведь убитая, Оксана Манойлова, была налоговым инспектором, а именно тогда от рук злоумышленников пострадали еще несколько людей этой профессии. Благодаря оперативным действиям милиции Киева преступников нашли очень быстро. Как выяснилось, убийство Манойловой не имеет ничего общего с предыдущими нападениями на налоговых инспекторов… В последних числах 1999 года Киевский городской суд вынес Светлане Радченко смертный приговор. А буквально через считанные дни Конституционный суд Украины признал соответствующие положения Уголовного кодекса неконституционными.

Оксана верила людям, как сам себе

В памяти родственников и друзей Оксана Манойлова осталась жизнерадостным и доброжелательным человеком.

-- Она сама была очень честной, -- вспоминает близкая подруга Оксаны Любовь Русан, -- и верила, что вокруг нее все должны быть такими же. Продала трехкомнатную квартиру в Буче и отдала деньги под проценты едва знакомому человеку -- хотела купить себе жилье в Киеве, а вырученных денег было маловато. Я спрашивала ее: «Ты хоть знаешь того, кому даешь такую сумму?» А она в ответ: «Да что ты, Люба, он замечательный человек». Денег ей, в итоге, он так и не вернул. Верила и Светлане Радченко, с которой познакомилась для оформления купли-продажи своей квартиры. Впервые я увидела Светлану за месяц до убийства на Оксанином дне рождения. Честно говоря, она тогда многим не понравилась -- много выпила спиртного и вела себя очень вызывающе. Когда я потом спросила у Оксаны: «Кто она такая?» -- то услышала: «Не волнуйся, ты ее больше никогда не увидишь. Я нашла ее по объявлению, и она поможет мне купить квартиру в Киеве. Только и всего». Но случилось так, что тогда многие из нас в последний раз видели саму Оксану.

Конечно, можно ко всему привыкнуть, тем не менее приятного мало, когда живешь в пригороде, а работаешь в столице и зависишь от расписания электричек. Именно поэтому преуспевающий налоговый инспектор Оксана Манойлова решила обосноваться в столице. Накопив необходимую сумму денег, она стала искать объявления о купле-продаже квартир. Судьба свела ее со Светланой.

До того, как стать брокером, Радченко работала на какой-то фармацевтической фирме. Но только начав покупать-продавать людям квартиры, она, по ее словам, нашла себя в работе. Светлана очень быстро завоевывала доверие у своих клиентов, и многие из них некоторое время спустя считали ее своим близким другом. Это уже потом на суде выяснилось, что кое-кого из них ей таки удалось облапошить. Может быть, именно в этом она и «нашла себя»? Как бы то ни было, но к убийству Оксаны «с целью завладения ее личным имуществом» она готовилась заблаговременно.

«Будем грабить Оксану. Но потом ее надо будет убить»

Удачно проведя одну из сделок и почувствовав вкус денег, Светлана разработала план более дерзкого, чем обычная махинация с квартирами, преступления. В последние несколько месяцев она настолько активно завоевывала доверие налоговой инспекторши, что даже сама начала верить в их крепкую дружбу. Радченко знала, что у Оксаны есть деньги. А единственным способом отнять их она сочла убийство. Теперь ей нужны были сообщники. Ими стали пятнадцатилетняя дочь Светланы Елена и ее несовершеннолетний дружок.

… Заблаговременно были куплены резиновые перчатки, нож и клофелин. Теперь оставалось лишь придумать повод, чтобы проникнуть в квартиру, где временно проживали Оксана с восьмилетней дочерью Женей. Этим поводом стали пятьдесят долларов, одолженные когда-то у Оксаны.

Светлана несколько раз бывала дома у Манойловых и хорошо знала о заведенном в ее семье порядке: ребенок ложился спать в девять часов вечера. Прихватив пару бутылок водки и пива, якобы для того, чтобы заодно обмыть предстоящую сделку, Светлана со своей дочерью и ее дружком Евгением пришла к Оксане в начале десятого.

Согласно плану, после того как клофелин будет растворен в бутылке водки и Оксана сделает несколько глотков, первый удар ножом нанесет Евгений. Но празднование сделки несколько затянулось, а тот все еще ничего не собирался предпринимать. Светлана начала заметно нервничать и несколько раз делала ему знаки, пора, мол, уже начинать. Евгений никак не отреагировал на это, и она вызвала его на улицу. «Ты что, струсил что ли? -- набросилась она на парня. Евгений решил действовать. Сначала спрятал нож в рукаве, потом вышел в туалет и переложил его под штанину, приклеив к ноге скотчем, как это делается в боевиках. Возвращаясь из туалета, он специально шел к своему месту за столом так, чтобы оказаться за спиной у Оксаны. Поравнявшись с ней, резко наклонился, вытащил нож и ударил женщину в шею.

Удар оказался неглубоким и несмертельным -- Оксана упала на пол скорее от неожиданности. Евгений ударил ее еще несколько раз. А далее, как следует из материалов следствия, «инициативу в свои руки взяла Светлана». В ход пошли сначала бутылка, а потом сковородка.

Умирая, Оксана просила не убивать ее дочь

Сначала Оксана еще пыталась сопротивляться, а потом ее добивали ножом уже недвижимую. Видимо, осознав за пару минут до смерти, что это уже конец, она попросила не убивать Женечку. Светлана же только молча улыбнулась в ответ.

В тот момент, когда убивали Оксану, проснулась и заплакала Женечка. Лена подошла к ней и начала петь колыбельную. А потом все на некоторое время стихло, и Светлана, подойдя к телу убитой подруги, обмакнула палец в ее кровь и… облизала его.

Несколько минут спустя трое убийц на кухне обсуждали, что делать с восьмилетней Женей. На том, что ее тоже необходимо убить настояла Светлана. Чтобы криков девочки не услышали соседи, нелюди включили на полную громкость телевизор. Пока Радченко-старшая беспорядочно наносила Жене удары ножом, ее дочь, держа ребенка за ноги,.. смотрела музыкальную программу.

Всего эксперты-криминалисты насчитали на теле Оксаны сорок три, а на теле Женечки шестьдесят четыре ножевых ранения. Свою жестокость на суде убийцы объяснили тем, что они… «не хотели, чтобы их жертвы долго мучались, а потому убивали их наверняка».

Завершив кровавую расправу, троица вывезла из квартиры Оксаны, по их словам, все, «что стоило дороже трех гривен». Забрали даже детский портфель с учебниками и тетрадками. Чтобы отвезти награбленное на попутке в квартиру Радченко, им пришлось делать две ходки.

Убийц нашли быстро. Спасибо за это милиции. Ведь, как следует из материалов уголовного дела, Светлана Радченко вместе с дочерью и ее парнем незадолго до ареста собирались совершить еще одно кровавое преступление. Слава Богу, не успели.

На суде Радченко все отрицала. Она заявила, что момент убийства семьи Манойловых она… просто проспала. Отрицала свою вину и ее дочь Елена. Она, по ее словам, все это время провела в ванной комнате -- умывалась. Видимо, преступники еще до ареста сговорились, что всю вину на себя возьмет Евгений. На момент совершения убийства он был несовершеннолетним, и ему много бы не дали. Может быть, именно поэтому лишь у него одного был платный адвокат? Но, когда пришла его очередь давать показания, Евгений не стал никого прикрывать, а рассказал все, как было на самом деле.

Радченко продолжала стоять на своем, но надо отдать должное умелым действиям прокурора и судьи Светланы Стрижко, которые в ходе допроса умело расставляли ловушки для убийцы, куда она непременно должна была угодить.

Не обошлось и без маленьких спектаклей. В Радченко умерла неплохая актриса. Несколько раз, чувствуя, что ее ответы на вопросы суда становятся нелогичными, она разыгрывала легкий обморок или просилась выйти в туалет. Придя в себя, продолжала отстаивать свою версию.

Младшая сестра Оксаны -- Татьяна, в беседе с корреспондентом сказала: «Ведь знаю, что это она убила Оксану, но смотрю на нее и на некоторое время начинаю верить в ее невиновность. Так она умело манипулирует людьми».

«Если бы вы знали, как я любила Оксану, вы бы ни за что не поверили в то, что это я ее убила»

И все-таки Светлана сделала очень много ошибок. Ее отпечатки пальцев были повсюду найдены в квартире, которую снимала Оксана. Даже след от ее ноги в луже крови хорошо сохранился. Дальше отпираться было невозможно. Оставалось лишь доказать мотив преступления. «Я не собиралась грабить Оксану,» -- говорила Радченко на суде. «Зачем же тогда вы вывезли из квартиры все ее вещи?» «Это сделал Евгений, пока я спала. Когда я проснулась, то его уже не было, и я долго не могла понять, что произошло. Мне рассказала обо всем дочь». «Но как бы то ни было, Евгений отвез вещи Оксаны на вашу квартиру. Да и потом вы носили ее украшения, смотрели ее телевизор, пользовались и другими ее вещами. Даже пытались сбыть кое-что своим знакомым». «Но я же не продавала эти вещи, -- оправдывалась Светлана. -- Я отдавала их бесплатно. Ведь даже существует такой обычай (?): когда человек умирает, для того, чтобы ему было на том свете хорошо, его вещи раздаются в хорошие руки».

«Если бы вы знали, как я любила Оксану, вы бы ни за что не поверили в то, что это я ее убила,» -- заявила преступница на суде. «Мне кажется, что Радченко -- дьявол, -- говорит сестра Оксаны Татьяна. -- Один раз в зале суда она так посмотрела в мою сторону, что у меня мурашки по коже побежали. А ведь еще за несколько секунд до этого, она прямо так и излучала обаяние».

На приговор Радченко пришла, как на праздник: нарядная и накрашенная. Известие о том, что ее приговорили к высшей мере наказания, она встретила без каких бы то ни было эмоций. Что-что, а собраться в нужную минуту она всегда умела. Да и внутренне была готова к такому приговору, постоянно держа в уме то, что в нашей стране действует мораторий на исполнение высшей меры наказания.

Соучастники этого жуткого преступления Елена Радченко и Евгений Макаренко приговорены Киевским городским судом каждый к девяти годам лишения свободы. Максимальный срок для несовершеннолетних преступников -- десять лет.


«Facty i kommentarii «. 6 января 2000. Право

1289

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів