ПОИСК
Життєві історії

«У меня нет папы, он давно умер, а этого дядьку я боюсь!» — расплакалась доченька, увидев меня»

16:28 7 лютого 2011
Інф. «ФАКТІВ»
Житель города Таврийска Херсонской области Владимир Сердюк после 12 лет упорных поисков нашел свою дочь. Все эти годы девочка жила в нищете, грязи и убожестве с мамой-алкоголичкой

История, которая произошла в Херсонской области, удивительна: много лет мужчина безуспешно пытался найти свою единственную дочь и вдруг… увидел ее по телевизору в программе новостей, в разделе милицейской хроники. Камера оператора вырвала из темноты несчастное существо, зарывшееся в кучу тряпья, — грязный оборвыш игрался замызганной куклой.

 — Узнать кого-то в том ребенке было невозможно, и если бы диктор не назвал фамилию…  — волнуясь, вспоминает Владимир Сердюк.  — Фамилия оказалась моя.

Можно только представить изумление отца, когда выяснилось, что все 12 лет разлуки маленькая Риточка жила почти рядом — в соседнем районе.

 — В моей жизни произошло чудо, словами не выразить, — счастливо улыбается мужчина.  — Спасибо Господу, что он соединил нас с дочерью, пусть и через столько лет.

РЕКЛАМА

«Я предложил Неле выйти за меня замуж через три дня после знакомства»

Внешне Рита очень похожа на папу: тот же овал лица, те же глаза. Из дома Владимира Сердюка девочку увезли 12 лет назад — малышке едва исполнилось восемь месяцев.

 — Совсем кроха, — вздыхает Владимир Николаевич.  — Этот ребенок стал для меня самым большим счастьем и самым большим горем.

РЕКЛАМА

Сердюк показывает мне свою просторную квартиру в небольшом двухэтажном доме в Таврийске, городе-спутнике Новой Каховки. Здесь жили его ныне уже покойные родители, вырос он сам. Сюда принес он когда-то из роддома на руках и дочурку-первенца.

 — Маму Риточки я встретил в Цюрупинске, куда мне выделили санаторную путевку, — вспоминает мужчина.  — А предыстория грустная: в 28 лет я стал инвалидом. Вместе с девушкой гулял по городу, когда в нас врезалась машина. Не знаю, как и выжил. Складывали по косточкам, одну руку отрезали, какие уж теперь девушки? Годы шли, от холостяцкой жизни устал. И вот в санатории познакомился с Нелей: статная, красивая, подойти не сразу решился. Оказалось, она разведена, растит семилетнего сына. Встречались недолго — где-то с неделю, срок путевки заканчивался, нужно было торопиться, вот и предложил Неле руку и сердце. Домой вернулся не один.

РЕКЛАМА

Володины родители так мечтали о невестке, что неимоверно обрадовались и молодой женщине, и ее мальчику.

 — Маленький Сережа с первых дней стал называть меня папой, — рассказывает Владимир.  — Я — заядлый рыбак, сразу купил и ему маленькую удочку. Через месяц мы уже были друзья не разлей вода. В сентябре отвел мальчика в первый класс. На малейшую школьную неудачу Неля реагировала бурно, хваталась за ремень. Сережка плакал, просил у меня защиты. «Не лезь, он не твой!» — всякий раз останавливала жена. Как это — не мой? Разве мы не одна семья? Постоянные размолвки из-за сына омрачали нашу жизнь. «Вот скоро рожу тебе, тогда и будешь воспитывать!» — как-то в пылу ссоры бросила Неля. Так я и узнал о том, что у нас будет ребенок.

Роды оказались тяжелыми, Нелю несколько месяцев не выписывали из больницы, и с первых дней заботу о дочке взял на себя новоиспеченный отец.

 — Мама моя очень болела, в свое время операцию на сердце ей сделал сам Амосов, — говорит Владимир.  — Брать на руки внучку, пусть и маленькую, ей нельзя было. Пришлось мне и за папу быть, и за маму с бабушкой. Но, знаете, это только радовало. Одной рукой научился пеленать, вставал по ночам к доченьке. Неля вернулась домой, посмотрела: ага, справляетесь без меня, ну и справляйтесь. Поехала проведать родителей, задержалась у друзей. Одним словом, моей крошке исполнилось ровно восемь месяцев, когда я узнал, что у Нели любовник. Может, и простил бы, но вмешались мои старики, стали стыдить ее. Жена подогнала уазик, погрузила вещи, собрала детей и съехала, как раз когда я был на работе. Возвращаюсь домой, а там тихо-тихо, только мама вытирает слезы.

Первое время Володя ездил к теще каждые два-три дня.

 — Скучал без них, — хмурится собеседник.  — В три часа ночи сажусь на электричку, в шесть утра уже в Херсоне, а оттуда до Цюрупинска рукой подать. Месяца через два теща меня ошарашила: мол, Неля вышла замуж, уехала, а куда, неизвестно. Поначалу легко находил их — замуж Неля выходила, можно сказать, регулярно. Привезу детишкам подарки, поиграю с Риточкой, оставлю денег. Потом неожиданно потерялись. Узнал один адрес — «Нет, здесь такие не живут». Другой — то же самое. Вернусь, бывало, домой и плачу, как баба какая-то. «Не горюй, найдутся», — утешала мама.

- А что означает — «вышла замуж»? Вы с ней оформили развод?

 — Оформил, но позже. Через четыре года после Нелиного бегства познакомился с Мариной, своей нынешней супругой. Стали жить вместе, я не сразу выбрался в Цюрупинск писать в суд заявление на развод. Но, когда получил повестку прибыть на заседание, был уверен, что мою бывшую не нашли, однако встретил ее у кабинета судьи. Ничуть не изменилась, выглядела чудесно. Брак наш расторгли. «Где ты сейчас? Можно дочку увидеть?» — спросил Нелю. «Откажись от Риточки официально, тогда разрешу вам встретиться», — бросила через плечо. Отказаться от дочки? Я на такое никогда не пойду! «Ну так и не получишь ее», — помахала мне рукой бывшая жена.

Владимир утверждает, что с новой силой взялся за поиски: ездил по общим знакомым, собирал по крохам все, что касалось жизни бывшей семьи.

 — Понимаете, Неля с каким-нибудь ухажером познакомится, укатит к нему в село и живет там без прописки — попробуй найти иголку в стоге сена, — вспоминает мужчина.  — Вместе с кумой, Риточкиной крестной, обивали пороги всех учебных заведений Цюрупинска, ведь дочка уже подросла и должна была ходить в школу. Как в воду канула! Может, думаю, фамилию ребенку сменили? Со всеми маленькими Ритами, бывало, перезнакомимся. Вы не представляете этот шок, когда по телевизору сообщили, что в 13 лет моя дочка ни дня не сидела за партой — не умеет читать и писать.

«Рита так испуганно закричала, что у меня сердце чуть не остановилось»

 — В нашу районную службу по делам детей в ноябре прошлого года позвонил какой-то мужчина и сообщил, что в селе Левые Саги в жутких условиях живет ребенок, — рассказал «ФАКТАМ» Владислав Дехнич, начальник криминальной милиции по делам детей Цюрупинского райотдела милиции.  — Специалисты выехали туда немедленно, факт подтвердился, о чем коллеги поставили нас в известность. Хорошо помню свою первую поездку в Саги, впечатление жуткое. На улице мороз, а хата — без окон, даже пленкой проемы не затянуты. Света нет, отопления тоже. Везде беспорядок, как после бомбежки. В куче тряпья копошится ребенок — одетая в пальто и шапку девочка играет в куклы. Хозяйки не было, ее сожитель ничего членораздельного сказать не мог. Мамаша появилась под вечер, пьяная. Мы ее предупредили, дали две недели на исправление, но срок прошел, а изменений не было. Суд вынес предупреждение, женщина и его проигнорировала. На улице декабрь, морозы, оставлять ребенка в таких условиях нельзя, поэтому районный опекунский совет принял решение о временном изъятии девочки из семьи, был поставлен вопрос о лишении матери родительских прав.

 — В Левых Сагах нет школы, однако это не мешает другим здешним деткам учиться, — говорит Наталья Марчук, сотрудник криминальной милиции по делам детей Херсонской областной милиции.  — В райцентр учеников доставляет школьный автобус. Сельсовет находится в соседнем населенном пункте. Возможно, причина, что семья не была поставлена на учет как неблагополучная, в этом и кроется — просмотрели. Но где были люди? Разве не видели, что творится рядом? Сейчас селяне возмущаются: куда смотрела милиция? Девочке 13 лет, а она ни дня не ходила в школу. Где же были вы сами? Мне кажется, многим в селе такая ситуация на руку: с алкоголичкой Нелей, копавшей чужие огороды, можно расплатиться бутылкой, а Риточка красила соседям заборы. Дешевая рабочая сила всегда на подхвате, зачем куда-то звонить, привлекать внимание?

Все это время Рита общалась только с маленькими детьми — ее развитие остановилось на уровне шестилетки. От детсадовских малышей она слышала стишки, запоминала — знает их массу. У ребенка пытливый ум, а в медицинской карточке диагноз «имбицильность». Причем появился он странным образом. Когда в семь лет Риточку протестировала учительница, она сказала маме, что ребенок не готов к школе. Через три года мамаша отвезла девочку в районную поликлинику, там и вписали в карточку похожий на приговор диагноз. Потом со слов матери каждые полгода его подтверждали: «без изменений». Никто больше не осматривал дитя, Неля попросту не водила дочку к медикам. А если б дитя умерло? Врачи все равно продолжали бы каждые полгода вписывать свой диагноз? Почему Неля продолжала ходить в поликлинику одна — вопрос отдельный. Ребенок покрыт коростой, волосы девочки никогда не расчесывались, вся голова в колтунах — Рита не умеет пользоваться расческой, не держит в руках ложку. Как отнесутся к такому люди в белых халатах? А вот сам диагноз Неле ой как был нужен: деньги, выделявшиеся ребенку-инвалиду государством, шли на выпивку.

… Четвертого декабря Риту привезли в Херсон, в приют для бездомных детей, однако врач отказался принять новую обитательницу, обнаружив у той чесотку. Сначала девочку следовало вылечить — ее госпитализировали в Херсонскую инфекционную больницу.

 — Здесь я дочку и нашел, — говорит Владимир Сердюк.  — Привез в больницу детское белье, тапочки, мандарины, бананы, яблоки, конфеты. Иду по коридору, а коленки подкашиваются: какой окажется встреча? Я так часто представлял ее себе, а тут ноги не несут. Завели в комнатку для гостей, жду. Открывается дверь, медсестра вводит девочку, сразу ее узнал: точь-в-точь мое лицо, фигура и даже походка. «Это твой папа», — говорит доченьке провожатая и оставляет нас вдвоем. Только за ней закрылась дверь, как в комнате раздался страшный крик. Сестричка, как ошпаренная, заскочила обратно: «Что случилось?» «У меня нет папы, он давно умер, а этого дядьку я боюсь!» — расплакалась дочка. Ее увели. У меня самого мурашки побежали по спине — испугался, что внезапное мое появление нарушит психику девочки. Бросился на улицу. Уже со двора обратил внимание, что на одном из окон шевелится занавеска. Дочка тихонько подглядывала за мной. Когда наши глаза встретились, она задернула штору, спряталась. Все равно ехал домой с чувством огромного счастья: она есть, я ее нашел! А подружиться — это уже от меня зависит. Неужели не сумею? Не может такого быть!

«Они теперь друг от друга не отходят — обнимутся и сидят… »

С Мариной, Володиной женой, мы беседуем в их уютной кухоньке, Рита в соседней комнате смотрит мультик. По тому, как время от времени хозяйка поглядывает туда — нет ли у девочки вопросов, вмиг проглядывают то внимание и забота, какими здесь окружили девочку.

 — Когда с Володей встретились, у меня самой дети уже школу заканчивали, — рассказывает Марина.  — Я тогда работала продавцом мороженого, а он был моим постоянным покупателем: сладкоежка, каких редко встретишь! Сошлись, оформили брак. Муж очень хотел общего малыша, но я не соглашалась — внуков уже пора ждать, да и есть, говорю, у тебя дочка. Поверите, дня такого не было, чтобы он о ней не вспоминал. Я еще не видела, чтобы мужчина так убивался о ребенке, потерянном много лет назад. Он искал Риту, я ему помогала — все без толку.

И тут в областных новостях показали сюжет про его бывшую жену! Мы сами редко смотрим телевизор, соседи рассказали. Что началось! «Звони!» — поручил мне муж. Оборвала телефоны всех районных служб, и вскоре мы уже вместе собирали документы. Когда везли девочку из приюта в Таврийск, помню, села в маршрутке впереди, а Володя с Ритой вдвоем сзади. Всю дорогу они о чем-то шушукались. Более трогательной картины не припомню! Старалась не оглядываться, а то, чувствовала, вот-вот расплачусь. Первые дни Риточку нельзя было накормить. «Я такого никогда не ела», — хватала она со стола испеченные мной булочки. Только пообедали, через двадцать минут: «Хочу кушать». Я боялась, что ей станет плохо. Прошу Володю: «Поговори с дочкой, объясни, что еда будет всегда». Она и ночью вставала кушать, так изголодалась. А еще мы обратили внимание, что Рита не умеет жевать — глотает кусками. Одним словом, все приходится показывать, рассказывать. Никак не могла наша малышка понять, зачем каждый день принимать душ. «Вы что, издеваетесь? — спрашивает.  — Я раньше вообще никогда не купалась!» С Володей они друг от друга не отходят — обнимутся и сидят.

Отец нанял дочке учителя — дважды в день, утром и вечером, девочка по часу учит с педагогом буквы, цифры.

 — Она обожает заниматься, все моментально схватывает, — продолжает Марина.  — Правда, иногда устает, жалуется: «Задолбали вы меня» — и идет к своим куклам. Моей внучке недавно исполнилось три годика, и Рита с удовольствием с ней играет. Аня — это ее отдушина. Иной раз пойдет Рита с отцом по магазинам и давай клянчить: «Папа, купи куклу», но Володя ей втолковывает, что пора кукол прошла — надо приобретать то, что необходимо школьнице. В одном из киосков увидела огромный мяч и зовет отца: «Давай возьмем! Это, кажется, пригодится для занятий». Муж рассмеялся. «У меня же будут, наверное, уроки физкультуры?» — оправдывается.

На столе стоят пирожки, к которым Рита бегает даже по ночам. «Угощайтесь, — пододвигает тарелку Марина.  — Я люблю, когда в доме пахнет сдобой, пеку почти каждый день».

 — Наверное, попробовав их, Риточка и стала звать тебя мамой уже на второй день, — присоединяется к нашему разговору Володя.  — Иногда, правда, доця хандрит: «Я хочу к своей маме». Тогда спрашиваю: «Ты же мечтаешь учиться? А там школы нет», и она успокаивается. Познакомил ее со своими родственниками — только и делаем, что ездим по гостям, везде дарят подарки. Словом, сплошной день рождения.

Как-то, когда девочка уже жила в папиной семье, по телевизору вновь показали тот самый сюжет, который помог им встретиться.

 — Увидев себя на экране, Рита расплакалась, — вспоминает отец девочки.  — И вдруг обронила: «Я говорила їй, щоб не пила, а вона на те каже: «Коли виростеш, поймеш». Как это вообще можно понять? Вот нужно определить дочку в школу, а у нее нет ни одной прививки! Правда, Рита уверяет, что делать манту не пойдет: «Тату, змилуйся, я там сильно плачу!» Проблем много, но я так счастлив, что она рядом.

К моменту моего приезда Рита уже многое умела: держать в руках ложку, расчесываться, открывать кран с водой, зажигать плиту, подметать кухню. «Постоянно рядом вертится, рвется помогать, — смеется Марина.  — А я за все хвалю, хвалю… »

… Мультик закончился, и я наконец могу поговорить с девочкой.

 — У мене є вже бiла блузочка, чорна спiдничка, жилітка, — начинает Рита.   — Для школи то головне. А ще я багато вiршикiв знаю, вчу букви. Тато каже, що треба уколи вколоти, без них — не вiзьмуть. Iнакше, мовляв, зробить менi мiтлу — i вперед. Я не хочу мiтлу. Як бути? Таки доведеться йти на те манту.

- Рiточко, а згадай, як тато вперше приїхав до лiкарнi тебе побачити. Кажуть, ти злякалася…

 — Ну да, чужий дядько — може, вкрасти мене збирається? Мама казала, що тато помер. Потiм передали подарунки. Стiльки всього! Менi пiдiйшли якраз капцi, трусики, сорочечка — така гарнюня! Я подумала, що той, хто хоче вкрасти, стiльки не накупив би. Там ще банани були, я їх ранiше не пробувала. Отак i повiрила.

- З мамою Мариною тобi весело хазяйнувати на кухнi?

 — Вона дуже смачно готує i не п'є. А що ще треба? От i стала за це її мамою звати, хай пока побуде, поки моя не приїде. А за своєю рiдною (плачет) скучаю. Там у мене котик Рижик, багато ляльок, друзi — Дiанка, Ліра, Соня. Вони всi, правда, ходять у перший клас, вертаються додому аж увечерi, я їм завидувала, у них букварики. Роблять уроки, i я поруч. Що почую, запомню. Казку менi по складах iнодi прочитають — дуже люблю казки. Може, чули про Синю Бороду? Це такий дядько. А ще знаю багато вiршикiв: «Уронили мiшку на пол, оторвали йому лапу». Вмiю котика дресирувати: береш шнурочок i вчиш Рижика стрибати. А знаєте, прикрашену ялинку я цього року перший раз бачила, бо в нас у селi як. Сама собi на Новий рiк вирву гiлочку, i нема що на неї повiсити. Вмiю пiсню про йолочку! Хочете, заспiваю?

Рассказав и показав все, что умеет, девочка вдруг выпалила: «Ну все, хватить» — и ушла.

Спустя неделю после командировки в Таврийск я связалась с отцом девочки и узнала: областная комиссия не подтвердила диагноз имбицил, признала ребенка обучаемым — Рита просто педагогически запущенная. Девочка уже пошла на подготовительные курсы, а вскоре будет определена в обычную школу — ребенок впитывает новые знания, словно губка.

 — Я получаю пенсию по инвалидности, работаю охранником, сейчас нашел еще одну подработку.  — Расшибусь, но все сделаю, чтобы поднять дочку, обеспечить ей достойное будущее, — кричал в телефонную трубку Володя.  — Эх, жалко, столько времени потеряно!

Между тем Цюрупинская районная прокуратура возбудила уголовное дело против матери Риты за злостное невыполнение родительских обязанностей, ей грозит реальное лишение свободы.

2267

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів