ПОИСК
Культура та мистецтво

Ведущий программы «проспорт» сергей полховский: «я провел с патрисией каас наедине тридцать секунд… В баре»

0:00 24 березня 2000
Завтра программа «Проспорт» (»1+1») выйдет в эфир в последний раз. Останутся лишь ежедневные выпуски «Проспорт-новости». И все. Сергей Полховский -- шеф-редактор спортивной службы канала -- распрощается с любимым зрителем.

«Я три раза не смог поступить в детскую команду «Динамо»

-- Значит, завтра это случится в последний раз?

-- Увы, да. «Проспорт» выйдет в последний, 155-й раз.

-- Все-таки жалко.

-- Конечно, но мы все понимали, что наступило время перемен. Как говорится, король умер, да здравствует король. Да, собственно, мы и не претендовали на судьбу «Клуба кинопутешественников».

-- Хотя могли бы: спорт -- тема вечная.

-- Это правда. Поэтому мы и не собираемся порывать со спортивной темой. Просто переходим на спецпроекты, такие себе мини-сериалы. Первый мы снимаем о братьях Кличко. Будет где-то серий 25, они начнут выходить с начала апреля. Потом займемся фильмом о нашей команде «Динамо-Киев»… В общем, есть о ком делать программы. Мы хотим через личности рассказывать, чем живет сегодня мировой спорт. Людям уже неинтересна просто констатация фактов. Им нужны истории, сказки. Вот и будем их сочинять.

-- Похоже, спорт вам, действительно, крепко надоел…

-- Поверьте, на самом деле это не так. Я отношусь к спорту достаточно ровно, без фанатизма. Может быть, потому, что мне уже не 14 лет.

-- А в 14 лет…

-- О! К этому времени я уже три раза не смог поступить в детскую команду «Динамо». Начиная с 10 лет, я регулярно каждую осень приходил на стадион «Динамо» записываться на просмотр. И всякий раз после полуторачасового отбора меня просили прийти в следующий раз. В общем, с футболом у меня не сложилось, хотя потом я все-таки попал в клуб «Динамо», но гонял уже баскетбольный мяч. У меня даже был первый разряд. Но это было так давно!

-- Да бросьте, спорт тем и хорош, что им можно заниматься всю жизнь!

-- Что, в общем-то, я и пытаюсь делать. Еще недавно я принимал участие в соревнованиях команды «1+1» по стритболу. И, знаете, довольно успешно. А так мы с женой каждый день по 15--20 минут бегаем. Благо, рядом с нашим домом чудесный ботанический сад, бегать там -- одно удовольствие.

-- Значит, и жену на спорт «присадили».

-- Не только ее, но и дочь. Долгое время она занималась художественной гимнастикой у Дерюгиной. Но потом стала быстро расти. А, как известно, в гимнастике это не приветствуется. Она перешла на легкую атлетику, где до сих пор у нее неплохие результаты. Сейчас она учится во Франции, в Сорбонне, и завоевала для своего спортивного клуба уже не одну золотую медаль.

-- Дорого, небось, обходится дочкина учеба во Франции?

-- Денег за учебу в государственном вузе во Франции платить не надо. Мы оплачиваем лишь страховку, есть еще какие-то небольшие расходы. Себе на жизнь она зарабатывает сама. Так получилось, что во Франции у меня живет много друзей и знакомых. Сначала у дочери появилась возможность поехать туда изучать французский, затем она поступила в вуз.

-- И, конечно, не собирается назад, в родимое гнездо?

-- Не угадали, как раз собирается. Она заканчивает пятилетнюю учебу на факультете по такой сейчас модной специальности, как общественные связи, и хочет вернуться в Киев. Мы ее не отговариваем и не заставляем. Она девочка взрослая, это ее выбор.

-- Похоже, ваша жизнь всегда была связана с двумя вещами -- спортом и французским языком.

-- Это правда. Был период, когда французский язык меня кормил довольно неплохо. Я учил, переводил, а сейчас преподаю во Французском культурном центре. Только в последнее время мне очень трудно делить себя между курсами французского и работой на «1+1».

-- А стоит ли делить?

-- Когда-нибудь я действительно сделаю выбор в пользу французского. Но не сейчас, нет.

«После 15 минут знакомства с Мишелем Платини мне казалось, что я знаю его 100 лет»

-- Ваша жена говорит по-французски?

-- Да, поэтому иногда дома мы общаемся на некоем странном украинско-французском языке.

-- Ну уж объясняетесь в любви вы, наверное, только на французском.

-- Н-нет. Хотя иногда бывает что-то, но… Действительно, французский живет в нашей семье на правах полноправного члена.

-- Говорят, во время приезда Патрисии Каас в Киев вы, как ее переводчик, провели с певицей немало времени.

-- Только не надо намеков. На самом деле, с Патрисией я общался дважды. Сначала во время концерта, но, по-моему, она не замечала моего присутствия на сцене. До начала шоу я спросил у ее продюсера, о чем она хотя бы приблизительно будет говорить. Он рассказал, а потом Патрисия на сцене все в точности повторила. Оказывается, на каждом концерте она говорит одно и то же.

-- Вот и чудненько -- сдали Патрисию Каас.

-- Сам не желая того. Зато после концерта было любопытно наблюдать за Каас в баре Дворца «Украина». Сначала к ней проявляли огромный интерес, а потом она осталась в одиночестве перед большим блюдом фруктов. По-моему, Патрисия не могла понять, что происходит, и через 30 секунд ушла.

-- А вы нет чтобы к девушке подойти, развлечь ее.

-- Патрисия мне показалась совершенно измученной и не в настроении. По-моему, она вообще устала петь. Так что никаких скандальных подробностей о моих встречах с Патрисией сообщить не могу. Впрочем, как и с другим не менее знаменитым французом, футболистом, звездой 80-х годов Мишелем Платини. Я встречался с ним в его офисе в Париже, и на интервью мне дали всего 15 минут. Поначалу мне стало страшновато, но потом оказалось, что этого времени вполне достаточно. И в конце было такое ощущение, что я знаю его уже 100 лет. Конечно, как и многие спортсмены, он человек амбициозный, но без этого в спорте делать нечего.

-- Как и на телевидении.

-- Может быть, хотя я об этом не задумываюсь. Мой переход на телевидение из «Укртелефильма» произошел как-то очень логично. Я проработал сценаристом 15 лет. А затем, в перестройку, уехал на три месяца на стажировку во Францию. Вернулся в канун Нового года, пришел на «Укртелефильм», и директор, увидев меня, раскрыл объятия и спросил: «Ты знаешь, что ты уволен?» Конечно, было обидно, можно было качать права, но я не стал. Отнесся к происходящему философски и пережил этот период. Слава Богу, тогда организовывался канал «1+1», а 6 января 1997 года появился «Проспорт». Иногда я смотрю его у друзей по телевизору.

-- Не поняла?

-- Похоже, вы последняя в Киеве, кто не знает, что у меня нет телевизора.

-- Может, у вас звездная болезнь?

-- Нет, правда, обычно журналисты первым долгом считают спросить у меня, как это так я живу без телевизора. А я говорю: «Отлично». Как-то у моей тещи сломался телевизор, а я в то время уезжал в отпуск и отдал ей свой. Забирать не стал. С тех пор мы с женой так и живем. Вечерами читаем книги или слушаем классическую музыку. У меня на работе по телевизору идет 40 каналов. Так вот, изо всех я бы выбрал всего один -- французский музыкальный канал «Мюзик». Уверяю, без всего остального можно прожить. И каждый раз, когда, приходя в гости, я смотрю телевизор, ловлю себя на мысли: «Как хорошо, что у меня его нет».

1216

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів