ПОИСК
Події

«я возьму железный конструктор и сделаю маме ножку», -- решил 7-летний мальчик, узнав, что его мама осталась без правой голени

0:00 29 березня 2000
Інф. «ФАКТІВ»
Пережить потерю ноги тридцатилетней Татьяне помогают забота родных и любовь жениха Андрея

Об этом происшествии «ФАКТЫ» рассказали 8 февраля сего года. Возле станции метро «Берестейская» в Киеве, на проспекте Победы, легковушка вылетела на троллейбусную остановку. В результате пострадали четыре женщины. Очевидцы вспоминали, что водителю, сидевшему за рулем, от увиденного стало плохо. И не удивительно -- ведь там, на остановке, молодой женщине оторвало голень правой ноги.

В карете «скорой» пострадавшая спрашивала, что с ногой. Врачи отвечали: «Все нормально… »

-- Я видела, как эта легковушка неслась по проспекту, как она врезалась в опору моста, -- вспоминает Татьяна события того трагического дня. -- Затем машину понесло прямо на троллейбусную остановку, где стояла и я. Если вы знаете это место, то вам станет понятно, что убегать нам было некуда: от проезжей части до каменной стены всего несколько метров. Я успела прыгнуть на выступ у стены. Но одна нога осталась висеть в воздухе. Машина летела прямо на меня. Я отвернулась, почувствовала боль и оказалась на асфальте…

Сознание Татьяна не потеряла. Упав, она попыталась рассмотреть, что с ногой. Все было в крови. Обеспокоило женщину только одно: нога неестественно вывернута. Понимая, что ей лучше не шевелиться до приезда медиков, Татьяна постаралась максимально зафиксировать свое положение. Чтобы было легче, голову она положила на спину другой женщины, лежавшей рядом без сознания.

«Скорую помощь» и милицию вызвал водитель, проезжавший мимо. По просьбе Тани он позвонил и ее родным. Мама, узнав о случившемся, поспешила к другу дочери Андрею.

РЕКЛАМА

Тем временем пострадавших отвезли в больницу.

-- Увидев травму, нанесенную Татьяне, я понял, что спасти ногу не удастся, -- рассказал «ФАКТАМ» врач 6-й подстанции скорой помощи Семен Златоус. -- В результате удара кость была размозжена, голень висела на кожном лоскуте. Главным для нас было доставить пострадавшую в больницу как можно скорее. Ведь она была в шоковом состоянии, потеряла много крови. В карете женщина спрашивала нас о том, что с ногой. Мы отвечали: все нормально. А как иначе? Если бы ей в тот момент сказали правду, могли не довезти ее живой…

РЕКЛАМА

-- Обычно в дорожно-транспортном происшествии люди получают серьезнейшие травмы, -- объяснила нам заведующая отделом госпитализации Киевской станции скорой помощи Лариса Зубок. -- Оторванные при этом части тела приживить сразу невозможно: кости, ткани, сосуды измочалены, быстро развивается некроз. Врачи, которые работают на «скорой», видят, можно спасти оторванный орган или нет. И если есть малейшая надежда, пострадавшего везут в больницы, где работают специализированные микрохирургические отделения. Операции по реплантации сложны и длятся очень долго: ведь соединить нужно все разорванные сосуды, связки, ткани. К сожалению, бывают случаи, когда и после такой операции оторванный сегмент не приживается.

-- С Таниной мамой мы приехали в Больницу скорой помощи, когда Таню уже оперировали, -- говорит Андрей. -- Никто толком не знал, что случилось. Но когда нам отдали ее вещи, мы поняли: произошло что-то страшное. Куртка и джинсы были изорваны, в грязи, залиты кровью…

РЕКЛАМА

Хирург-травматолог, выйдя из операционной, сказал, что правую голень спасти не удалось.

-- Мы даже не сообразили сразу, что это значит, -- Андрей нервно ходит по палате. -- Подумали, будто это Таню не удалось спасти! Но врач сказал, что ее жизни ничто не угрожает. Для нас это были самые главные слова. Медики объяснили, почему не спасли ногу: кость была сильно раздроблена, в рану попала инфекция, и чтобы не допустить заражения крови, голень удалили почти до колена.

«ФАКТЫ» связались с Институтом экспериментальной и клинической хирургии, где занимаются восстановлением оторванных частей тела, чтобы узнать: действительно ли в случае Татьяны спасти ногу было невозможно?

-- Врачи «скорой помощи» сразу же связываются с нашим отделением, советуясь, как поступить в ситуации, если оторван сегмент тела, -- говорит врач отделения микрососудистой и пластической хирургии. -- Если травма квалифицированно описана и становится ясно, что помочь нельзя, мы сразу отказываемся принять пострадавшего. Но когда врач «скорой» сам видит, что спасти оторванный сегмент не удастся, он не тратит времени на переговоры, а спасает жизнь пострадавшему.

Тридцатилетие Татьяна отпраздновала в больнице

Несколько дней после произошедшего Таня была в шоке.

-- Пятого февраля она лишилась голени, а девятого ей исполнилось тридцать лет, -- грустно говорит Андрей. -- Мы, конечно, постарались устроить праздник. Но Тане было очень тяжело -- она почти не реагировала на наши поздравления. Казалось, не представляла, что можно жить без ноги.

Если бы не забота и поддержка любимого, Татьяна вряд ли научилась бы вновь улыбаться:

-- Этот подарок мне принес Андрей, -- показывает она игрушечного механического слона. И когда тот начинает смешно трясти ушами, ее лицо озаряет улыбка.

-- Как вы познакомились? -- задаю вопрос.

-- Мы соседи по дому, -- рассказывает Андрей. -- Я обратил внимание на Таню, когда она гуляла со старшим сыном во дворе. Оказалось, ее знает моя мама. Как-то подошел к Татьяне, познакомились. С того дня стараемся не расставаться…

Андрей почти все время держит Таню за руку, целует пальцы любимой, гладит ее волосы. И даже не верится, что они встречаются уже четыре года.

-- Когда мы познакомились с Андреем, я носила под сердцем дочку, но с мужем уже рассталась, -- вспоминает Таня. -- Он иностранец, закончив учебу в Киеве, вернулся домой. Андрей же стал для меня самым главным человеком. Правда, мои родители не очень-то верили в то, что у нас все серьезно. Ведь Андрей моложе меня на несколько лет. К тому же у меня двое детей. Но он не отказывается от нас. А когда я пришла в сознание после операции, спросила, не бросит ли меня теперь.

-- У меня даже мысли такой не было, -- говорит Андрей. -- Я люблю и Таню, и ее детей. Они даже называют меня папой! Я постараюсь сделать все, чтобы Таня научилась ходить на протезе, снова поверила в себя. Но ей понадобится хороший протез. Мы надеемся, суд обяжет водителя компенсировать ущерб. Хотя следствие идет так медленно, что нам кажется, до суда дело не дойдет вовсе.

-- Компенсация пострадавшим в этом ДТП женщинам будет выплачена обязательно, -- заверил нас следователь по этому делу, который просил не называть его имени в газете. -- Виновник происшествия должен будет оплатить лечение всех пострадавших и протезирование Татьяне, но только после того как медики назовут окончательную стоимость лечения. Таков порядок. Водитель автомобиля согласен с этим. Если же в силу каких-то причин он не захочет платить, вопрос будет решаться через суд. Пусть пострадавшие не переживают: следствие не «заглохнет».

Женщина часто пытается опереться на ногу, которой уже нет

Андрей работает в детской специализированной больнице «Охматдет» электриком. Сейчас -- по индивидуальному графику: когда он срочно нужен, его вызывают по пейджеру.

-- Если ухожу, прошу побыть с Таней кого-то из наших знакомых, подруг, -- рассказывает Андрей. -- Ведь ей нельзя оставаться одной ни на минуту: слишком свежи воспоминания о происшествии. Да и на культю Таня не может смотреть -- не привыкнет никак.

Пока мы разговаривали, проведать Таню пришел ее отец, Юрий Михайлович. Естественно, первым вопросом Татьяны был: «Как дети?» После подробного рассказа о малышах я смогла задать отцу несколько вопросов.

-- В день трагедии у вас не было никаких предчувствий?

-- Насколько я знаю, в ту субботу Таня очень не хотела уходить из дома. На улице подморозило, да еще моросил дождь. Но нужно было идти. А я, глядя на обледеневшие дороги, подумал: «Не дай Бог в такой гололед попасть в аварию!.. »

-- Как мне сказали Таня и Андрей, вы были не в восторге от их отношений. Что теперь думаете по этому поводу?

-- Андрей очень много сделал для Тани в этой ситуации. Мы бы с женой не смогли сами и за дочерью ухаживать, и за внуками приглядывать. Так что пусть сами решают, как им дальше жить.

-- А дети навещали маму в больнице?

-- Совсем недавно приходили, -- отвечает Таня. -- Им было трудно понять, что со мной произошло. Ведь сыну всего семь лет, дочке -- четыре. Родители объяснили им все. Сын сказал, что из железного конструктора соберет мне ножку, приделает к ней лампочки, и я буду похожа на терминатора. Правда, увидев меня в больнице, он очень расстроился, а дочка даже не смогла посмотреть на культю. Я же все время, пока дети были здесь, плакала.

Сейчас Таня вновь учится ходить на костылях. Почему вновь? Несколько недель назад она упала, ударившись культей. Хорошо, Андрей был в палате и сразу же помог Тане подняться, успокоил.

-- Я уже многое научилась делать сама, -- говорит Татьяна. -- Но иногда забываю, что у меня нет ноги. Я ведь ее чувствую! Вот и в тот момент попыталась опереться на нее -- и упала.

Недавно Таня перенесла еще одну операцию -- на культю пересадили несколько лоскутов кожи.

-- Женщина останется у нас еще недели на две, -- сказал главный врач клиники травматологии Больницы скорой помощи Лев Анкин. -- За это время должна прижиться пересаженная кожа. Затем женщину можно будет готовить к протезированию. Но перед этим она какое-то время побудет дома.

-- Сразу после происшествия я находилась в состоянии сильнейшей депрессии, -- признается Татьяна. -- Но сейчас уже верю, что все образуется. Ведь есть кому поддержать меня и успокоить, когда приходят страшные мысли. Правда, где сейчас взять деньги на протез?..

Андрей признался, что как только Таня получит развод, они поженятся. Танины родители не против, чтобы он поселился у них. Тесновато, правда, в двухкомнатной «хрущевке» шестерым, но главное -- там будет царить любовь.


«Facty i kommentarii «. 29 марта 2000. Человек и общество

768

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів