ПОИСК
Політика

Глава нацбанка виктор ющенко: «сегодня надо набраться мужества и принять очень много непопулярных решений»

0:00 22 грудня 1999

Сегодня в Верховной Раде депутаты во второй раз попытаются утвердить предложенную Президентом кандидатуру главы правительства. На этот раз парламентский экзамен сдает глава Нацбанка Виктор Ющенко. Его имя в качестве претендента на премьерский пост стало бурно обсуждаться после визита главы государства Леонида Кучмы в Вашингтон. Поговаривали, что западные стратегические партнеры хотели бы видеть у руля Кабмина Украины именно Ющенко. Но не в этом заключался сюрприз. Позиция стратегических партнеров понятна: они по достоинству оценили заслуги Виктора Андреевича, сумевшего в экономически не очень стабильной стране создать стабильную структуру -- НБУ. Неожиданностью, скорее, стало единодушие десяти парламентских фракций, предложивших Леониду Кучме устроить испытание премьерством Виктору Ющенко. Президент согласился. Глава НБУ долго сомневался, но все же сегодня пришел на экзамен в Верховную Раду. Но депутаты, дружно заявлявшие о поддержке главы НБУ, все же побоялись поименного голосования и вчера приняли решение голосовать тайно -- карточками. А накануне «ФАКТЫ» попытались выяснить, с каким настроением и какими предложениями г-н Ющенко идет в парламент.

«Я был бы счастлив, если бы в Украине на рост моего «сожженного» тела поднялся уровень жизни»

-- Виктор Андреевич, как вы отнеслись к предложению принять участие в премьерской гонке?

-- Мажорная тема… Если честно, я еще не готов ее обсуждать…

-- Тогда давайте раскрывать ее постепенно. Когда Президент предложил парламенту вашу кандидатуру, вы еще сомневались. Что же заставило вас согласиться сдавать экзамен на премьера в Верховной Раде?

-- Обстоятельства, обстоятельства и еще раз обстоятельства.

-- Какие именно?

-- Я прекрасно понимаю, что при сложившейся у нас в стране ситуации премьер-министр не всегда может добиться тех результатов, которые он сам хотел бы получить и которых от него ожидают… Этому зачастую мешают обстоятельства, не зависящие от его возможностей и статуса. Поэтому ответы на вопросы, что в такой ситуации предпринять и какое содержание вкладывать в реформаторскую программу действий правительства, по сути, не являются уникальными. Но они напрямую связаны с осознанием обществом необходимости их применения. С подобной проблемой в последние тридцать лет сталкивались практически все 127 стран с экономикой переходного периода…

-- И более-менее успешно ее разрешали. Есть ли у нашей экономики некие особенности, которые препятствовали бы реализации рыночных реформ? И что необходимо для того, чтобы преобразования прошли комплексно, своевременно и в полном объеме?

-- Мы должны прийти к согласованной позиции всех ветвей власти. Ведь сегодня проблема состоит не в том, чтобы, например, сделать сбалансированный бюджет, а в том, как его провести в парламенте. Опять же не проблема -- расставить 12 акцентов структурных реформ, но вопрос -- как их принять? А пока мы ищем ответы, государственные финансы вышли из-под контроля… Людям месяцами не выплачивают пенсии, заработную плату. Государство стало основным неплательщиком. Посмотрите на энергетику: почему там сейчас идет такая борьба? Потому что энергетика осталась одной из немногих отраслей, которая еще может кредитовать… Но делает она это за счет бюджета. Получился такой себе канал вымывания финансовых ресурсов за счет государства.

-- Что или кто тому виной?

-- Как бы мы сейчас ни изощрялись в характеристиках и оценках того, что имеем, это не вина одного человека. Понимаю, что самый легкий путь -- возложить ответственность за проблемы на конкретную личность. Но я убежден, что для быстрого и эффективного проведения радикальных изменений, которые могут обеспечить благополучие среднестатистического украинца, мы должны владеть одним важным рычагом -- это политическое большинство, способное поддержать непопулярные, но необходимые действия правительства. Поэтому сейчас я и пытаюсь вести с депутатами дискуссии не по экономическим проблемам, а по политическим…

-- Вы уверены, что сможете убедить парламентариев в необходимости создания в Верховной Раде мощного блока поддержки реформ и не «сгореть» во время голосования?

-- Вопрос, который будет рассматриваться в парламенте 22 декабря, это проблема не столько избрания премьера, сколько консолидации политических сил. Поэтому все комментарии, которыми сопровождаются мои попытки убедить депутатов в ее необходимости -- типа «сжигание кандидатуры», «потеря кого-то» и тому подобное, -- выглядят немного комично. Если такое «сжигание» пойдет на пользу Украине, то это можно расценивать только как комплимент. Я был бы счастлив, если бы в Украине на рост моего «сожженного» тела поднялся уровень жизни! Ради этого стоит идти на любые жертвы! И это не высокопарные слова.

Но если мне удастся сформировать ситуативное большинство -- лишь на время голосования, это можно считать поражением. Потому что на следующий день оно распадется, и ни один документ из предложенных премьером не будет принят.

«Я не прошу проголосовать в мою пользу и не обещаю за это блага в виде министерских постов»

-- И как вы оцениваете шансы создания большинства?

-- Собственно говоря, это мое основное требование -- не к конкретным депутатам и спикеру, а к парламентским политикам. Если мы не сформируем такое политическое сообщество, которое будет нести ответственность за экономическую политику, мы не сдвинемся с места. Только с помощью парламентского большинства можно запустить механизм политической ответственности за решения, принимаемые в сессионном зале. А если ее нет -- получается своеобразное парламентское алиби: выходит, что депутаты не отвечают за происходящее в стране! В том числе и за ситуацию, которая может возникать в результате экономической политики новоизбранного премьер-министра…

Парламент, собственно, и формируется для того, чтобы в нем было большинство. Если его нет -- значит отсутствует институт политических партий. А другого варианта принятия программы экономических реформ нет. Ведь в чем заключается логика сотрудничества двух ветвей власти? Когда законодательная и исполнительная власти в своем выборе рискуют одинаково. И провал реформ послужит фиаско не только для некоего Ющенко и его команды, но и для политического большинства, которое сделало ставку на эту группу людей. Когда распределение риска одинаково, тогда обе стороны стараются продуктивно идти в одном направлении. Если же мы оставим распределение риска на нынешнем уровне, то на позитивные результаты и рассчитывать не приходится.

У нас ведь премьеры «горели» не потому, что они были непрофессионалами. Просто каждому из них приходилось самому формировать политическую поддержку для своей деятельности. Я не хочу работать по такому принципу… Это не функция премьера, это не мой дефицит…

-- Во время консультаций депутаты пытаются выбить себе какие-то портфели в обмен на поддержку в момент голосования?

-- Не вижу ничего плохого в том, что на переговорах с фракциями мы говорим о кадрах. Но я не прошу проголосовать в мою пользу, не обещаю за это блага в виде министерских постов, реструктуризации долгов или финансовой помощи лоббируемым структурам. А тем более каких-то благ, которые противоречат моральным принципам. Однако буду настаивать на некоррумпированном формировании правительства, чтобы ни у кого не возникало вопросов по поводу какой-то клановости или однобокости интересов. Там, где фигурируют чьи-то интересы, возникает «окрошка» из чиновников -- не всегда профессионалов своего дела. А мне необходим амбициозный персонал, преданный интересам украинского народа…

-- Вы намерены консультироваться с левыми?

-- В графике они запланированы…

«Не хотел бы оказаться в роли атлета, которому на болоте предложили поднять штангу»

-- Какую тему, по вашему мнению, они затронут?

-- Тему земли. Как ее понимает макроэкономист и политик. Как-то на заседании одного из комитетов несколько лет тому назад прозвучала реплика: мол, вопрос цены на землю у нас давно решен -- еще в советские времена какой-то институт уже оценил землю, и эта тема якобы закрыта. Давайте говорить о технологических проблемах. Тогда я задаю вопрос: сколько стоит эта бутылка воды? 30 копеек? Но бутылка-то не продается! Вот в этом весь абсурд! Вопрос цены при отсутствии товарной формы -- это неграмотный вопрос. У товара, который не продается, и цены не может быть.

Сегодня мы, слава Богу, начинаем говорить о земле как о товаре для ценовой экономики… Мы говорим, что это один из методов социальной защиты для бедных людей в селе. И задача действующей власти -- доходчиво объяснить бабушке, что те 4 гектара, которые у нее есть за огородом, являются ее богатством. Чтобы она увидела это богатство, за счет которого можно, скажем, сделать операцию на зубах, либо выучить внучку в институте, либо приобрести что-нибудь для хозяйства. Образно говоря, перед нами стоит выбор: или мы даем людям рыбу, или даем удочку… Сегодня, согласно земельной реформе, мы хотим впервые дать человеку удочку.

-- Если вас утвердят, каковы будут ваши первые шаги на посту премьер-министра?

-- Действовать. В противном случае, это начало клинической смерти. Сегодня надо набраться мужества и принять очень много непопулярных решений. Но кому-то надо же взять этот грех на себя. Хотя, возможно, это и повлечет за собой конфликты с людьми, конфликты со структурами…

-- А вы готовы взвалить на себя этот грех?

-- Я-то готов. Но мне необходим политический фундамент, на который можно опереться. Это все равно, что атлета поставить на болото и сказать: ты можешь поднять штангу? Он сможет взять вес -- внутренних сил хватает… Но есть ли у него почва под ногами, опора?

Знаете, чего я больше всего опасаюсь? И даже в нашем диалоге. Когда вы начнете спрашивать: а как там коммунальная реформа будет? Как пенсионная? Социальная? Аграрная? И так далее… Поверьте, об этих реформах можно интересно рассказывать. Но сейчас важнее понять, что ахиллесовой пятой Украины является несформированная политическая ситуация. Снова-таки, подчеркиваю, -- это не нехватка определенных структур, определенных сил или отдельных личностей… Просто такова была логика политического развития этих восьми лет. Возникали проблемы, на решение которые ни у кого не было опыта. Скажите, восемь лет назад о каком бы образце партии мы говорили, кроме коммунистического? Теперь же мы хаотично пытаемся из 80 с лишним партий сделать десяток-другой -- но на какой платформе? Идеология не помощник, потому что у каждого своя… И хотя Иисус один, у нас все равно четыре партии христиан. Рух -- казалось бы… И так далее… Мы еще очень разные, чтобы откинуть мелочи и объединиться по сути. Но если мы построили такой механизм политических весов, от которых зависит, куда страна пойдет -- к росту уровня жизни или к упадку, мы уже не имеем права сбрасывать его со счетов.

«Хочу, чтобы в будущем мне не было стыдно говорить людям, что я имел отношение к управлению этой страной»

-- На кого вы оставите Национальный банк? Предлагают ли вам партии свои кандидатуры на этот пост?

-- Пост председателя НБУ не является предметом политических торгов. Из Нацбанка можно, конечно, сделать кооператив или политический институт, и он в этом статусе может продержаться некоторое время. Но это заложит основы таких процессов дестабилизации, которые отразятся не только на монетарных показателях, но и на сумме, обозначенной в зарплатной ведомости каждого украинца.

-- То есть вы будете настаивать на том, чтобы НБУ возглавил профессионал?

-- Да. Это должен быть человек, способный сохранить принципы построения денежной системы.

-- Вы кого-нибудь уже рекомендовали Президенту?

-- Да, такой разговор был, и Президент со мной согласился. В принципе, эту позицию разделяют и те фракции Верховной Рады, с которыми я встречался.

-- Первой вашей заботой, если вы станете премьером, будет принятие бюджета на 2000 год, главная проблема которого, как известно, -- крупные выплаты по государственному долгу. Есть ли возможность в нынешних условиях создать реальный, сбалансированный бюджет?

-- Существует сценарий, который позволяет, несмотря на все проблемы, сделать бюджет-2000 одним из наиболее оптимальных за восемь лет независимости. Сейчас идет доработка проектов, представленных правительством и парламентским комитетом, и уже сегодня есть версия бюджета, которая практически не вызывает возражений у руководства НБУ. При этом долговая нагрузка будет не больше, чем в нынешнем году.

Но здесь опять важно помнить, что для создания оптимального бюджета нужен союз многих сил. В том числе, кстати, и кредиторов. Ведь если они увидят, что в стране созданы условия, улучшающие инвестиционный климат, то и разговор у нас будет совсем другой. Сегодня же ситуация в стране такова, что даже рядовой украинский гражданин хранит свои сбережения (совершенно не криминальные) в долларах, то есть фактически вывозит свои финансовые ресурсы из страны.

А давайте посмотрим на наших ближайших соседей -- поляков. Сегодня благодаря решительным экономическим реформам в Польшу не только вернулись капиталы, вывезенные раньше, но и пришли новые значительные инвестиции. Деньги идут туда, где есть стабильность, защита прав собственности. А у нас этого пока нет. Поэтому сегодня вне банковской системы вращаются десятки миллионов долларов. Приблизительно втрое больше, чем вся гривневая денежная масса. И если нам удастся создать условия, при которых люди поверят в защищенность своих средств и вложат эти деньги в банки, то это, во-первых, даст мощный толчок экономике, а во-вторых, нам не придется зазывать к себе иностранных инвесторов. Они придут сами, как только увидят, что в этой стране можно работать. А если мы ограничимся тем, что будем создавать комитеты по привлечению инвестиций, это ситуацию не изменит -- они не придут.

-- Виктор Андреевич, вы так и не сказали, как отнеслись к предложению возглавить правительство. А как отреагировали близкие?

-- Мама сказала, что это какой-то грех на семью.

-- Но она вас благословила?

-- Она плачет.

-- В чем же вы черпаете оптимизм?

-- Сегодня я нахожу точку опоры в осознании того, что, если смогу в этой должности быть полезен Украине, то должен это сделать. Хочу, чтобы в будущем мне не было стыдно говорить людям, что я имел отношение к управлению этой страной, когда в ней так плохо жилось. И не нужно сегодня рассуждать о том, кто сгорит, а кто нет. Это, по меньшей мере, некорректно по отношению к миллионам жителей Украины, которые сейчас не имеют права даже на улыбку.

-- Виктор Андреевич, не слишком ли вы идеализируете свое нынешнее положение?

-- Я убежден, что политика -- это чистое дело. У меня нет хрустальных иллюзий, я не хочу выглядеть ни лучше, ни хуже, чем на самом деле. Для того, чтобы люди в будущем не были разочарованы, меня сегодня надо принимать таким, какой я есть.

720

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.