БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Политика

Народный депутат валентина гошовская: «женщина, чтобы ее заметили, должна быть как минимум в два раза мудрее мужчин»

0:00 2 июня 2000   1175
Ирина КОЦИНА «ФАКТЫ»

Народному депутату Валентине Андреевне Гошовской после «бархатной революции» в наследство от ушедшего из парламента на должность секретаря СНБО Евгения Марчука достался один из самых неблагодарных комитетов -- по вопросам социальной политики. Поди попробуй сейчас найти людей, которые были бы довольны тем, как государство выполняет свои обязательства перед гражданами! Поэтому социальный комитет, с одной стороны, может служить полигоном для оттачивания популизма депутатов и зарабатывания легких баллов в глазах избирателей посредством отстаивания, например, идеи повышения прожиточного минимума до 1000 гривен. С другой же, будь на то воля парламентариев, комитет может стать законодателем поэтапного решения множества социальных проблем в стране, причем без сталкивания лбами представителей двух ветвей власти.

Валентина Гошовская отстаивает последний вариант, поскольку считает, что социальная политика находится в прямой зависимости от экономики. И при нынешнем ее состоянии обещать избирателям заведомо невыполнимое -- преступно. Заняв такую позицию, Валентина Андреевна сознательно обрекла себя на критику со стороны коллег, жаждущих молниеносных и кардинальных решений всех проблем в социальной сфере. Но ничуть об этом не сожалеет: в Верховной Раде она еще с предыдущего созыва и давно уже утвердилась в правильности афоризма: парламент -- это дом, где разбиваются сердца.

«Не так политика портит характеры людей, как характеры -- политику»

-- Но все-таки не этот афоризм определяет мое восприятие Верховной Рады. И в прошлом, и в нынешнем созыве достаточно трезвомыслящих людей, сохранивших интеллигентность и порядочность. И при этом они не выглядят эдакими дон-кихотами. К таким я отношу депутатов группы «Трудовая Украина». Безусловно, достойные люди есть и в других фракциях, но именно эти качества являются отличительной чертой «трудовиков».

-- Почему для вас так важны именно порядочность и интеллигентность, а не, например, профессионализм?

-- В свое время в Киевском университете на филологическом факультете я получила настоящее академическое образование, которое в сегодняшней жизни, где правит бал нахальство и в порядке вещей поверхностность, мне очень часто мешает. Привитые воспитанием и образованием принципы и взгляды изжить невозможно, а сейчас не только время, но и идеалы другие. Наши прежние к ним крайне трудно адаптировать. Поэтому и не могу смириться с тем, что зачастую во многих сферах у нас заправляют невежды без образования, без знаний. Подобные люди выбирают цель, не утруждая себя размышлениями о глобальных процессах, о последствиях своих деяний. Для них главное -- найти нишу, некую якобы новую идею. Лишь бы пристроиться -- а там хоть трава не расти.

-- Вы согласны с мнением, что политика -- грязное дело?

-- Если все политики согласятся с таким утверждением, это приведет к краху государства. На сей счет есть удивительно меткое выражение Леси Украинки: не так политика портит характеры людей, как характеры -- политику. Она бывает грязной или чистой в зависимости от того, кто ею занимается.

-- А чем руководствовались вы, решив заняться политикой?

-- Предки моей мамы -- из крепостных, а папа -- из казацкого рода. Эти корни, видимо, с одной стороны, обусловили мое стремление все постичь и, доверяя, все проверять, а с другой -- «наградили» обостренным чувством свободы. Возможно, поэтому, когда я повторно при жесткой конкуренции в Харьковском округе прошла в парламент без чьей-либо поддержки и столкнулась с тем, что отдельные партийные лидеры (за которыми и партий-то, по большому счету, нет) внедрили свою систему, разделив насильно по фракциям и группам всех депутатов, я стала бороться. Хотелось доказать, что партии, которые не несут никакой ответственности перед избирателями, незаконно узурпировали власть в Верховной Раде. Нашла единомышленников, и мы создали депутатскую группу «Независимые». Под моим руководством она просуществовала два года.

«Нашему обществу трудно согласиться с тем, что женщин сегодня могут интересовать не только кулинарные рецепты»

-- Почему после январских событий в парламенте вы сделали выбор в пользу «трудовиков»?

-- Образовавшееся парламентское большинство, действительно, отчасти ситуативно, но оно, тем не менее, закладывает фундамент для создания в будущем настоящего большинства -- на основе нового избирательного закона. Я поняла, что пришло время командной работы, и выбрала «Трудовую Украину». Этой группе не свойствен популизм. В каждом депутате, который к ним приходит, «трудовики» стремятся видеть личность и относятся с уважением. Они сумели объединить людей с различными взглядами, но в то же время это не эклектика. На мой взгляд, это стремление принять общество таким, какое оно есть. Не бороться против тех или иных течений, отражающих настроения граждан, а искать определяющие моменты, которые способны объединить людей. Именно к таковым относится и судьба государства. Собственно, это и определило мой выбор в пользу «Трудовой Украины». К тому же она формировалась не как фракция, а как группа. Поэтому я, депутат-мажоритарщик, за которым стоит еще и партия «Солидарность женщин Украины», смогла найти свое место в «Трудовой Украине».

-- «Солидарность женщин» -- это ваше детище?

-- Да. Прежде чем создавать эту партию, я взвесила все «за» и «против». Не вижу ничего страшного в наличии множества разных партий в стране. Мы должны пройти и этот период, образно говоря, естественного отбора, пока в государстве не появится несколько мощных политических течений. А сейчас у нас зачастую берех верх своеобразный комплекс гетманства, чуть не каждый мало-мальски сведущий в партийной жизни политик стремится создать свою партию. И, видимо, из амбициозных побуждений каждая партия называет такое количество своих членов, что в результате создается впечатление, будто в Украине живет не меньше 150 миллионов человек -- и все партийные. В нашей нише (женских парторганизаций) пока еще не тесно, хотя, на мой взгляд, у этого движения огромные перспективы.

Женщина, чтобы ее заметили, должна быть как минимум в два раза мудрее мужчины. Но если уж ей доверят какой-то пост, то она старается работать так, как смогли бы не многие мужчины. Судите сами. Сегодня в Украине пять женщин -- мэров городов областного подчинения. И там, где они руководят, даже в кризисные времена не закрывались предприятия, вовремя выплачивались зарплаты и пенсии. Например, в Кузнецовске Ровенской области, где мэром вот уже который год горожане избирают Светлану Арестову.

Я понимаю, нашему обществу трудно согласиться с тем, что женщин сегодня могут интересовать не только кулинарные рецепты, что они готовы активно включаться в деловую жизнь и наравне с мужчинами зарабатывать деньги. И все же я уверена, что активное участие женщин в политике скоро перестанет шокировать обывателей.

«В мире не осталось вещей, которые способны меня удивить. И это страшно»

-- А вас что шокирует?

-- К сожалению, в последнее время меня уже ничто не шокирует. Кажется, в мире не осталось вещей, которые способны меня удивить. И это страшно.

-- Вы можете сейчас, на этом этапе жизни, сказать, что получили от судьбы больше, чем ожидали?

-- Нет, я хотела большего. Хотела, чтобы все главные, определяющие события в моей жизни случились раньше. Теперь же я живу с ощущением, что что-то упустила и меня поджимает время.

Я поздний ребенок у родителей. Мне в жизни все давалось очень трудно. Когда была в шестом классе, моя мама потеряла зрение. И уже с того момента я готовилась к тому, что может произойти что-то более страшное и надо быть ко всему готовой.

-- Были ли в вашей жизни моменты, о которых вы стараетесь не вспоминать?

-- Даже спустя годы мы с младшей сестрой пытаемся не вспоминать смерть наших родителей. Их уход стал для нас трагедией, которая меня, например, заставила другими глазами посмотреть на людей и окружающий мир. Смерть ведь никогда не бывает своевременной, наши мама и папа ушли неожиданно, и мы остались сами. Были настолько шокированы их уходом, что стали сжигать некоторые вещи. Или отдавали соседям. Со злости, наверное, что все, чем они жили, к чему прикасались, что имело для них хоть какое-то значение, -- есть, на месте, а мамы с папой нет. Нам это касалось жуткой несправедливостью.

-- Как вашу активную политическую деятельность воспринимают в семье?

-- Она меня полностью отрывает от домашних. Но у нас в семье хорошие отношения. С мужем мы познакомились еще в университете, встречались три года. Потом была свадьба, на которой присутствовала жена поэта Павла Тычины. Я познакомилась с ней во время подготовки дипломной работы «Тычина и Польша». Лидия Николаевна всячески мне помогала, предоставляя материалы из личного архива. Ее присутствие на свадьбе было для меня не менее важно, чем успех дипломной работы, опубликованной в популярном тогда журнале «Днiпро». Ведь я -- простая девочка из Хорола -- вдруг заслужила такое внимание…

«Часто в жертву политике приносят любовь. Мне бы не хотелось этого делать»

-- По специальности мой муж геолог, в душе -- романтик. Первые тринадцать лет семейной жизни он пропадал в экспедициях. Прошел путь от рядового инженера до главы госкомитета. Настоящий профессионал. Иногда я задумываюсь, кого муж больше любит -- меня или геологию? В наше время таких увлеченных этой наукой людей остались единицы. В этом смысле мой муж -- последний из могикан. Страсть к геологии он сумел передать и мне. Правда, только на теоретическом уровне. Поэтому какие-либо его неприятности или неудачи на профессиональной ниве я воспринимаю почти как трагедию. Он ничем, кроме геологии, в жизни не занимался, и за это я его тоже люблю. Кстати, в юности я мечтала выйти замуж за геолога, поэтому и в университете выбрала сначала геологию. А потом его. Мы ссорились, пока встречались, и, похоже, весь запал выяснения отношений исчерпали еще тогда. И сейчас вполне обходимся без дискуссий на тему «кто в доме хозяин». Я думаю, многие женщины согласятся со мной в том, что какими бы сильными и умными они ни были, все равно им необходима поддержка и опора.

-- Вы можете назвать себя счастливым человеком?

-- Не могу ответить на этот вопрос утвердительно. Я несчастна своими терзаниями, неопределенностью -- потому что для меня, как политолога, судьба моей страны, которую я очень люблю, представляется сегодня абсолютно не прогнозируемой. Меня пугает и настораживает отсутствие профессионалов во многих сферах, попытки экстраполировать чужие модели на нашу почву… Ведь в случае неудачи лишь привычно пожимают плечами: ну, мол, не получился эксперимент, ничего, проведем еще один.

-- Муж не пытался отговорить вас от увлечения политикой?

-- Я всегда стремилась не потеряться в этой жизни. Возможно, могла бы с успехом заняться не только политикой, но и бизнесом, но, скорее всего, именно мои принципы не позволяют переключаться с одного на второе. Все свои увлечения и профессиональные занятия старалась доводить до совершенства. И сейчас я спокойна: что бы ни случилось в жизни, у меня есть ниша, где всегда могу чувствовать себя спокойно, на своем месте. Это -- наука, исследования. Да, я согласна, что современная политика -- жестокая вещь. Часто ей в жертву приносят многое, в том числе и любовь. Мне бы не хотелось этого делать…


«Facty i kommentarii «. 02-Июнь-2000. Политика.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

- Получила зарплату и решила побаловать себя морепродуктами. Купила кильку в томате, морскую капусточку...

Киев
+1

Ветер: 4 м/с  С
Давление: 749 мм