БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Тайное становится явным?

Кто стоит за «кассетным скандалом» и гибелью Георгия Гонгадзе? (Часть 1)

7:09 14 октября 2011   1727
Николай Обиход
Николай ОБИХОД, генерал-лейтенант юстиции, заслуженный юрист Украины

Вчера официально объявлено о розыске в очередной раз сбежавшего за границу майора Мельниченко. Бывший заместитель Генерального прокурора Украины (1998-2002 гг.) предлагает читателям «ФАКТОВ» свою версию событий, которые изменили ход истории страны.

В летописи Украины есть два майора, вошедших в историю. Это легендарный майор Вихрь — Евгений Березняк, совершивший подвиг, и майор Мельниченко — совсем по другому поводу «вляпавшийся» в историю. Два представителя своего времени, двух разных поколений. Как раз тот случай, когда на смену героям приходят их антиподы.

23 июня сего года в эпопее майора Мельниченко начата новая страница — Печерский районный суд отменил решение ГПУ от 1 марта 2005 года о прекращении его уголовного дела. Суд констатировал, что Генпрокурор Пискун, тогда «поднявшийся с колен благодаря оранжевой революции», прекратил дело сбежавшего в 2000 году за кордон майора незаконно. Как известно, майор обвинялся в превышении власти и служебных полномочий, разглашении государственной тайны и подделке документов.

Этой индульгенцией от «оранжевой» власти Мельниченко прикрывался целых 6 лет, построив свои необычные отношения с украинскими следователями и прокурорами по принципу «вместо показаний — указания». Апогеем отношений бывшего майора со следствием стало возбуждение Генпрокуратурой 21 марта 2011 года, в частности, на основании его «пленок», уголовного дела против бывшего Президента Украины Леонида Кучмы.

Второй Президент Украины стал защищаться от выдвинутых обвинений самым цивилизованным способом — обратился в суд, обжаловав прежде всего незаконную индульгенцию Пискуна о пребывании майора при прослушивании и подглядывании из-под дивана и из шкафа за охраняемыми и другими лицами якобы в состоянии крайней необходимости, исключающей преступность его действий.

В результате «пленки Мельниченко» бумерангом ударили по своему хозяину. Отменив постановление Генпрокуратуры 2005 года о прекращении уголовного дела и признав тем самым очевидные вещи — незаконность прослушивания кабинета Президента и записи ведущихся в нем разговоров, суд потребовал от прокуратуры провести полноценное расследование действий неудачливого пинкертона.

Так через многие годы в истории с нашкодившим майором появился здравый смысл. В результате этого судебного решения дух неуловимого, вездесущего и всезаписывающего майора Мельниченко материализовался. Он снова стал заурядной, но процессуальной фигурой — обвиняемым по уголовному делу.

«Пленки Мельниченко» и дело по обвинению второго Президента Украины

Самое время вспомнить, что конституционные гарантии (ст. 62 Конституции Украины): «…Обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, а также на предположениях. Все сомнения относительно доказанности вины лица толкуются в его пользу…» — распространяются не только на простых граждан, но и на президентов, даже если они бывшие. «Пленки Мельниченко» являются классическим образцом «доказательств», полученных незаконным путем.

Есть следующие важные обстоятельства в деле второго Президента Украины, которые нельзя проигнорировать, поскольку в таком случае правовую ситуацию откорректирует сама История.

Первое — очевидное. Это — незаконность действий лиц, не один год систематически, с использованием специальных технических средств подслушивавших и «писавших» действующего Президента Украины. Ведь никто пока не предъявил санкцию суда, разрешающую эти действия. Да и не сможет предъявить. Президент в период исполнения своих полномочий — лицо неприкосновенное, что гарантируется Конституцией.

Уже одно это обстоятельство полностью перечеркивает какое-либо юридическое, доказательственное значение «пленок Мельниченко» в следственных и судебных процессах, связанных с именами Гонгадзе, Кучмы, Кравченко, Литвина и других, и делает их абсолютно ничтожными (см. статью 62 Конституции Украины).

Кто-то скажет: но ведь кроме «пленок» есть и другие доказательства, например показания генерала Пукача, майора Мельниченко, возможно, других свидетелей?

Это второе очень важное обстоятельство — вопрос о достоверности того, что записано на «пленках Мельниченко» о причастности Леонида Кучмы к случившемуся с Георгием Гонгадзе. По всем канонам теории и практики доказательственного процесса, чтобы признать изложенные на «пленках» фактические данные достоверными, требуются другие, помимо незаконных записей, самостоятельные и объективные доказательства.

Поэтому проблема достоверности записей майора Мельниченко намного сложнее, чем она представляется юным следователям по делу Леонида Кучмы. Даже при подстраховке их показаниями Алексея Пукача, явно начитавшегося расшифровок тех же сомнительных записей и давшего волю необузданной фантазии, а также при латании доказательственных дыр в уголовном деле показаниями самого Мельниченко. Майор, наверное (как водится в следственной практике), в один прекрасный день «внезапно» вспомнил, что он не только записывал, но и собственными ушами слышал указания Президента о расправе с Гонгадзе.

Можно ли верить Пукачу, несущему бред о том, что он «убил для спасения Украины» Георгия Гонгадзе как врага украинского народа — агента ЦРУ, с 1997 года якобы готовившего вместе с другими агентами ЦРУ — журналистами Аленой Притулой и Алексеем Подольским антигосударственный переворот (»Теличенко: Пукач уверен, что «убийством Гонгадзе он спас Украину от переворота», «Корреспондент.net», 30.08.2011)?

Следует ли доверять Мельниченко, эдакому подшкафному «герою» (как оказалось, сексоту по состоянию души и торговому коммивояжеру), сделавшему записи из главного кабинета страны, в том числе бесспорно содержавшие стратегические государственные тайны, предметом торгов по всему миру? Тем более привлекаемому в качестве обвиняемого по другому делу и потому лично заинтересованному (от этого зависит его судьба в уголовном деле) в даче показаний против второго Президента.

Других же свидетелей посерьезнее у обвинения, судя по всему, не имеется. Милицейские генералы Кравченко и Фере уже ничего не смогут сказать в свою защиту. Но и пользоваться этим грешно.

Убийца и предатель — те ли это свидетели, показаний которых достаточно для криминальных обвинений и привлечения к суду Президента европейской страны?

Как это делалось. Правда или фальсификация?

Люди, не владеющие юридическими премудростями, все равно задаются вопросом: если «пленки Мельниченко» в связи с незаконностью их записи нельзя использовать как формальное доказательство на следствии или в суде, то все-таки — правда ли на них записана? Подделка или нет те записи Мельниченко, в которых фигурируют указания второго Президента в отношении Георгия Гонгадзе?

Юрий Швец — бывший офицер внешней разведки КГБ СССР, ныне проживает в США, где в 2002 году занимался вместе с майором расшифровкой и публикацией на сайте «5-й элемент» записей Мельниченко. В апреле 2005 года в интервью журналисту Лауэру он заявил о том, что Мельниченко ввел в заблуждение американского эксперта Брюса Кенига из фирмы «Бек Тек», умышленно представив для экспертизы смарт-карты (чипы) более позднего года выпуска с аудиозаписями разговоров в кабинете Президента Украины под видом оригиналов 2000 года.

Ю. Швец красочно и в деталях рассказал украинскому журналисту, как это было: «…Приходит «Кольчуга» на CD — естественно, копия. Потом оказалось, что Мыкола сдал Кенигу смарт-карту с «Кольчугой», утверждая, что это оригинал. Он об этом и Жиру как председателю парламентской комиссии сказал: отдал оригинал. Кениг — экспертизу: все нормально.

А до этого мне звонит Мыкола и просит: позвони Омельченко и попроси, чтобы он купил мне в Киеве смарт-карты. Я звоню Грише, Гриша покупает, присылает, я отдаю Мыколе. А там уже экспертиза по «Кольчуге» пошла. Он мне опять звонит: попроси еще. Я опять звоню Грише, Гриша снова покупает чип, но на этот раз на 32 мегабайта. Мыкола говорит: не годится. Я — как так? Нормальная карта на 32 мегабайта. А он: понимаешь, в 2000 году не было карт на 32 мегабайта, были только на 16!

 — То есть он просто «нарубал» файлы и заливал их на смарт-карты под видом того, что это были смарт-карты 2000 года?

 — Да. То есть он сфальсифицировал вещдок по уголовному делу, что является очень серьезным уголовным преступлением…

… Я на следующий день приезжаю к Кенигу, все это забираю, в том числе смарт-карту по «Кольчуге». Естественно, на ней есть серийный номер. Я звоню, узнаю, когда она изготовлена. В 2002 году. Все, приехали…

… Я ему: Коля, вот это я все отдам или американскому прокурору или украинскому, поскольку ты совершил преступление — сфабриковал вещдок по уголовному делу, то есть по «Кольчуге»…» (Е. Лауэр «Юрий Швец: В Украине был заговор с целью захвата государственной власти», «Трибуна», 29.04.2005).

Этот же факт подтвердил в декабре того же года бывший руководитель следственной комиссии Верховной Рады Украины Александр Жир: «…Да, действительно, чипы и материалы, которые выдавались как первоисточники, как оригиналы, были произведены (сами носители) уже после того, как Мельниченко осуществлял запись. Они не были первоисточниками…» (Е. Лауэр «А. Жир: Сколько еще будет выброшено записей, не знает сам Николай Мельниченко», «Трибуна», 14.12.2005).

Это касается не только записей о «Кольчуге». Известно, что Мельниченко представлял следователям и экспертам сфальсифицированные доказательства — под видом оригиналов с записями 2000 года он выдавал носители (смарт-карты, чипы), выпущенные… позже самих разговоров! На них маркировка о предприятии-производителе, серийном номере и объеме карты механически уничтожена. Всем понятно, для чего это делалось — с целью не дать возможности определить, что карты были выпущены производителем после даты записанных разговоров.

Сам майор, судя по его же многочисленным интервью и заявлениям прокуроров, неоднократно отказывался давать показания или же давал следствию неправдивые показания об обстоятельствах, обстановке и способе записи.

Специалистам хорошо известно, что даже с учетом современного уровня развития технических средств обнаружить экспертным путем монтаж цифровых записей, сделанных хоть в 2000 году, хоть в другое время, — невозможно.

В подтверждение процитируем постановление об отказе в возбуждении уголовного дела против Леонида Кучмы о причастности его к совершению преступлений относительно Гонгадзе и Подольского. Его вынес следователь ГПУ Харченко 10 сентября 2010 года — всего лишь год назад и лишь за полгода до принятия абсолютно противоположного решения о возбуждении дела против второго Президента Украины (см.: М. Найем «Дело Гонгадзе. Крючок для власти», «Украинская правда», 13.10.2010):

«…26.08.2010 року отримано матерiали та висновки проведених у справi додаткових судово-фоноскопiчних експертиз… Ознак змiн чи монтажу у цих записах не виявлено…. Встановити в категоричнiй формi, чи пiддавались монтажу або iншим змiнам аудiозаписи експертним шляхом, неможливо…«

Харченко, учитывая это и ряд других обстоятельств, назвал их обстоятельствами, »…якi ставлять пiд сумнiв достовiрнiсть записiв, вилучених у Мельниченка М. I., та вказаний ним спосiб здiйснення цих записiв. До таких обставин належать:

 — непослiдовнiсть та суперечливiсть показiв свiдка Мельниченка М. I.;

 — невiдповiднiсть (обратим особое внимание. — Авт.) технiчних параметрiв записiв Мельниченка М. I. та експериментальних записiв (бiльша гучнiсть записiв Мельниченка М. I., наявнiсть у записах Мельниченка М. I. концентрацiї енергiї в спектральному дiапазонi 300-450 Гц i вiдсутнiсть на експериментальних записах);

 — вiдсутнiсть категоричного висновку судово-фоноскопiчних експертиз про оригiнальнiсть (первиннiсть) вилучених у Мельниченка М. I. записiв, що стосуються справи;

 — не категоричнiсть висновку судово-фоноскопiчних експертиз про вiдсутнiсть у цих записах монтажу, що обумовлено специфiчними властивостями дослiджуваних записiв, а саме тим, що цi записи є цифровими та розмiщенi на змiнних носiях iнформацiї;

 — низька якiсть записiв Мельниченка М. I., через яку неможливо в повнiй мiрi категорично iдентифiкувати спiврозмовникiв…»

Изменилось ли что-то затем с фоноскопическими экспертизами в уголовном деле, возбужденном против второго Президента Украины? Нет, не изменилось. Это подтверждает и дискуссия в «Украинской правде» 7 апреля этого года об отсутствии каких-то новых экспертиз после упомянутой следователем даты 26 августа 2010 года.

Нельзя рассказать лучше о подозрительных манипуляциях вокруг экспертиз «пленок Мельниченко», чем это сделано в статье С. Лозунько «Большие игры с «пленками», опубликованной 13 мая 2005 года в еженедельнике «2000»:

«…В октябре 2002-го в «2000» (кроме собственных выводов) опубликовано заключение британского эксперта Питера Фрэнча. Фрэнч выяснял, насколько адекватными являются результаты, полученные американской компанией «БЭК ТЭК». Согласно выводам Фрэнча, г-н Кениг не имел оснований говорить о результатах исследований с такой категоричностью, ибо, указывал доктор Фрэнч, «я думаю, что сейчас невозможно доказать аутентичность каких-либо современных цифровых записей»… Затем главный редактор «2000» С. Кичигин поставил ряд вопросов (что называется, «в лоб») американскому послу в Украине. Паскуаль же 25 октября ответил в форме «открытого письма», которое растиражировали все «грантозависимые» СМИ. Паскуаль настаивал на том, что анализ был произведен в лаборатории электронных исследований ФБР и в ходе его не было выявлено признаков манипуляции цифровыми файлами, какими-то непонятными звуками, которые свидетельствовали бы о наличии монтажа. Что три агентства США подтвердили, что на записях звучит голос президента Кучмы. И все это доказывает, по словам посла, что фабрикация такого диалога невозможна. Особо было отмечено, что анализ ФБР проводился на оригинальном цифровом носителе, а не на пленке…

А как было на самом деле?…Швец поясняет: «Вот что мне сказал Брюс Кениг. Он проработал 27 или 30 лет в ФБР, потом ушел. Но лучшего специалиста ФБР пока не приобрело. Когда у них (у ФБР) возникают какие-то серьезные вопросы, они обращаются именно к нему, как к контрактору, он часто туда ездит, консультирует, делает свои заказы. И вот когда этот вопрос поднялся до уровня американского правительства, они позвонили в ФБР и спросили: ну как там вы вообще, как вы к этому относитесь? ФБР ответило, что это наш человек, и все нормально. То есть второй экспертизы не было. Одну-единственную экспертизу, которая была, делал Кениг»…

Т. е. была одна-единственная экспертиза (а не три, как уверял Паскуаль!), причем — экспертиза не официальная, а просто исследование эксперта, который на хорошем счету у ФБР. «Исследовал» Кениг некие «копии» (а не информацию «на оригинальном цифровом носителе», как утверждал Паскуаль)…» (»2000», 13.05.2005).

В январе 2009 года в интервью Радио «Свобода» по поводу экспертиз его записей в США признал это и сам Мельниченко: «…Експертиза також була проведена. Експертиза була проведена одна-єдина. Це фiрма «Бек Тек» у США, тих записiв, якi я надавав…»

Обращаясь к экспертизам, сошлемся на мнение уже упоминавшегося авторитетнейшего эксперта с мировым именем в отрасли аудиоэкспертизы — британского ученого доктора Питера Фрэнча, который является председателем Международной ассоциации судебной фонетики. Он в интервью еженедельнику «2000» подчеркнул, что «…любые категорические утверждения о безусловной аутентичности этих пленок — так, как это было представлено в заключении Брюса Кенига, ничем не обоснованны…» По словам доктора Фрэнча, «…современная технология позволяет делать монтаж в цифровом формате на таком уровне, который исключает возможность обнаружения его экспертами, и потому может вполне успешно использоваться злоумышленниками…» (»2000», 1.11.2005).

Наверное, кому-то следует снова и снова напоминать слова Питера Фрэнча: «…Я бы сказал любому, кто заинтересован в кассетах Мельниченко: невозможно доказать, что они аутентичны…» (»2000», 22.11.2002).

6 декабря 2005 года представитель нью-йоркского Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб на пресс-конференции в Киеве заявил, что фонд передал в Генеральную прокуратуру Украины аудиофайл, полученный от Мельниченко, на котором отсутствует указание Президента Кучмы расправиться с нардепом Александром Ельяшкевичем, но это не помешало Мельниченко с целью получения Ельяшкевичем политического убежища за океаном подтвердить в США под присягой наличие и правдивость такой записи, которая была представлена сфальсифицированной расшифровкой (»Мельниченко фальсифицировал записи…», «УП», 6.12.2005).

Все помнят выражение «орлы Кравченко», которое стало уже нарицательным. А ведь походит оно из одной из записей Мельниченко, где слышны слова якобы Президента о том, что грузина нужно вывезти, отдать чеченцам, оставить без штанов. В ответ звучат слова якобы министра внутренних дел — мы сделаем это, у меня сейчас, дескать, команда боевая, орлы такие, что делают все, что хочешь. Вместе с тем министр, продолжая речь, говорит, что эти орлы предоставляют 38 услуг населению, в том числе сервис техосмотра, изготовление автомобильных номеров и другие.

Слишком неестественное соседство на одной записи — что вызывает вполне обоснованные мысли о скрытом монтаже разных ее частей. Кстати, на знаменитой кассете Мороза и в большинстве распечаток СМИ эта часть записи (о предоставлении «орлами» 38 услуг населению) почему-то не фигурирует. Неужели потому, что уж больно много вопросов она вызывает к предыдущему содержанию записи (»Стенограмма и аудиозапись, которую А. Мороз получил от офицера СБУ», «УП», 1.12.2000)?

Таким образом, на сегодняшний день ничем не опровергнуты заявления Леонида Кучмы о том, что записи его указаний по отношению к Гонгадзе — смонтированы. Более того, с учетом изложенных фактов — они никогда не будут опровергнуты. Чаша весов склоняется к тому, что они все-таки были сфальсифицированы. Кем? Об этом ниже.

Для ясности подчеркнем, что речь не идет о фальсификации всего массива записей, оказавшихся у «пленочного майора». Действительно, с учетом их объема невозможно и нет смысла монтировать со злым умыслом все записи разговоров второго Президента. Речь идет о монтаже отдельных фрагментов «пленок Мельниченко», якобы содержащих преступные указания, о фальсификации которых заявляет Леонид Кучма.

Одиночка ли майор Мельниченко?

Действовал ли Мельниченко в одиночку, как это теперь он сам утверждает?

От ответа на этот вопрос зависит многое, определяющее дальнейшую судьбу многих участников «кассетного скандала», как прямых, так и косвенных. Зависит от этого и отношение органов правосудия к самому майору — говорит ли он правду? солгав в одном, способен ли он говорить правду в остальном?

*28 ноября 2000 года глава Соцпартии Александр Мороз и его помощник-консультант Юрий Луценко на пресс-конференции впервые продемонстрировали журналистам «пленки Мельниченко»

Хорошо знающие Мельниченко люди (а их достаточно много), исходя из личности майора, не верят в его самостоятельность при прослушивании президентского кабинета. Тот же Юрий Швец считает: «…Зная Колю Мельниченко и имея оперативный опыт, могу сказать, что если бы эта команда работала на свой страх и риск, они бы «сдали» друг друга в первую же неделю. Причина? — Страх. Они бы друг на друга смотрели и думали: кто же первый сдаст? Думаю, Коля, по своему характеру, на второй-третий день побежал бы к начальнику и сдал бы коллег. То есть уровень их «крыши» должен быть достаточно высоким, и команду они должны были получить примерно такого содержания: вот, ребята, вы делайте то, что вам скажут, делайте качественно и будете ходить в лампасах. А иначе вы будете в гробу. Вот, думаю, такая команда должна была быть. Такая команда единственная может держать майора Мельниченко в узде в течение длительного времени…» (Е. Лауэр «Юрий Швец: В Украине был заговор с целью захвата государственной власти», «Трибуна», 29.04.2005).

В статье «Команда Мыколы Мельниченко» в «Украинской правде» от 1 июля 2005 года, больше похожей на организованную утечку следственных или оперативных материалов, автором, скрывающимся под псевдонимом Семен Шевчук, впервые открыто названы в качестве участников команды майора Мельниченко конкретные люди:

«…Сам Мельниченко расшифровывать записанные разговоры Кучмы не мог — на это, при всем его желании, физически не хватило бы времени. …Майор с семьей фактически проживал в Василькове. На работу в здание АП он приходил к 7 часам утра, а заканчивал — около 20:00. Поэтому, возвращаясь вечером с работы, Мельниченко отвозил свежие записи из кабинета Кучмы своему знакомому по фамилии Савченко… Владимир Семенович Савченко, на то время проживал в Киеве на Троещине, …прослушивал записанное майором за день, выборочно расшифровывал и, скорее всего, передавал информацию одному заинтересованному лицу… 9 ноября 2000 года Савченко оставил Украину, отправившись в Португалию…»

«…Сотрудник Киевского управления СБУ капитан Александр Иванович Евко — наверное, ближайший приятель Мельниченко, его кум (крестный отец дочери Леси) и однокашник по КВИРТУ… По роду своей деятельности в СБУ Евко был тесно связан с компьютерной техникой, которой, как говорят, владел в совершенстве…» — и некоторые другие.

Спецоперация против Украины?

Прав суд — следствию для полного и всестороннего установления истины в деле надо бы разобраться, что за группа людей тайно «писала» украинского Президента, прикрывшись затем майором, скорее всего лишь огласившим один (из многих) продукт многолетней, по всем признакам — шпионской или подрывной работы.

Какие мотивы были у каждого из членов группы, какова роль каждого в ее работе? От кого получала указания эта глубоко законспирированная группа, действовавшая не один год, кто ею руководил, какие цели она перед собой ставила?

Одна цель уже очевидна — она видна из целенаправленных действий, связанных с направлением «кассетного скандала» и всего хода событий в Украине и вокруг нее, начиная с 2000 года после гибели Гонгадзе: это смещение антиконституционным путем с поста кому-то неугодного всенародно избранного украинского Президента.

Не было ли совершено убийство с целью избавиться от несговорчивого Президента Украины, для чего его скомпрометировать, иезуитски используя в расчете на возмущение народа нехитрую связку «разговор на пленках — последующее убийство журналиста»?

Это подтверждает и оговорка майора Мельниченко во время выступления на телепрограмме «Правда Романа Скрыпина»: «…Однiєї смертi, на превеликий жаль, мало. Для України було б класно, щоб ще не одного журналiста було вбито…»

Для любой мало-мальски профессиональной спецслужбы сфальсифицировать подобные записи не грешно и не представляет особого труда. Тем более, если стоит такая задача в рамках проводимой спецоперации.

Свидетельствует один из сотрудников российских спецслужб, так же как и майор, сбежавший на Запад,  — бывший офицер ФСБ Александр Литвиненко, до своей загадочной гибели в Лондоне неоднократно встречавшийся с Николаем Мельниченко. В 2006 году в интервью газете «КоммерсантЪ» Литвиненко прямо процитировал откровенно сказанные ему майором слова. А слова эти звучали недвусмысленно и весьма понятно: «Я работаю на ЦРУ. Мы проводим операцию: хотим обмануть ФСБ, чтобы Ющенко стал президентом» (»КоммерсантЪ», Ь 45, 20.03.2006).

С учетом психологического портрета майора и его маниакальной страсти к шпионским играм, следует прислушаться и к проживающему в США историку Юрию Фельштинскому, который имел сомнительное удовольствие в 2002 году вместе с майором работать над «пленками Мельниченко» в Фонде гражданских свобод:

«…Скорее всего, Мельниченко находится в положении человека, взявшего на себя кучу обязательств. Сегодня одно из этих обязательств — агент ФСБ. То, что Мельниченко агент, доказывает текст интервью, данного Мельниченко в Москве программе тележурналиста Андрея Караулова…» (Е. Лауэр «Юрий Фельштинский: Просто так через Москву не летают», «Трибуна», 06.02.2006).

Нет ничего необычного в существовании двойных, тройных и прочих множащихся в зависимости от жизненных и служебных обстоятельств агентов. Это следует и из слов самого майора, заявившего в интервью УНИАН 16 марта 2011 года на вопрос: «…А хiба у вас не було контактiв зi спецслужбами?..» — «…Були. I з нiмецькими, i росiйськими, i англiйськими, i американськими…», отрицая, правда, при этом свою работу на них.

Многие люди могут поверить в то, что Мельниченко — агент зарубежных спецслужб, лишь тогда, когда увидят собственными глазами формуляр или личное дело агента с распиской о сотрудничестве. В мире спецслужб на это рассчитывать нереально. Но в каждом государстве есть специальные структуры, в обязанность которых, в отличие от праздных ротозеев, входит выявление и разоблачение чужой агентуры.

Не пора ли тем руководителям Украины, которые вправе спрашивать о результатах работы таких структур, поинтересоваться причиной их странной многолетней лояльности к «пленочному майору»?

Злободневный вопрос — как отнесутся к перспективам уголовного дела против Леонида Кучмы народ Украины, общественное мнение и само правосудие, если выяснится, что «кассетный скандал» — это результат спланированной и профессионально проведенной спецоперации американских или российских спецслужб? Или какой-то другой, пока неведомой спецслужбы?

Конечно же, непременно с участием украинского «зрадныка» и, скорее всего, даже не одного. Ну как же без них в этой ситуации? Это было бы не по правилам жанра.

Поколеблется ли в таком случае у народа Украины, выразителей общественного мнения и собственно у органов правосудия вера в правдивость представленных майором Мельниченко записей?

Несомненно.

Проверена ли следствием эта версия до конца? Из того, что наблюдается в информационном поле вокруг дела Леонида Кучмы, можно сделать вывод — вряд ли. Хотя подтверждающие обстоятельства и торчащие кончики нитей, которые ведут к кукловодам «кассетного скандала» и убийству Георгия Гонгадзе, в том же информационном поле существуют.

Эти кукловоды, учитывая мелкоту личности «пленочного майора», еще больше претендуют на роль украинских «зрадныкив», работающих на иностранную спецслужбу.

(Окончание читайте здесь)

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.