Происшествия

«я падала с седьмого этажа на третий, задевая боками торчащие штыри арматуры»

0:00 24 апреля 2010   4538
«я падала с седьмого этажа на третий, задевая боками торчащие штыри арматуры»
Мария ВАСИЛЬ «ФАКТЫ»

Ровно десять лет назад в девятиэтажный дом в центре города Бровары, что под Киевом, попала учебная ракета. Три человека погибли, десятки лишились жилья

20 апреля 2000 года в 15. 05 в центре Броваров прогремел страшный взрыв, который был слышен на расстоянии двадцати(!) километров. Сначала думали: взорвался газ. Жителям мирного городка и в голову не могло прийти, что они подверглись настоящему артобстрелу. Учебная ракета класса «земля-земля», выпущенная из пусковой установки «Точка-У», через две минуты после старта на Гончаровском полигоне поразила девятиэтажный жилой дом № 3 по улице Независимости, который расположен всего в пятидесяти метрах от здания городской администрации. Железная болванка прошила один из подъездов насквозь, разрушив шестнадцать квартир с девятого по первый этаж. Около ста жильцов лишились крова над головой, три человека погибли.

«Первые несколько дней нам не разрешали говорить о найденных фрагментах ракеты»

Сразу после трагедии Министерство обороны открещивалось от причастности к трагедии, доказывая, что стрельбы в Гончаровске, оцененные на «отлично», завершились поражением учебной цели. Лишь когда офицер МЧС предъявил найденный на крыше фрагмент ракеты с номером 9-К79, отпираться стало невозможно.

- Мы-то сразу поняли, что это была военная ракета, — рассказала «ФАКТАМ» начальник городского паспортного стола, располагавшегося на первом этаже разрушенного подъезда.  — Прошив подъезд, ракета упала к нам в приемную. Деревянные столы разнесло в щепки. Потом сверху из образовавшейся дыры посыпались обломки строительных конструкций, чужая мебель. К счастью, это случилось в четверг, когда у нас был неприемный день. Военные и спасатели разгребали этот завал, а мы паковали документацию, готовясь к эвакуации, как вдруг обнаружились фрагменты ракеты — металлические кольца с номерами. Но первые несколько дней говорить об этом не разрешали…

Военное ведомство, вынужденное признать свою вину, отремонтировало пострадавший подъезд. Многих жильцов из разрушенных квартир переселили в новостройки, семьям выплатили денежную компенсацию за моральный и материальный ущерб. Но в итоге после двух лет расследования уголовное дело по факту попадания ракеты в жилой дом было… закрыто в связи с отсутствием состава преступления со стороны военных. Всю вину возложили на «железо»: эксперты заявили, что ракета была неисправна. Потеряв управление, она пролетела лишние 60 километров.

Сегодня жители пострадавшего дома не любят вспоминать о трагедии. Мол, дело давнее, не хочется бередить душевные раны.

- Мне 77 лет, со здоровьем неважно, — сказала «ФАКТАМ» по телефону владелица двухкомнатной квартиры на четвертом этаже Кира Григорьевна Ягова.  — Как начинаю думать о пережитом ужасе — сердце болит… Я в тот момент как раз находилась дома, перед телевизором. Тут раздался такой звук… не грохот, нет! Жуткий скрежет плиты о плиту. Я схватила собаку, выскочила во двор, там уже собрались люди. Потом зачем-то отнесла собаку назад в квартиру. А затем, уже когда выставили заграждение, снова побежала за Чикой. Прямо какое-то помутнение рассудка случилось! Когда выносила собаку из подъезда, обернулась назад. Шедший за мной спасатель нес… оторванные человеческие руку и ногу. Можно ли такое забыть?

«Сверху глухо бахнуло, раздался страшный треск. Входные двери выбило ударной волной»

Семья одного из погибших в этой страшной трагедии теперь живет в новой высотке. По словам Виктории Ивановны Сирык, с которой «ФАКТЫ» встречались после новоселья, новая квартира даже больше старой по площади. Государство дало семье денег на покупку мебели и одежды.

- Но в какую сумму можно оценить потерю любимого человека? — вздохнула пенсионерка.  — За три дня до светлого праздника Пасхи я лишилась мужа, с которым прожила 36 лет, воспитала троих детей. За два часа до своей смерти Володя погулял с двухлетней внучкой Аленочкой, потом ее уложили спать. У меня дома кипела работа — стирала, мыла, варила. Совсем замоталась. Почувствовав себя неважно, прилегла на диван, попросила мужа измерить мне давление. Оказалось, повышенное. Я пошла на кухню за таблеткой. Только налила воды — вдруг как-то темно стало. Сверху глухо бахнуло, потом раздался страшный треск. Входные двери выбило ударной волной. Я побежала к оставшемуся в комнате мужу, кричу ему: «Володя, что случилось?» Сама подумала, что газ где-то внизу рванул. Выскочила в коридор — а коридора-то нет! Яма! Оступившись, я полетела вниз — с седьмого этажа на третий. Помню, как падала — с поднятыми руками, задевая боками торчащие штыри арматуры… Упала как раз на чьи-то диванные подушки. Одна нога ушла вниз, застряла в расщелине. Подняла голову и сквозь круглое, как будто циркулем начерченное отверстие в крыше, увидела небо. А на остатках арматуры железная болванка телепается. Первым движением было прикрыться той же диванной подушкой — не дай Бог, сорвется прямо на меня. Потом поняла: если железяка сорвется с такой высоты, то, как ни прикрывайся, от человека мокрое место останется. Начала ногу из провала вытягивать. Поняла, что перелом — осколки кости один о другой задевали…

Слышу, внучка откуда-то кричит: «Бабушка!» Гляжу наверх — Аленочка стоит в спальне у стены, прямо над пропастью. Кричу ей: «Стой на месте!» А внутри меня все дрожит. Два с половиной года малышке, устоит ли она на месте? Начала звать мужа: «Володя, где ты, где ты?» Мне эхо отвечает… Вода капает, искры откуда-то сыплются. Потом услышала один за другим три мученических вздоха. Может, это мой Володечка перед смертью так вздыхал?..

Милиция и спасатели приехали довольно быстро. Наш сосед по этажу Женя из спальни своей квартиры, стену которой снесло взрывом, перепрыгнул пропасть, подхватил Алену, передал на руки своему брату. Девочку замотали в одеяло, понесли вниз. У меня вроде немного от сердца отлегло. Потом спасатели и меня вытащили, повезли в городскую больницу. Наложили гипс, положили меня на вытяжку. Я была сама не своя от беспокойства за мужа, все время спрашивала, не привозили ли в больницу еще раненых из нашего дома. В сердце теплилась надежда, что Володя жив. Но в девять часов вечера его нашла служебная собака. Он так и лежал на диване с тонометром, как я его оставила, убитый обрушившейся панелью.

Кроме 61-летнего Владимира Сирыка, в разрушенном доме погибли еще два человека — молодая женщина с восьмого этажа, которую не успели довезти до больницы, и пенсионерка (женщину раздавили обрушившиеся плиты, когда она белила потолок в ванной).

В течение нескольких месяцев после трагедии в память о погибших люди приносили к подъезду венки и живые цветы. Теперь этого уже никто не делает.

- Знаете, мы даже стараемся не общаться друг с другом, — заметила одна из жительниц злополучного подъезда, попросившая не называть ее имени.  — Говорят, горе объединяет, но у нас вышло как-то наоборот. Встретимся, поздороваемся и разойдемся. Может, все дело в том, что происходило уже после той беды. Одни получили новые квартиры, другим предложили обойтись ремонтом старых, третьи вообще считали, что их обделили — ни ремонта, ни денег. Так вот и перессорились…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Одесса. Магазин. Покупатель жалуется директору: "Ваша продавщица обозвала меня старым хреном и еще другими пожилыми растениями!"

Киев
-7

Ветер: 4 м/с  C
Давление: 743 мм