Политика

Народный депутат игорь шаров: «разговоры об отставке правительства начинаются с момента его формирования»

0:00 9 июня 2000   374
Ирина КОЦИНА «ФАКТЫ»

Лидер депутатской группы «Трудовая Украина», а с недавних пор и глава одноименной партии Игорь Шаров считает везением то, что Украина ничего кардинально не меняла -- ни в политическом, ни в экономическом плане. Искать какой-либо подтекст в такой позиции вряд ли стоит. Объясняется она довольно просто: по словам самого Игоря Федоровича, в душе он -- консерватор, а не революционер. Правда, это не помешало ему вместе с Игорем Бакаем в свое время совершить революцию на газовом рынке Украины, а затем уйти в Верховную Раду, где в том числе благодаря его участию произошла еще одна революция. В историю она вошла под названием «бархатная».

Из досье «ФАКТОВ»:

Игорь Шаров родился в 1961 году в многодетной семье офицера. Имеет медицинское специальное образование. Закончил также исторический факультет Кировоградского пединститута, аспирантуру Киевского института иностранных языков, экономический факультет Академии труда и социальных отношений. Игорь Федорович возглавляет благотворительный фонд «Украина». Награжден более 10 государственными наградами.

«В Афганистане по ночам мне часто снились вареники и квас в бочках»

-- Игорь Федорович, интересно, какие университеты заканчивают будущие политики?

-- В 1976 году мои родители посоветовали мне поступить в медицинское училище, чтобы предстоящая служба в армии не стала для меня непосильным испытанием. По окончании Кировоградского медучилища в 1980 году я был призван в армию и попал в Афганистан, служил в 103-й воздушно-десантной дивизии. Там я понял, насколько мудрой была моя мама.

Из нашего медучилища в Афганистан было отправлено 9 человек. Я служил в Кабуле. Как медработник сопровождал колонны. Даже спустя годы вспоминать об этом очень тяжело. Там по ночам мне часто снились две вещи: вареники -- своеобразный символ дома -- и квас в бочках. Ведь практически все время там была адская жара, и чувство жажды не покидало даже во сне. Представляете мою радость, когда я, вернувшись из Афганистана, увидел возле здания аэропорта в Кировограде бочку с квасом! Возле нее была огромная очередь, и я простоял в ней, наверное, минут тридцать. Когда же оказался у цели, продавщица почему-то решила, что я в очереди не стоял… Меня это просто шокировало. После долгой и трудной дороги домой столкнуться с таким отношением было не менее мучительно, чем все пережитое. И эта женщина почему-то ассоциировалась у меня с Родиной.

-- Своих сыновей вы будете беречь от армии?

-- Я буду оберегать их от всего, но в армии они служить будут.

-- А как после Афганистана сложилась ваша судьба?

-- Я приехал домой в 1983 году с подорванным здоровьем и четким пониманием того, что обязательно надо учиться дальше. А поскольку в Кировограде медвуза не было, то пришлось выбирать лучшее из возможного. Я поступил на истфак Кировоградского пединститута, а со второго курса стал уже работать председателем профсоюза института, позже -- преподавателем кафедры общественных наук. В этот период я встретил Ивана Федоровича Кураса, который, собственно, был не только моим научным руководителем, но и моим наставником. И в том, что я через какое-то время оказался в Киеве, тоже его немалая заслуга.

-- Чем был продиктован ваш интерес к бизнесу: веянием времени или какими-то другими причинами?

-- Он был вызван исключительно мужской потребностью обеспечивать средствами к существованию не только своих детей (а их у меня трое), но и ближайших родственников. Так получилось, что в нашем роду бизнесом пришлось заниматься мне, хотя у родителей нас было пятеро братьев и сестер. С самого начала я потянул этот нелегкий воз. Так вот и тяну до сих пор.

В начале 90-х у нас было столь несовершенное законодательство, что оказалось выгодным создавать совместные украинско-российские предприятия. СП перечисляли 10 процентов налогов Москве, а Москва уже расплачивалась с госбюджетом СССР. До 1994 года я работал в Кировограде, участвовал в обеспечении области энергоносителями. А потом, когда начала работать известная корпорация «Республика», которая впервые стала поставлять в Украину коммерческий газ, меня пригласили на работу известные специалисты в нефтегазовой отрасли Евгений Сухин и Игорь Бакай.

Бакай тогда был президентом корпорации, я -- первым вице-президентом. Что бы о нем ни говорили, Бакая можно смело назвать газовиком номер один в Украине… Нынешние же многие газовики так или иначе являются просто выходцами из «Республики».

«Слово делового человека равносильно подписанию контракта»

-- Чему вы научились в «Республике»?

-- Первый урок, который я запомнил на всю жизнь, гласит: слово делового человека равносильно подписанию контракта. Сказал -- сделал.

-- Многие ли ваши коллеги по бизнесу придерживаются этого принципа?

-- Выжили в бизнесе именно те, кто придерживается, а нарушающие этот принцип остались на уровне 1992 года. Сейчас, поскольку у меня уже изменился род занятий, я, возможно, знаю не все, но все же стараюсь держать руку на пульсе… Дело в том, что в Украине (так уж сложилось) бизнес -- или большой, или никакой. Государство же может нормально существовать только при наличии среднего класса, сформированного на основе мелкого или среднего бизнеса. Пока этого нет. Главным образом, из-за проблем на законодательном уровне. Стране крайне необходимо цивилизованное налоговое законодательство, которое стимулировало бы работу производственников и предпринимателей, а не вынуждало их искать способы укрытия своих доходов.

-- Вы -- народный депутат со стажем и, наверное, лучше многих других знаете, почему у нас нет условий для формирования среднего класса в стране…

-- Единственное, что мешало созданию эффективной законодательной базы в государстве, было отсутствие большинства в парламенте. К принципам реформирования экономики левые, долгое время удерживавшие власть в Верховной Раде, подходили совершенно иначе, чем нынешние парламентские лидеры. Слава Богу, 21 января в законодательном органе произошел перелом. Безусловно, нынешнее большинство -- весьма еще хрупкое формирование. Но, как показывает ряд принятых в последнее время важных законов, все-таки достаточно дееспособное.

-- И сколько же времени, на ваш взгляд, понадобится большинству, чтобы ликвидировать хотя бы часть законодательных пробелов?

-- Я вижу один выход из сложившейся ситуации: только объединение усилий Президента, парламента и правительства для движения в одном направлении может принести Украине высокие дивиденды -- и политические, и экономические. Причем уже в ближайшее время.

-- У Верховной Рады есть желание двигаться в одном направлении с Президентом?

-- Желание есть, но видение путей решения ряда проблем у разных депутатов нередко разным и остается. Поэтому и возлагаются такие надежды на большинство. Сейчас очередной камень преткновения -- приватизация. Многие понимают, что предприятия должны иметь ответственного хозяина. А когда производственная деятельность будет защищена еще и законодательно, то, полагаю, будет снят и вопрос поиска инвесторов для украинской экономики. Но сегодня нельзя проблему приватизации усугублять твердой ценовой позицией: мол, вот такой-то завод следует продать только за миллион долларов, и ни центом меньше. Надо учитывать спрос и предложение. Цену-то можно поставить хоть с десятью нулями, и все -- в долларах, да только кто это предприятие за такие деньги купит? А ждать чудес у нас нет времени. Надо скорее дать людям возможность зарабатывать и поднимать экономику.

-- В свое время вы представляли позицию Президента в парламенте. Легко ли вам было?

-- Признаюсь, не очень. Это сейчас в Верховной Раде работает большинство, создание которого было простимулировано идеями главы государства. А раньше все, что предлагалось Президентом или было с ним связано, левые отвергали напрочь, даже без попытки проанализировать. Но мне кажется, я свое задание выполнил, хотя и чувствовал себя порой не на своем месте.

-- А где -- ваше?

-- Административная работа. Когда-то я с удовольствием выполнял обязанности заместителя министра Кабинета министров.

-- Как вы воспринимаете нынешний статус партийного лидера «Трудовой Украины»?

-- Как партийное поручение. Во всяком случае, мне именно так кажется. Просто иногда обстоятельства складываются таким образом, что система координат замыкается на одном человеке, и у него нет выбора. Я все-таки убежден, что этот пост должен занимать более харизматический лидер, более публичный политик, чем я…

«Нынешний период моей жизни не менее интересен, чем предыдущий»

-- Когда вы познакомились с Леонидом Кучмой?

-- Это было время, когда корпорация «Республика», с точки зрения некоторых правительственных чиновников, работала не очень эффективно. Мы стали искать возможности встречи с Президентом, чтобы доказать, что «Республика», экспортируя за рубеж отечественные телевизоры по цене тысяча долларов за единицу товара, приносит огромную прибыль нашему государству. И что мы все-таки умеем торговать, если Туркменистан с четырехмиллионным населением закупил у нас 12 миллионов пар резиновых калош!.. Но то, что мы считали несомненным успехом, наверху нередко преподносилось в другом цвете. Собственно, эти моменты и определили мое и Игоря Бакая решение баллотироваться на выборах в Верховную Раду. По сути, я стал первым газовиком, пришедшим в парламент отстаивать интересы нашего бизнеса. Игорь Михайлович начал работать в парламенте несколько позже.

Только в парламенте у меня и появилось больше возможностей общаться с Президентом. И я в полной мере оценил его умение находить общий язык с собеседником. Впоследствии нас с Леонидом Даниловичем стали связывать не только рабочие контакты -- сейчас я являюсь советником главы государства, -- но и чисто человеческие, теплые отношения. Собственно, наблюдая за работой Президента с людьми, видя глубину его понимания характера человека независимо от занимаемой им должности или статуса, другого я и не ожидал.

-- Во время работы в «Республике» испытывали ли вы давление?

-- Со стороны конкурентов -- нет, а со стороны государства -- да. И то, что мы во многом были правы, доказало время. Если бы тогда нас не связывали по рукам и ногам, то сегодня у страны было бы меньше проблем с обеспечением газом.

-- И газовых долгов перед Россией -- тоже?

-- Поймите, нельзя пойти в магазин и купить товаров на пятьдесят гривен, если в кошельке всего лишь пять. За все нужно платить. Единственная проблема в этой области -- разные подходы к формированию цены на энергоносители в Украине и России. Но есть еще один немаловажный момент: нам пора научиться экономить энергоресурсы. Поставь, например, пользование газом на строгий учет -- и вполне можно было бы снизить его потребление на пятьдесят процентов.

-- Вы не скучаете по работе в газовом бизнесе?

-- Нынешний период моей жизни не менее интересен, чем предыдущий. Было время, когда у меня сложились непростые отношения с Игорем Бакаем. Тем не менее я многому у него научился. Этот человек, не имеющий специального и общеэкономического образования, -- талант, своеобразный самородок. Он порой генерировал просто гениальные идеи. А я, обладая некоторым опытом административной работы, помогал ему воплощать их в жизнь. У нас был неплохой тандем.

«Я убежден, что никто, кроме Ющенко, не сдаст экзамен в Верховной Раде»

-- В руководстве депутатской группой «Трудовая Украина» вы тоже используете этот опыт?

-- Я иногда сам себе задаю вопрос, что побеждает -- опыт или молодость? Но, видимо, наше преимущество как раз в том, что эти категории во фракции «трудовиков» уравновешены. В группе представлены опытные политики со стажем, профессионалы-юристы, историки, а также молодые, в хорошем смысле слова амбициозные депутаты. Безусловно, противоречия иной раз возникают, но мы их стараемся решать демократическим путем. Ищем компромиссные варианты. Иногда, правда, за счет голосовых связок, но в целом проблем нет. Хотя в «Трудовую Украину» сегодня входят бывшие члены фракций прогрессивных социалистов, селян, коммунистов. А переход в нашу группу коммуниста Андрея Звонаржа я считаю знаковым событием. Ведь за время работы 14 созыва Верховной Рады, это был первый случай ухода депутата от парламентских коммунистов. Депутата, который не просто решил сменить место фракционной прописки, а убедился в правоте нашей программы. Собственно, с этого момента и начался процесс дробления фракции КПУ. Образно говоря, лед тронулся.

-- Как вы прокомментируете прогнозы некоторых политологов относительно вероятного кризиса в правительстве в ближайшее время?

-- Как правило, разговоры о возможной скорой отставке главы или членов правительства у нас начинаются прямо с момента их назначения на посты. Я глубоко убежден в том, что сейчас никто, кроме Ющенко, не сдаст экзамен в парламенте. С точки зрения внешних и внутренних факторов Виктор Андреевич сейчас находится на своем месте. Если же говорить о членах Кабмина, то, конечно, замену можно найти многим. Это перманентный процесс, и я уверен, что кадровые перестановки будут. Но хотелось бы отметить одну, на мой взгляд, немаловажную вещь: эта тема слишком много места занимает в СМИ, хотя в истинные причины кадровых рокировок посвящено, к сожалению, не более трех процентов потребителей информации.

-- Удается ли вам порой отвлечься от напряженной работы?

-- Удается. В этом мне помогает семья, дети. Естественно, родня. Ведь я выходец из многодетной семьи. Стараюсь также чаще встречаться с друзьями. К тому же, я -- заядлый коллекционер. Думаю, не у многих найдется такая же прекрасная коллекция антикварного оружия, нэцке, монет. У меня есть все монеты, выпущенные в СССР, начиная с 1961 года, причем из первой штамповки: ведь монета считается ценной, если к ней никто не прикасался. Иногда у меня даже Нацбанк одалживает некоторые экземпляры для выставок.

-- А какой самый уникальный экспонат вашей оружейной коллекции?

-- Кремниевый затвор голландской винтовки, сделанной для Турции в 1751 году! А еще есть дуэльные кремниевые пистолеты, которые применялись на дуэлях в Испании, шестиствольный капсульный револьвер 18 века.

-- Вы согласны с мнением, что окончательно преодолеть пережитки прошлого можно лишь через несколько поколений?

-- Была такая история, которая теперь уже звучит как притча. К наркому просвещения Луначарскому пришла женщина и задала вопрос: «Анатолий Васильевич, как стать таким же умным человеком, как вы?» Он отвечает: «Для этого надо окончить три института»… Удовлетворенная ответом женщина удалилась, а спустя какое-то время пришла и гордо заявила: «Я окончила три вуза, Анатолий Васильевич. Так я стала умной?» На что Луначарский заметил: «Дочка, ты же не дослушала меня. Я хотел сказать, что первый вуз должен был окончить твой дед, второй -- твой отец, третий -- ты»…


«Facty i kommentarii «. 09-Июнь-2000. Политика.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мозги — не брови. Если нет, не нарисуешь!..