ПОИСК
Події

«Я только облокотился на дверь лифта, как сразу… уснул. Помню только, что во сне было очень темно и холодно»

8:20 1 лютого 2011
Інф. «ФАКТІВ»
Шестилетний мальчик из Павлограда Днепропетровской области, упавший с третьего этажа девятиэтажки в шахту лифта, после операции уже идет на поправку. Доктора считают, что ему очень повезло

Единственный лифт в одном из подъездов девятиэтажки по улице Кравченко в Павлограде не работает уже много лет. Куда жильцы только не жаловались — толку нет. Поэтому обитатели верхних этажей, особенно пожилые люди, стали настоящими заложниками сломанной техники. Лишний раз выходить на улицу, сетуют они, значит обрекать себя на мучительный и долгий подъем по лестнице. Семья шестилетнего Владика — папа, мама, бабушка и дедушка — хоть и живет на пятом этаже, но тоже страдает без лифта. В тот субботний день, возвращаясь с сыном около 18 часов с прогулки, Оля пошла по лестнице вперед, а мальчику велела не спешить. На новогодние праздники он тяжело переболел гриппом, еще полностью не оправился, кашлял, задыхался при ходьбе, и мама решила сама быстренько сбегать за вещами, чтобы везти Владика к своим родителям. Поездку к бабушке и дедушке в частный дом на другом конце города мальчишка с нетерпением ждал всю неделю. Его любимая дворовая собака Чернышка принесла аж 11 щенков. И Владик договорился с бабушкой, что малышей никому не отдадут, пока сам с ними не наиграется…

«Одна створка двери держалась только на верхнем креплении»

Поднимаясь по лестнице, Оля время от времени окликала сынишку. Шустрый и озорной Владька любит прятаться в темных закутках подъезда, а потом неожиданно выскакивать, пугая маму. Уже на пятом этаже, услышав какой-то глухой хлопок, позвала его в последний раз. Но ребенок не ответил. Зная непоседливый характер сына, Оля решила, что Владик опять побежал на улицу, а куртку-то в подъезде он уже успел расстегнуть. «Опять простудится!» — охнула молодая женщина и помчалась вниз по лестнице. Ни на четвертом, ни на третьем, ни на втором этажах мальчика не было, хотя Оля заглядывала во все ниши возле лифта. На первом этаже, тоже заглянув за поворот, она уже шагнула к выходу, когда услышала откуда-то слабый детский плач. Голос сына она ни с чьим бы не спутала!

 — Я так растерялась — не могла понять, откуда он доносится, — едва сдерживает слезы мама мальчика Ольга.  — Мечусь по подъезду, зову Владика, а он не отвечает и плач не прекращается. Попробовала раздвинуть двери лифта — они оказались закрыты наглухо… Но когда приложила к ним ухо, сразу поняла: сын там! Вот только сообразить, как ребенок попал в закрытый, неработающий лифт, я не могла. Побежала на второй этаж — двери лифта закрыты. На третьем только попыталась их раздвинуть, как одна створка вдруг отошла в глубину — она держалась лишь на верхнем креплении. Тогда я все поняла! Жильцы видели, как уборщица в этом месте постоянно ставила какие-то коробки, знала, наверное, об этой поломке. А накануне мы с мужем шли — там какой-то пьяный боком сидел. Он, наверное, коробки и отодвинул.

Сынишка у Оли и ее мужа Сергея такой желанный и долгожданный, что даже в садик его не отдали. Сами нянчили, бабушки с дедушками помогали… Поняв, что произошло с ее ребенком, Оля едва не потеряла сознание. Даже не помнит, как слетела по лестнице на первый этаж и стала звонить в чью-то дверь: «Помогите!» Вышедший на звонок мужчина сразу оценил серьезность ситуации: вызвал спасателей и вынес из квартиры какую-то доску, с помощью которой попытался раздвинуть створки лифта. Оля в этот момент звонила маме на мобильный. Раиса Михайловна работает в диспетчерской «скорой помощи» и, по стечению обстоятельств, как раз была на дежурстве. Неотложка выехала в ту же минуту, но пока спасатели и медики добрались в отдаленный поселок, на первом этаже уже собрались соседи, прибежали Сережины родители.

РЕКЛАМА

«Владик лежал в нише между… двумя острыми полуметровыми штырями»

Все попытки открыть дверь на первом этаже успехом не увенчались. Тогда дедушка рванул на пятый этаж за фонариком и, спустившись с ним к поломанной створке лифта, сунул фонарик в руки соседки Татьяны: свети! А сам протиснулся в узкую щель между полом и сломанной створкой.

 — Я не помню, как спускался, но точно не по веревке, — пытается восстановить ход событий 53-летний Виктор Кириллович.  — Цеплялся за какие-то выступы, ногой нащупывал следующую опору, а в ушах стоял тихий плач внука. Внизу при свете фонарика было видно только темное пятно на полу. Но то, что внук плачет, что он жив, придавало мне силы. Владик лежал в какой-то нише между… двумя острыми штырями сантиметра три диаметром и полметра высотой! На этих штырях когда-то крепились пружины, на которые мягко опускается кабина, но их, наверное, спилили на металлолом. Это просто чудо, что внук упал между этими железяками! Когда я взял его на руки, он обхватил меня за шею и, наверное, потерял сознание, потому что на вопросы не отвечал. Я его тормошу: «Где болит?», а он молчит. Это было очень страшно. Я вдруг вспомнил, как лет восемь назад в соседнем подъезде погибла лифтерша, упав в шахту лифта. У меня просто ноги подкосились…

РЕКЛАМА

Виктор Кириллович даже спустя неделю не может спокойно говорить о том происшествии. Голос бывшего морского пехотинца, которому и сегодня на Центральной обогатительной фабрике объединения «Павлоградуголь», где он работает, нередко приходится попадать в сложные ситуации, дрожит и срывается. И вспомнить, как же все-таки спустился к внуку по отвесной стене шахты с третьего этажа, мужчина не может.

Спасателям в шахтерском городке приходилось выручать людей и не из таких передряг, поэтому они действовали четко.

РЕКЛАМА

 — Двое пожарных, взяв веревку, побежали на третий этаж, — рассказывает начальник Павлоградского отдела Днепропетровского областного управления МЧС Александр Миславский.  — Начальник караула Юрий Литвин держал веревку, а сержант Юрий Посукан спустился по ней в шахту лифта. Сначала мы хотели поднять дедушку и внука по веревке вверх, но для ребенка это могло оказаться опасным, ведь никто не знал, какие травмы он получил. Вырезать дверь на первом этаже болгаркой тоже было опасно, там же люди внутри. Да и разжать ее домкратом не удалось. И тут дедушка пришел в себя: «Я помню, там есть защелка, которую можно открыть!» Он ведь строил этот дом когда-то, и лифт помогал монтировать (дом возводился методом народной стройки.  — Авт. ).

 — Фиксатор-защелку я нашел быстро, — продолжает рассказ сержант Юрий Посукан.  — Двери удалось раздвинуть. Все остальное было уже делом техники. Мы взяли ребенка, потом помогли дедушке подняться из шахты. Он сам отнес внука в машину скорой помощи. Каких-то видимых повреждений у мальчика не было. Скорее всего, его защитила теплая одежда, а расстегнутая курточка замедлила падение.

Височная кость мальчика от удара треснула и вошла внутрь

Когда Владика привезли в Павлоградскую городскую больницу, он был без сознания. Ребенку сделали рентген, долго осматривали, но сказать что-либо конкретное не смогли: предположительно диагностировали черепно-мозговую травму и ушибы. Машина санавиации уже в полночь увезла мальчика в Днепропетровск, в областную детскую клинику.

 — Для нас с мужем места в больничном автомобиле не хватило, там много врачей было, — вздыхает Оля.  — Мы шли домой совершенно убитые. Ведь ничего не знали о состоянии сына. Только на следующий день, когда Владику сделали томограмму, выяснилось, что у него вдавленный осколочный перелом височной и теменной костей, перелом таза, ушиб грудной клетки. Но он уже в реанимации пришел в себя и все время спрашивал: «А как я здесь оказался?»

Операцию Владику провели в отделении нейрохирургии. И, судя по тому, что сейчас мальчишку едва удается уговорить лежать неподвижно (это необходимо при травмах тазовых костей), хирургическое вмешательство прошло успешно.

 — Перелом височной и теменной костей был очень тяжелым и обширным — сантиметров семь в диаметре, — комментирует заведующий нейрохирургическим отделением Владимир Агафонов, оперировавший мальчика.  — Мелкие осколки мы удалили, крупные фрагменты подняли. К счастью, мозг ребенка не пострадал. Голова его уже заживает. Будет как новенький! Осталось только вытерпеть постельный режим для сращивания костей таза. Гипс при подобных травмах не накладывается, нужна только неподвижная поза.

А вот это для Владика — самое тяжелое испытание. Непоседливый и бойкий, он все время встревает в наш разговор с родителями: «Я же не падал, просто подошел к двери и… уснул. Во сне было темно и очень страшно, я так дрожал! И сразу заподозрил: со мною что-то случилось… » Предположение о том, что жизнь ему спасла теплая одежда, подтвердилось: на коленке у мальчишки, в том месте, где на зимних стеганых штанах был карман, врачи обнаружили рану. Видно, во время падения он зацепился карманом за что-то острое, и это замедлило полет.

Разговаривать с ребенком — одно удовольствие: у шестилетнего Владика абсолютно взрослый словарный запас и на все есть свое мнение. «Мы с одним мальчиком в классе соперничаем, — сообщает, понизив голос, — когда я вернусь, он просто в обморок упадет». Да уж, чудесному спасению первоклассника сегодня рада вся школа. Однокашники даже собрали деньги для лечения Владика, а по поручению городского головы Ивана Метелицы семье привезли продукты и пообещали оказывать помощь. Оле сообщили, что есть постановление горсовета, согласно которому коммунальные службы должны компенсировать расходы на лечение ребенка. Но пока сотрудники жэка ограничились тем, что забили на всех этажах досками ниши лифта. Будут ли когда-нибудь его ремонтировать, никто не знает…

Фото автора

1412

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів