БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

«сначала зазвучали голоса, потом ко мне стали спускаться здоровые мужики с надписью на куртках «мчс». Я подумал, что у меня начались галлюцинации… »

0:00 26 марта 2010 272
«сначала зазвучали голоса, потом ко мне стали спускаться здоровые мужики с надписью на куртках «мчс». Я подумал, что у меня начались галлюцинации… »

Пять часов на дне оврага в 17-градусный мороз провел турист из Минска, который, катаясь на лыжах в Карпатах, получил серьезную травму. Только благодаря профессиональным действиям горноспасателей мужчина остался жив

Во Львовской области до сих пор не могут определить, был ли этой зимой в Карпатах лыжный сезон. Регион обильно заваливало снегом, но в горах его толщина была минимальной, и то и дело приходили оттепели с дождями. Так что любителей горнолыжного спорта на склонах было мало. Только травмированных почему-то меньше не стало. Туристы попадали в опасные для жизни ситуации в основном из-за своей беспечности.

«Очнулся, когда кругом уже была сплошная темень»

26-летний житель Минска Павел Гальцевич, пострадавший на одном из горных спусков, второй день лежит в кровати, в снятой им комнате частного сектора поселка Славское. Встретившая нас хозяйка дома Мария лишь разводит руками:

- Упрямится мой жилец: мол, в вашу сельскую больницу не лягу, представляю те условия, а тут я и за проживание заплатил, и за нормальную еду. Говорит, что потерпит еще день — за ним уже родственники выехали. Но ведь разбился он капитально!

Действительно, голова и левая рука у Павла перебинтованы, одна нога вывихнута, а по тому, как он, поворачиваясь на бок, стонет, можно предположить, что у него сломано ребро или серьезно повреждена грудная клетка. На наш совет все же обратиться в местную больницу Павел раздраженно отмахивается:

- Через пару дней буду в Минске, там и обращусь…

Я вообще-то родом из Восточной Украины, — начинает рассказ Павел, — в Белоруссию переехал из-за бизнеса. Горными лыжами увлекся два года назад. Какие под Минском горы? В прошлом году поехал кататься в Буковель, в Ивано-Франковскую область. Перед этим друзья отговаривали: «Лучше поедь в Австрию, там значительно дешевле и сервис гораздо выше». Не послушался. Друзья оказались правы — поездка была неудачной. Ну а в этом году приехал в Славское. Красота здесь неимоверная! Меня даже не смутило, что снега мало. Снял неплохую комнату у Марии, договорились, что будет и питание. Несколько дней катался с горы Тростян. Не передать, какое удовольствие! А в беду я попал по собственной глупости. Уже начинало смеркаться, все гуще становился туман, но решил съехать в последний раз. Где-то на середине пути пришла шальная мысль: зачем ездить по уже накатанным маршрутам? И пошел по нетронутому снегу вправо. Увидев перед собой небольшой заснеженный холмик, вокруг которого росли густые кусты, решил на скорости прыгнуть с него, как с маленького трамплина. Помчался, а за ним… оказался узкий и глубокий овраг. На приличной скорости я грудью влетел в здоровенный ствол хвойного дерева.

Удар был до того сильный, что я потерял сознание. Не знаю, сколько так провалялся. Очнулся лежа на спине, когда кругом была сплошная темень. Голова гудит, как колокол, перед глазами вспышки, со лба капает кровь. Хотел встать, но из-за резкой боли в груди не смог. Полежал полчаса, отдышался и решил попробовать встать на колени, осторожно перевалившись через бок. И снова пронзила страшная боль, но уже в левой руке и ноге. Между тучами проглядывали звезды, так что удалось хоть как-то осмотреться. Стало не по себе, когда понял, в какую ситуацию попал. Со сломанными лыжами лежу на дне оврага, от удара о дерево сильно повреждены грудная клетка, голова, нога и рука, людей рядом нет, звать на помощь бесполезно, сам идти не могу. Единственная надежда, что хозяйка дома заметит мое отсутствие и поднимет шум. Но она может подумать, что я где-то загулял.

Как вдруг я вспомнил, что видел на улицах городка плакаты с номером спасателей. Номер легкий, крутится в голове, но вспомнить не могу. Мучился-мучился и вспомнил! Неповрежденной рукой с нескольких попыток удалось достать мобильный телефон из кармана. Дозвонился в местное МЧС. Меня спросили, где я нахожусь. Как мог, объяснил. Пообещали выслать людей. Но, откровенно говоря, мало верилось, что меня удастся найти в такой темноте. А мороз пробирал все больше! Боясь замерзнуть, решился на последнюю отчаянную попытку: схватился рукой за куст и попробовал рывком поднять свое тело. В груди раздался хруст, пронзила адская боль, ветка оборвалась, и я ударился головой о землю. Тут вообще перестал соображать. Не знаю, сколько так пролежал — час, два, три. Поэтому, когда наверху сначала зазвучали голоса, потом замелькали фонарики и ко мне на дно оврага стали спускаться здоровые мужики с надписью на куртках «МЧС», я подумал, что у меня начались галлюцинации. Откуда ночью в овраге на склоне огромной горы возле разбившегося горнолыжника могут появиться спасатели!? Я этим людям обязан жизнью.

«Звонил лыжник: «Лежу где-то справа от основной трассы спуска, но точно определить не могу»

Выяснять, как спасатели нашли пострадавшего, «ФАКТЫ» отправились в Славское, во Львовский горный поисково-спасательный отряд…

Оказалось, что дежурная часть не имеет даже собственного помещения. Сердобольный местный житель отдал отряду первый этаж своего двухэтажного дома.

- В тот вечер уставшие ребята вернулись с дежурства на горах Тростян и Высокий Верх, — вспоминает оперативный дежурный Люба.  — Только собрались ужинать, как вдруг позвонил пострадавший лыжник: «Разбился, лежу где-то справа от основной трассы спуска, но точно определить не могу». Естественно, все тут же оделись, взяли лыжи и отправились в горы на поиски…

На вершину Тростян на подъемнике ехать полчаса. Именно тут, а не на склонах, много лыжников и приехавших просто поглазеть на горы туристов. На крепкий морозец, легкую пургу и туман никто внимания не обращает. Здесь шумит местный «Шанхай» — пара десятков деревянных построек, где можно взять напрокат лыжи, ботинки, санки. Вкусно дымят мангалы, а голосистые торговки в тулупах зазывают клиентов: «Шашлыки, пельмени, грибная юшка, горячее вино, водка!»

- Темно не темно, а человека спасать надо, даже если трудно предположить, где находится пострадавший, — рассказывает «ФАКТАМ» подробности поиска жителя Минска начальник отряда Михаил Яворивский.  — Перезвонили лыжнику: убедиться, что это не ошибка, уточнили, в каком направлении он съезжал, как оценивает свое состояние. Прицепили к нашему старенькому уазику самодельные металлические сани с длинными ручками для транспортировки пострадавших и выехали. По дороге взяли сотрудника подъемника, чтобы тот его включил. Поднялись на гору и медленно начали с нее спускаться на лыжах, таща за собой сани. Где-то на середине трассы в свете фонариков заметили одинокий лыжный след, уходящий влево. Шли по этому следу около часа, пока он не оборвался на краю оврага. На его дне и нашли Павла. Разбился он действительно прилично, да и замерз уже сильно. Перекисью промыли ему лоб, перевязали голову, наложили бандаж на руку, затянули эластичным бинтом грудь и вывихнутую ногу, укутали одеялами, поместили в сани и спустились в поселок. Для нас это обычная работа.

«Одна женщина попыталась съехать с горы на надувной автомобильной камере»

В этом сезоне помощь была оказана 168 пострадавшим лыжникам. В среднем в будний день на горе разбиваются три-четыре человека, в праздничный — от восьми до 14. К счастью, за весь сезон не произошло ни одного смертельного случая. Как-то один журналист написал о львовских горных спасателях: «У них есть мужество, профессионализм и… больше ничего». Грустно, но это правда.

- Работаем в экстремальных условиях, — машет рукой Михаил.  — То, что нашу дежурку пустили в частный дом, вы уже знаете. За газ, воду, электричество, мобильную связь платим из своего кармана. Сами себе покупаем горные лыжи (а их на сезон надо две-три пары), экипировку, одежду, альпинистское снаряжение, веревки. За мощный французский фонарик, способный светить 150 часов, заплатили 800 гривен! И это при зарплате 744 гривни. В этом квартале на уазик нам не выделили ни грамма бензина. Бинты, перекись и шины подарил Красный Крест. Зеленку и йод прислал один благодарный лыжник, спасенный нами. Даже саней нет! Пришлось мастерить самим. Сварили из труб металлический каркас, покрыли его листом алюминия, положили на дно матрас, и получилась люлька, больше похожая на металлический гроб. Сани тяжеленные — более 30 килограммов.

- Больше всего поражает беспечность лыжников, — делится спасатель Владимир Голинчак.  — Некоторые туристы, никому ничего не сказав, в поисках экзотики отправляются в дикие места. Только где в случае беды их искать? Ну как можно неопытному или пьяному спускаться с такой горы!? Или как можно на крутых трассах спускаться на чем-то еще, кроме лыж? Пару дней назад одна женщина попыталась съехать на взятой напрокат надувной автомобильной камере. На огромной скорости она врезалась в дерево, и ей стесало половину лица. Другие разбиваются на санках. И мы ничего запретить не можем: такого «транспорта» полно в прокатных пунктах. Об иностранцах вообще отдельный разговор. Например, когда гражданка Канады подвернула ногу и мы приехали помочь ей спуститься вниз, она отказалась ложиться в нашу саночную люльку. Заявила, что подождет на месте, пока мы вызовем для нее… вертолет. Еле-еле смогли объяснить ей, что тут цивилизации нет. И вертолетом будем мы…

Наш разговор со спасателями прерывает звонок: какой-то лыжник повредил колено. Ребята подхватывают свою металлическую люльку и мчатся к пострадавшему. Уже на ходу один из них оглядывается и кричит мне:

- Вы только из своей статьи не выбрасывайте слова о наших проблемах. Может, новый министр МЧС прочитает!

Кажется, для них это единственная надежда…

P. S. Материал подготовлен при содействии пресс-службы ГУ МЧС во Львовской области.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров