Культура Чтобы помнили

Григорий Кохан: «После выхода картины «Рожденная революцией» милиционеры отдавали честь Евгению Жарикову»

8:00 21 января 2012   3254
Жариков Рожденная революцией
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Сегодня состоятся похороны народного артиста России, ушедшего из жизни накануне Крещения

В феврале народному артисту России Евгению Жарикову исполнился бы 71 год. Говорят, еще летом актер был в прекрасной форме, готовился к съемкам и с упоением рассказывал о предстоящей охоте. Евгений Ильич был заядлым рыбаком и охотником. Став популярным еще во время учебы во ВГИКе на знаменитом курсе Герасимова и Макаровой, Жариков с легкостью соглашался на любые роли. К последнему курсу Евгений уже сыграл в картинах «Три плюс два» и «Иваново детство». Но истинную славу принесла ему роль Николая Кондратьева в сериале «Рожденная революцией». Фильм о доблестной советской милиции снимал украинский режиссер Григорий Кохан. Его же Евгений Ильич считал и ангелом-хранителем своего семейного счастья. С Натальей Гвоздиковой (Мария в «Рожденная революцией») актер прожил вместе 37 лет, вырастил сына Федора.

Страшный диагноз рак врачи поставили Евгению Ильичу давно. 10 декабря прошлого года Жариков попал в Боткинскую больницу. Оттуда уже не вышел. Актер скончался утром 18 января, накануне Крещения. Говорят, люди, покидающие этот мир в светлые праздники, сразу попадают в рай…

«Увидев пробы Жарикова, я понял, что нашел своего актера»

 — Признаюсь, для меня это тяжелая утрата, — сказал в разговоре с «ФАКТАМИ» режиссер Григорий Кохан. — Женя — это уже часть моей биографии. Он был светлым, добрым и талантливым человеком. Таких актеров сегодня немного.

— Когда вы пригласили Жарикова на роль Николая Кондратьева, он ведь был уже достаточно известен.

 — Да я бы так не сказал. Видел его только в «Ивановом детстве» Андрея Тарковского. И то Женя сыграл там не особо сложную роль офицера. Снялся он к тому времени и в комедии «Три плюс два» вместе с Андреем Мироновым, но отработал скорее как любитель, а не профессионал. У меня традиция — брать в свои картины неизвестных актеров и открывать их для зрителя. Кандидатуру Евгения Жарикова посоветовали мои ассистенты. Я согласился, сказав: «Пусть приезжает из Москвы в Киев».

*Григорию Кохану пришлось воевать за кандидатуру Евгения Жарикова для
«Рожденной революцией», ведь актера не хотели утверждать


— Актер сразу произвел на вас впечатление?

 — Помню, первое, что меня поразило, были его глаза — большие, распахнутые. И огромное желание работать.

— Тем более что речь шла о съемках чуть ли не первого в Советском Союзе сериала.

 — Картина была снята по заказу Центрального телевидения и действительно стала одной из первых многосерийных лент. Сценарий о работе доблестной советской милиции долго кочевал по студиям Союза, был и на «Мосфильме», и на «Ленфильме», и на Одесской киностудии. Но никто из режиссеров не соглашался браться за этот фильм. Мне же он сразу пришелся по душе. Условием руководства Центрального телевидения было то, чтобы в главной роли снялся известный актер. На что я сказал: «О нет, как раз этого не будет». Познакомившись с Евгением, я сразу понял, что это актер, из которого могу «замесить» все, что захочу. Я немного диктатор по отношению к актерам, люблю, чтобы они беспрекословно выполняли мою волю. Жариков меня понимал, делал абсолютно все, что бы я не потребовал. Но когда я повез Женины пробы в Москву, руководство Центрального телевидения, посмотрев, сказало: «Жариков? А кто он такой, чтобы играть этого персонажа? Нет, мы его не утверждаем». И тогда я вспылил: «Если не соглашаетесь на Жарикова, я отказываюсь от съемок картины». Со скрипом мне дали «добро», заметив, что за провал ленты буду отвечать сам. Даже на Киностудии имени Довженко к моей работе отнеслись скептически.

— Вы оказались прозорливее всех.

 — Представьте себе, на роль Кондратьева пробовалось более 30 актеров. Ведь предстояло сыграть персонажа, который проживет в картине целую жизнь: от 17-летнего юноши до 77-летнего мужчины. Сначала я думал, что будут сниматься два актера. Но когда увидел Жарикова в гриме старика, тут же принял решение начинать съемки. Я понял, что нашел своего актера.

*Правоохранитель Николай Кондратьев в исполнении Евгения Жарикова получился очень убедительным. Кадр из фильма «Рожденная революцией»

— Говорят, Жариков мечтал сыграть Кондратьева.

 — Женя приезжал на пробы в Киев семь раз и все время спрашивал: «Ну чего вам еще не хватает, я уже сроднился со своим героем…» Помню, однажды я ему сказал: «Вот заплачешь сейчас перед камерой, будешь утвержден». Он взмолился: «Григорий Романович, ну как же так можно, я не могу…» И пока говорил мне это, глаза у него стали наполняться слезами, и Жариков начал рыдать: «Я так хочу у вас играть, не отказывайте мне». Тут уж я не выдержал: «Все нормально, будешь сниматься».

«На просмотре первых трех серий «Рожденной революцией» умер молодой украинский генерал»

— Евгений Жариков любил вспоминать, как привел к вам на пробы Наталью Гвоздикову.

 — Я собирался снимать в роли возлюбленной Кондратьева одну молодую актрису из Одессы. Но ее пробы посмотрело руководство Центрального телевидения и забраковало, заявив, что еврейка не может играть дворянку. А съемки должны были уже начинаться. Помню, сидим мы как-то с Женей в моем кабинете на Киностудии имени Довженко и вдруг из коридора доносятся крики: «Где тут Кохан? Я к нему на пробы!» Выхожу и вижу молоденькую русую девушку. Она узнала о том, что я ищу актрису на главную роль и приехала из Москвы попытать счастья. Тут выскочил Женя и говорит: «Боже, я же ее знаю, это Наталья Гвоздикова, прекрасная актриса». Расхвалил мне ее. А я думаю: «Ну раз герою нравится, значит, сработаются».

— Когда же вы прозрели?

 — На третьей серии. Мы снимали момент, где герои Наташи и Жени целовались. Я сказал: «Камера, стоп». Проходит минуты три, а актеры продолжают целоваться. Я говорю: «Женя, что происходит?» — «Григорий Романович, мы же любим друг друга!» Тут они и признались мне, что подстроили Наташины пробы. Но пара была замечательная. И работалось с ними легко. Не помню ни разу, чтобы Женя опоздал на съемки. У него не было понятия «загулял». Мог, конечно, выпить, но немного, только для поддержания компании. Мы часто собирались по вечерам, обсуждая отработанный день. Женя сидел, внимательно все выслушивая, иногда делал какие-то пометки в маленькой записной книжке.

-  Правда, что вы работали практически без сценария?

 — Фактические авторы сценария после нескольких отснятых серий написали письмо на Центральное телевидение, где попросили не указывать их имена в титрах. Авторы были совершенно недовольны тем, как я работал. Но когда пришло время получать Государственную премию за «Рожденную революцией», они тут же объявились.

— Известно, что вас поддерживало министерство внутренних дел СССР и лично Николай Щелоков.

 — И это несмотря на то, что с картиной все время случались какие-то происшествия. Помню, в Киеве был просмотр первых трех серий «Рожденной революцией». Принимать фильм из Москвы приехал заместитель начальника уголовного розыска. С ним был молодой генерал, начальник уголовного розыска Украины. Сидел рядом со мной, все время охал, переживал, за руку меня хватал. После просмотра мы отправились выпить рюмочку коньяка в кабинет директора Киностудии имени Довженко Альберта Путинцева.

Вдруг в комнату влетает уборщица и кричит, мол, вашему генералу плохо стало, сидит на ступеньках. Мы тут же вызвали «скорую», но она приехала слишком поздно. У генерала не выдержало сердце… Через несколько дней я получил вызов в Москву к Щелокову. Поздоровавшись, он сказал: «Ну покажи, что ты там такого наснимал, что на просмотре генералы умирают…» Помню, я сидел ни живой ни мертвый. Показ длился четыре часа. Щелоков в конце воскликнул: «Как тебе не стыдно, что такой красивый мальчик (это он о Жарикове) в кадре говорит: «Я в селе морды мужикам бил». Нужно сказать: «Я в селе коров пас, хлеб сеял и… морды бил, кому надо». Я думаю: «Ну, слава Богу, пронесло». А Щелоков задумался и добавил: «У тебя же герой, рожденный революцией!» Так что, получилось, именно Николай Щелоков придумал название картины. Ведь мы ее снимали как «Комиссар милиции рассказывает». Кстати, нам во время съемок пришлось с Жариковым даже в камере отсидеть.

— Чтобы все было по-настоящему?

 — Ну да. Договорились с руководством Бутырской тюрьмы, и нас вместе с Женей отвели в камеру к заключенным. Меня они сразу раскусили: «Ну этот подосланный, видно». А вот Жарикова приняли за своего. Он как актер сыграл преступника замечательно, сразу со всеми перешел на «ты». А я, как только за мной закрылась дверь камеры, тут же стал звать охранников: «Хлопцы, как хотите, но я здесь больше ни минуты не останусь».

«В Киеве, во время съемок эпизода в церкви, Женя и Наташа повенчались»

— Съемки картины заняли около пяти лет. Жарикову пришлось переезжать в Киев?

 — В основном мы работали в Москве и Ленинграде. В Киеве снимали лишь некоторые сцены в павильонах Киностудии имени Довженко. Сняли также серию, где героев Жарикова и Гвоздиковой проверяли, коммунисты ли они и верят ли в Бога. Надели им кресты и повели в церковь. Отсняли эпизод, а через некоторое время Наташа мне призналась: «Спасибо вам, Григорий Романович, ведь в этой церкви мы и обвенчались».

Но, честно говоря, в начале съемок были у меня и неприятности, связанные с их любовью. Наташа тогда была еще замужем, Женя женат. И когда мы работали в Москве, ко мне приходили родственники Гвоздиковой и Жарикова, жаловались, претензии предъявляли, мол, из-за меня у них семьи рушатся. Но при чем же здесь я? Наташа и Женя нравились друг другу и до моей картины. Я просил их лишь об одном: пока не закончатся съемки «Рожденной революцией», не делать решительных шагов. И тут в самом разгаре сериала вдруг выясняется, что Гвоздикова беременна. Пришлось снимать ее лишь крупными планами, а затем и вовсе «убить», сбросив с поезда. Наташа родила Жене сына через двенадцать дней после окончания съемок «Рожденной революцией».

*История любви Маши (Наталья Гвоздикова) и Николая (Евгений Жариков) была яркой и красивой не только на экране, но и в реальной жизни

— Вы ведь работали с Жариковым еще над одной картиной.

 — Это был фильм «Убить «Шакала», снятый в 1991 году. Тогда Жариков приехал в Киев уже как звезда. Рассказывал, что после «Рожденной революцией» ему даже отдавали честь милиционеры, когда находился за рулем. Популярность у Жени была колоссальная. Тем больнее мне было осознавать, что после роли Кондратьева Женя не получал особо интересных предложений. Вроде и много снимался, но ничего не запомнилось. Он и сам называл «Рожденную революцией» лучшей своей работой. После получения Государственной премии в 1978 году Жариков стал неплохо зарабатывать на картине. Сделал нарезку из ее кадров и ездил с выступлениями по Союзу. Тогда концерты артистов были популярным и прибыльным делом.

— Какой гонорар был у Евгения Жарикова во время съемок?

 — За эту роль ему специально утвердили гонорар 50 рублей за съемочный день. Это на уровне заработка народных артистов СССР. Не очень большие деньги, но на безбедную жизнь хватало. Государственная премия составляла 6 тысяч рублей. Ее поделили между нами — шестью лауреатами. Вот и считайте. Помню, за один вечер в ресторане в Москве мы прогуляли добрую половину полученных денег. А поздравлял нас с премией сам Генеральный секретарь Леонид Ильич Брежнев. Он тогда мне в шутку сказал: «Это из-за тебя меня не пустили на Красную площадь…»

— Что это была за история?

 — Мы снимали последний эпизод «Рожденной революцией» — парад милиции на Красной площади, который принимал герой Жарикова генерал Кондратьев. Женя мне тогда сказал: «Григорий Романович, даже во сне не мог себе представить, что смогу вот так стоять на Красной площади и командовать парадом. Спасибо вам…» Работа продолжалась с восьми утра до восьми вечера. Говорят, когда из Кремля выезжал Леонид Ильич, его машине пришлось на пару минут задержаться из-за наших съемок. Историю эту Брежнев не забыл…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

- Получила зарплату и решила побаловать себя морепродуктами. Купила кильку в томате, морскую капусточку...