Происшествия

Женщина-снайпер из спецподразделения «альфа» может уничтожить любую цель на расстоянии километра

0:00 18 декабря 1999   8239
Александр ГОРОХОВСКИЙ «ФАКТЫ»

Десять лет назад в Киеве впервые было создано подразделение по борьбе с терроризмом

Если об иностранных спецподразделениях по борьбе с терроризмом мы слышали немало, то о своих не знаем почти ничего. Хотя, несмотря на малоизвестность украинской «Альфы» у себя на родине, ее хорошо знают за рубежом. Сегодня мы разговариваем с человеком, стоявшим у истоков создания подразделения.

«Альфа» стала уникальной из-за экономических трудностей

-- Мощным толчком к созданию антитеррористических организаций послужили события 1972 года, когда во время олимпиады в Мюнхене арабские террористы совершили зверский теракт против команды Израиля, -- рассказывает Виталий Романченко, полковник СБУ, который на посту первого заместителя Управления по борьбе с терроризмом и защите участников уголовного судопроизводства и сотрудников правоохранительных органов был одним из основателей «Альфы». -- До этого в разных странах мира существовало много спецподразделений, но строгой антитеррористической направленности они не имели. Советский Союз также имел отряды спецназа в структурах КГБ, МВД, в Вооруженных силах. Но они специализировались на разведывательно-диверсионной работе. Сами понимаете, время было такое. В 1974 году в Москве при КГБ СССР было создано подразделение по борьбе с терроризмом, которое потом стало известно как «Альфа». А в 1989 году приказом председателя КГБ СССР были организованы антитеррористические подразделения в четырех городах Советского Союза, в том числе и в Киеве. Именно с 1989 года можно вести летопись киевского подразделения. Правда, до 1994 года оно называлось иначе -- служба «С». «На боевом счету» этой службы обеспечение доставки в 1991-92 годах в Украину купоно-карбованцев, которые везли из Лондона, Парижа и Мадрида на самолетах, а также охрана морского транспорта, перевозившего в 1993 году гривню из Канады и Италии.

-- Говорят, наша «Альфа» -- уникальное подразделение?

-- Как это ни парадоксально, но уникальной и единственной в своем роде «Альфа» стала благодаря финансовым трудностям. Мы -- единственное в мире спецподразделение, занимающееся борьбой с терроризмом, а также защитой участников уголовного судопроизводства и сотрудников правоохранительных органов. Фактически деятельность в «Альфе» идет в двух направлениях. Одно -- антитеррористическое, второе -- по защите свидетелей и сотрудников правоохранительных органов (проще говоря, телохранители. -- Авт. ). К слову, в 1997 году на международных соревнованиях в Италии среди спецподразделений наша команда телохранителей заняла первое место. Кстати, среди них есть и женщины. И это не дань моде, а необходимость. Иногда приходится охранять женщин (чаще -- как свидетелей по какому-либо делу), и телохранитель должен следовать за объектом всюду, желает этого охраняемый или нет. В антитеррористическом подразделении служит женщина-снайпер. Так, в 1997 году на соревнованиях в Австрии среди спецподразделений в категории тактической стрельбы, в которых участвовали 52 команды, она заняла первое место. Эта женщина-снайпер может поразить любую цель на расстоянии километра. И у любого, кто находится в зоне ее обстрела, практически нет шансов уцелеть.

-- Каким оружием пользуются сотрудники «Альфы»?

-- Оружие у нас только отечественное -- то, что осталось нам в наследство от Союза. Конечно, это не суперсовременное оружие, но в умелых руках и оно эффективно. Американцы используют снайперскую винтовку новейшего образца, которая без «оптики» и специального оборудования стоит более 10 тысяч долларов (для сравнения, автомат Калашникова на рынке оружия стоит около 150 долларов. -- Авт. ). Нам же приходится рассчитывать только на то, что производится у нас или в России. Это, так сказать, наша национальная особенность. К примеру, подразделения США, кроме своего оружия, используют израильские автоматы для ближнего боя, считающиеся лучшими в мире.

Чтобы оправдать доверие, нужно переплыть бассейн со cвязанными руками и ногами

-- По потерям в боевых операциях можно судить о подготовке бойцов?

-- Это условная оценка. К примеру, у нас в подразделении за все время его существования боевых потерь не было, зато в процессе обучения при спуске с вертолета по роглису (специальному канату. -- Авт. ) один сотрудник погиб. Такие же примеры есть и у иностранных коллег. В аналогичном французском подразделении за время учебного периода погибли пять человек. Если же говорить о степени подготовки бойцов, везде в мире она примерно одинакова, несмотря на разницу в техническом оснащении. Мы учимся у иностранных коллег, они кое-что берут из нашего опыта. Другое дело, что экстремальных ситуаций у нас в Украине не так уж и много -- по сравнению с Россией или другими странами.

-- Нехватка боевого опыта не сказывается на классе бойцов?

-- Несмотря на относительное спокойствие, работы хватает. А необстрелянность компенсируется тем, что некоторые сотрудники проходили службу в горячих точках: кто в Афганистане, кто в африканских странах. Смерть и кровь повидали, и сомневаться в их психологической выносливости нам не приходится. А для остальных есть специальная система тренировок психологической выносливости -- боец должен нормально переносить вид крови, смерть или стресс от того, что он стреляет в другого человека. Вот как, к примеру, тестируют бойцов аналогичных подразделений во Франции. Человека связывают по рукам и ногам и бросают в бассейн. Кроме того, что он должен не утонуть, ему еще нужно проплыть определенное расстояние. Или: точно так же связанный сотрудник должен проползти через трубу определенного диаметра. Еще один пример. В абсолютно темную комнату со слезоточивым газом без противогаза запускают тестируемого. Он должен найти в этой комнате канат, который и выведет его к двери. Конечно, все эти тесты невозможно пройти без длительного обучения (нетрудно догадаться, что нечто подобное проделывают и сотрудники украинской «Альфы». И трюки Копперфилда по сравнению с их обычными тренировками -- просто детские забавы. -- Авт. ). Кстати, каждый сотрудник проходит подготовку по оказанию первой медицинской помощи в экстремальных условиях. И если при проведении мероприятия наш сотрудник ранил, к примеру, того же террориста, он же обязан оказать ему первую медицинскую помощь.

-- При каких обстоятельствах можно стрелять в террориста на поражение?

-- Даже если террорист убил или ранил его товарища, сотрудник «Альфы» не имеет права применить оружие на поражение без приказа. Если же ситуация выходит из-под контроля (террорист проявляет агрессивность, начинает убивать заложников), боец действует адекватно. Поэтому при отборе в подразделение уделяется внимание не только физическим данным человека. Восемьдесят процентов наших сотрудников имеют высшее образование, что уже говорит о многом. К тому же дать приказ на применение подразделения имеют право только Президент Украины и председатель Службы безопасности Украины.

Кино о спецподразделениях -- правда лишь наполовину

-- Если это не секрет, что же умеют бойцы «Альфы»?

-- Легче перечислить то, чего они не умеют. Средний боец -- это эдакий универсальный солдат, который стоит пятерых в рукопашном бою. То же можно сказать и о стрельбе, и об умении пользоваться различными видами оружия и техническими средствами. Кроме того, есть специализированные группы пловцов, которые подготовлены не хуже американских «морских котиков». Существуют группы парашютистов, снайперов. Но при проведении операций индивидуальное мастерство каждого -- это лишь второстепенный фактор успеха. Боец, несмотря на свою универсальность, не сможет в одиночку реализовать свое умение. Это только Рэмбо с голыми руками на танк бросается. При подготовке и проведении мероприятий упор делается на слаженность действий в составе подразделения, где и проявляется индивидуальное мастерство.

-- Насколько соответствует действительности то, что мы видим в большинстве американских фильмов о спецотрядах? Взять хотя бы знаменитый фильм о подразделении «Дельта» с участием Чака Норриса…

-- То, что мы видим на экране, соответствует действительности процентов на пятьдесят. Во-первых, в жизни все выглядит не так артистично, как в кино, и, поверьте, намного жестче. Во-вторых, ни одна служба, даже в рекламных целях, не будет раскрывать своих секретов: ни технических, ни тактических. И в-третьих, многое из техники и вооружения, демонстрируемого на экране, мягко говоря, из области фантастики -- тот же мотоцикл главного героя, вооруженный небольшими ракетами. Не углубляясь в технические подробности, с уверенностью могу сказать, что ракет такого класса для решения тех задач, что показаны в фильме, пока нет ни у одной из спецслужб.

-- Из ваших слов следует, что и большинство действий героев -- переговоры с противником, секретные операции за рубежом -- тоже можно подвергнуть сомнению?

-- Любые переговоры, которые ведутся с террористом, имеют конечной целью не удовлетворение его требований, а захват или уничтожение его самого. А переговоры и уступки -- лишь временная мера, применяемая для разрядки обстановки. Что касается проведения операций за границей по освобождению своих граждан, то они осуществляются только по согласованию с той страной, в которой граждане захвачены. Была одна операция, которая как нельзя лучше иллюстрирует мои слова. В Луганской области, в сорока километрах от границы с Россией, отряд проводил операцию по освобождению заложников. Террорист выдвинул требования, выполнить которые мы согласились. Одно из них -- предоставить ему возможность покинуть на транспорте пределы Украины. Мы сопровождали его до границы с Россией, где в дальнейшем его вели наши коллеги, с которыми мы имели соответствующую договоренность. Мы выполнили свою задачу, не ступив на территорию чужого государства.

-- Любая операция -- это риск. Как же он оплачивается и что ждет сотрудника после службы?

-- Могу привести только сравнительные данные. К примеру, военнослужащий срочной службы украинских миротворческих сил в Югославии получал около 500 долларов в месяц, а его коллега из натовских стран -- порядка нескольких тысяч. Примерно такое же соотношение и у нас. Но у нас существуют надбавки за прыжки с парашютом, погружения под воду. И все-таки для многих ребят уже сама служба в «Альфе» -- мечта. Поэтому материальный стимул для них не так уж важен. Да и авторитет уже начинает работать на нас, даже в криминальном мире. «Альфу» боятся и уважают. Так было в Чернигове, Одессе, Крыму, когда мы задерживали членов преступных группировок. После завершения операций по городу шел «слушок», что это была работа «Альфы», и, как говорили коллеги, в последующем работы у них поубавилось.

Несмотря на экономические трудности, руководство государства старается всячески поддержать нас. Недавно «Альфа» получила учебную базу, которая будет оборудована для тренировки сотрудников подразделения. Ведь для подготовки хорошего бойца необходимо пять лет. По мере возможности выделяются средства на приобретение новой техники и оборудования лучших мировых стандартов. Для координации действий между различными силовыми ведомствами создан Антитеррористический центр. Кстати, когда в мае 1998 года Леонид Кучма и Владимир Горбулин, тогда еще секретарь Совета национальной безопасности Украины, проводили смотр «Альфы», они остались весьма и весьма довольны профессиональной подготовкой сотрудников.

В январе 1997 года была создана международная ассоциация ветеранов подразделений антитеррора «Альфа». Ее цель -- защита и создание социальных гарантий для ветеранов и действующих сотрудников. Например, ассоциация ежемесячно выплачивает пенсию двум семьям погибших сотрудников.

-- Не обидно ли, что некоторые из подвигов «Альфы» записываются на чужой счет?

-- Мы не стремимся к рекламе, в ней нет необходимости. Не раз уже нам приходилось опекать своих же ребят, участвовавших в той или иной спецоперации, так как бандиты угрожали им расправой. О ревности говорить не приходится. Для нас уже стало обычным, когда, выполнив свою работу, мы тихо уезжали, а потом в средствах массовой информации появлялись сообщения, что операцию по обезвреживанию бандитской группировки успешно провели сотрудники силовых структур.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

– Мама, купи собачку. – Нет! – Ну купи... – Я же тебе сказала: продай ее кому-нибудь другому.