БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности Чтобы помнили

«Я благодарен вам за отставку — я ведь только после нее жить начал», — сказал генерал Опанасенко главе МВД Луценко

8:00 14 февраля 2012   2654
Петр Опанасенко

Сегодня Петру Никитовичу Опанасенко, умершему почти полтора года назад, исполнилось бы 60 лет

Из досье «ФАКТОВ».   Родился Петр Опанасенко в 1952 году в селе Войково Барышевского района Киевской области. В 1973-м, после службы в армии, пошел работать в милицию. Его карьеру в правоохранительных органах можно считать образцовой: по ходу службы Петр Никитович окончил Львовскую среднюю спецшколу и Киевскую высшую школу милиции, работал инспектором дорожного надзора и участковым, а в 1983 году перешел в уголовный розыск. В 1992-м Опанасенко стал начальником столичного управления угрозыска, а в 1997-м возглавил криминальный блок киевской милиции. В 2001-м — начальник столичного главка. А вскоре Петра Никитовича назначили заместителем министра.  

Генерал Опанасенко стал знаковой фигурой в истории не только киевской, но и украинской милиции. Благодаря ему раскрыты тысячи преступлений, задержаны многие убийцы, в том числе — серийные, на счету которых не один десяток жертв. Петр Опанасенко также много сделал для прекращения бандитского разгула 90-х в Киеве. Его авторитет среди оперативников был непререкаемым.

«Приказ об увольнении Петра Опанасенко на пенсию был подписан почти в его день рождения»

В девяностые годы прошлого века в Киеве наблюдался всплеск организованной преступности. В числе других правоохранителей боролись с ней и оперативники уголовного розыска. К сожалению, вышедшие на пенсию коллеги Петра Никитовича даже сейчас не раскрывают всех подробностей своей работы. Так, никто не подтвердил «ФАКТАМ» версию о разработанной Опанасенко схеме раскола мощнейшей на то время столичной организованной преступной группировки (ОПГ) Черепа. Как, впрочем, и не опроверг. Но, по мнению специалистов, конфликт в середине 90-х между лидером ОПГ Черепом и «вторым лицом» группировки, Москвой, привел к тому, что в центре Киева стало значительно спокойней и безопасней.

Оставил свой след Петр Опанасенко и в деле Гонгадзе. Заметив за собой слежку, журналист Георгий Гонгадзе написал заявление в Генпрокуратуру. «Мне передали заявление Гонгадзе из ГПУ, — рассказывал в свое время Опанасенко. — Там Гия указал номера машин, которые следили за ним. Я проверил, кому принадлежат авто. Вижу — это «семерка» (служба внешней разведки, по-иному, «наружка» МВД. — Ред.) Звоню Пукачу: «Вы что, работали там?» Он: «Нет, у нас номера украли». Я зафиксировал в рапорте номера машин… Уверен: если бы мы этого не сделали, дело Гонгадзе до сих пор раскрывали бы…»

Бывший руководитель столичного УБОП Сергей Хамула неоднократно отмечал роль Петра Опанасенко в раскрытии «дела оборотней» (6 февраля 2012 года столичный суд вынес обвинительный приговор банде милиционеров под руководством Игоря Гончарова, занимавшейся заказными убийствами). Будучи начальником столичного главка милиции, Петр Никитич всячески содействовал расследованию. А когда возникла реальная опасность, что дело спустят на тормозах, именно по распоряжению генерала Опанасенко организовали пресс-конференцию, после которой увести расследование в сторону стало невозможным. За это начальник столичного милицейского главка получил нагоняй. А спустя несколько лет, уже после отставки Опанасенко, именно участие в расследовании дел Гонгадзе и Гончарова вменили генералу в вину: в некоторых СМИ появились публикации, в которых анонимные авторы пытались очернить работу Опанасенко.

 — Это были заказные статьи, в которых не было ни грамма правды, преступники через свои коррупционные связи пытались бросить тень на Опанасенко. Никто, естественно, в ту грязь не верил, — рассказал «ФАКТАМ» Виктор Захаров, бывший начальник Главного следственного управления МВД, ныне заместитель председателя правления компании «Укрнафта». — Приказ об увольнении Петра Никитовича на пенсию в 2005 году был подписан почти в его день рождения. Генерал уходил из органов с тяжелым сердцем — не так просто было оставить работу, которой отдал две трети жизни. К счастью, нашлись люди, знавшие его как кристально честного, порядочного человека и профессионала. Опанасенко предложили должность заместителя председателя правления — директора департамента экономической безопасности компании «Укрнафта». Здесь он укомплектовал штат службы безопасности высококвалифицированными специалистами, имевшими большой стаж работы в милиции, опыт раскрытия запутанных преступлений. Благодаря Петру Никитичу без нарушения законности были возвращены миллионы гривен, которые различные структуры задолжали «Укрнафте». Он наладил охрану наших объектов, работу сотрудников службы безопасности на местах и взаимодействие их с правоохранительными органами. Убедил правление, что хорошо обеспеченная милиция гораздо лучше справляется со своими обязанностями, и компания стала выделять средства для помощи правоохранителям.

Увидев состояние милицейского общежития, генерал отдал на его ремонт свои личные сбережения

Как-то в одном из киевских кафе бывшие опера собрались отметить День уголовного розыска. Поздравить их заехал руководивший в то время МВД Юрий Луценко. Увидев Опанасенко, министр сказал, что сожалеет о его отставке, и, говорят, даже извинился за это. На что Петр Никитович попросил принести бутылку самого лучшего виски и, передавая ее Луценко, сказал: «Я благодарен вам за эту отставку — я ведь только после нее жить начал!»

 — Через некоторое время после увольнения, со слов Петра Никитовича, Луценко предлагал ему вернуться на очень серьезные должности в органах центральной власти, — говорит Виктор Захаров. — Однако Опанасенко отказался. Петр Никитович уже нашел себя на новой работе. А бегать туда-сюда было не в его правилах. Работая в «Укрнафте», Опанасенко, как и в милицейские времена, не считался с личным временем и здоровьем, а ресурс человека все-таки ограничен. Утром 27 сентября 2010 года он приехал на работу, провел совещание. Потом заехал домой за какими-то документами и… умер — не выдержало сердце.

 — Кроме того, что Петр Никитович был редким профессионалом, он был и настоящим киевлянином, — рассказал «ФАКТАМ» Николай Харитончук, бывший руководитель Шевченковского района Киева, а сейчас управляющий делами компании «Укрнафта». — Много сделал для микрорайона Татарки, где жил: помогал детским садикам, обустройству парковой зоны. А когда увидел, как живут милиционеры в одном из общежитий на левом берегу, отдал свои личные сбережения на ремонт этого общежития. Его авторитет в киевской милиции можно сравнить с авторитетом маршала Жукова в армии. Мне рассказывали, как он работал с арестованными. На допрос всегда брал пачку сигарет, еще какие-то мелочи. Относился к задержанным по-человечески, находил контакт, и благодаря этому раскрыл многие преступления.

А еще Опанасенко был заядлым охотником. Не пропускал открытие сезона, даже когда болел. Генерал старался успеть подлечиться до начала охоты, потому что знал: коллектив охотников его ждет. Петр Никитович был у нас лидером, он очень хорошо стрелял. Но не любил охотиться с вышки, считал, что это нечестно, если у зверя нет возможности уйти. Предпочитал загонную охоту, когда, для того чтобы добыть трофей, надо было проявить смекалку. Предпочитал охотиться в Киевской и Черниговской областях, отказывался, когда приглашали куда-то в другие регионы. Он любил ходить на охоту со своими, не для того, чтобы добыть мясо или шкуру, а чтобы побыть на природе, пообщаться с друзьями.

«Когда Петр Никитович распорядился принести видеокамеру и записать требования народного депутата, тот покинул кабинет»

 — Петра Никитовича отличала исключительная порядочность и прямота, он всегда говорил то, что думает. И жил работой, у него даже отпуска полноценного никогда не было, — рассказал «ФАКТАМ» Михаил Корниенко, бывший замминистра внутренних дел. — Опанасенко организовывал деятельность подчиненных системно, не упуская ни одного момента, сводя воедино множество нитей. Такие деловые качества делали Петра Никитовича практически незаменимым на посту руководителя криминального блока МВД — на этой должности он проработал чуть больше года. Когда в конце 90-х в Карловке Полтавской области была совершена серия убийств, Петр Никитович лично организовывал работу на месте. Подключал к делу лучших оперов, участковых, патрульную службу ГАИ и прочих. И благодаря аналитической работе удалось установить сходство карловских убийств с подобными случаями в Крыму и Закарпатье. Отрабатывая все варианты, вышли на преступника, который был практически вне подозрений, и его брата-сообщника.

 — С Петром Никитовичем я познакомился в начале 90-х, когда он возглавлял Киевский уголовный розыск, — вспоминает Виталий Ярема, бывший начальник столичной милиции. — Это было сложное время и из-за криминогенной ситуации, и из-за слабости материального обеспечения милиции. Высокопоставленные чиновники и милицейское руководство не всегда отличались чистоплотностью. В 1994 году мы проводили обыск в офисе фирмы «Меркурий» и нашли фото, где в обнимку с криминальными авторитетами стояли руководители МВД — мерзко было на это смотреть. Как-то угнали автомобиль одного из областных руководителей, и Опанасенко получил телефонограмму от начальства: «Переговорить с лидерами преступных групп на предмет возврата автомобиля». Но он не мог «переговорить», был принципиальным и считал, что бандит должен сидеть в тюрьме.

Опанасенко не терпел подхалимства и сам ни перед кем не прогибался. Работал с утра до вечера и к подчиненным предъявлял такие же требования. В то же время умел ценить сотрудников. Когда опер раскрывал преступление, то после работы, часов в 10-12 вечера, звал его к себе, наливал рюмку, пожимал отличившемуся руку, и они разъезжались по домам.

Для меня работа под руководством Опанасенко стала серьезной школой, которая очень помогла потом в жизни. Петр Никитович был самым профессиональным организатором милицейской работы в Украине. Я, уже будучи начальником уголовного розыска, иногда по четыре раза за ночь выезжал на убийства. Как-то сказал Петру Никитовичу, что не обязательно ведь руководителям посещать все места преступлений. Некоторые из них, дескать, можно раскрыть за пару дней и без нашего участия. И услышал в ответ: «Если мы здесь не побываем, не увидим все детали, нам будет тяжело контролировать ход расследования». Точно так же он действовал на должности заместителя министра.

*Надгробный памятник Петру Никитовичу в его родном селе Войково

 — Помню, шло жесточайшее давление во время расследования дела ООО «Топ-Сервис» (его руководителя Игоря Шагина обвинили в причастности к заказным убийствам и приговорили к пожизненному заключению. — Ред.), — вспоминает Петр Мирошниченко, бывший начальник Шевченковского райуправления милиции, длительное время работавший с Петром Опанасенко. — Руководитель «Топ-Сервиса» приходил в милицию, козыряя корочкой советника президента и грозя всех уволить. Приезжал народный депутат, пытался вызволить задержанных. Но когда Петр Никитович распорядился принести видеокамеру и записать требования посетителя, парламентарий исчез.

Опанасенко был жестким, но справедливым руководителем. В связи с этим вспомнил такой случай: в конце 80-х к нам поступило заявление о краже драгоценностей — заявительница подозревала в этом своих бывших мужей и сожителей. Мы понимали: она лжет, чтобы насолить мужьям, но доказать не могли, как и раскрыть это дело. Параллельно выяснили, что заявительница, работая врачом, обворовывала пациентов. Решили оформить отказной материал, но подписывать его должен был начальник, и мы опасались, что он не согласится. Поэтому один из наших оперов, М., подделал подпись Опанасенко (он тогда был замначальника райотдела). Этот факт всплыл, и Петр Никитич приказал опера наказать, но… не за подделку документов. Ведь за это и уволить могли, а оперативником М. был хорошим. Потом он дослужился до высоких постов в уголовном розыске, сейчас руководит собственной охранной фирмой. Так, благодаря Петру Никитовичу, не поломалась жизнь человека. А что касается заявительницы, то позже якобы краденые драгоценности мы нашли в ее квартире, спрятанными в пылесосе.

А как-то, помню, позвонила Петру Никитовичу директор школы в селе, где он родился, пожаловалась, что на Новый год у детей нет елки. И Петр Никитович, уже будучи замминистра, погрузил на ГАЗ-66 елку и сам повез за сотню километров в школу…

В настоящее время решается вопрос о присвоении имени Петра Опанасенко улице в селе Войково и школы, где он учился.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».

Киев
-3

Ветер: 4 м/с  C
Давление: 747 мм