ПОИСК
Україна

Олег Найда, нашедший Оксану Макар: «Вы бы видели лицо этого милиционера. Он, наверное, в жизни такого ужаса не видел…» (видео)

7:45 21 березня 2012
Інф. «ФАКТІВ»

«ФАКТЫ» публикуют расшифровку телепередачи Первого российского канала «Пусть говорят» о деле николаевских насильников

Семьи троих насильников, поджегших живьем 18-летнюю Оксану Макар, находятся сейчас «под прицелом» пользователей интернета и журналистов. Популярный российский телеведущий Андрей Малахов пригласил в студию жену главного подозреваемого, а также мать одного из насильников.

Андрей Малахов: Москва, ток-шоу «Пусть говорят», в этой студии мы обсуждаем невыдуманные истории, о которых невозможно молчать. Это 18-летняя Оксана Макар, такой девушка была до 8 марта 2012 года, а вот так она выглядит сейчас. В праздничный вечер Оксану жестоко изнасиловали, выбросили завернутую в одеяло на заброшенной стройке и заживо пытались сжечь.

А это те, кого сейчас подозревают в совершении чудовищного преступления, — Артем Погосян, 22 года, Максим Присяжнюк, 24 года, Евгений Краснощек, 23 года.

РЕКЛАМА

Сегодня в нашей программе родные тех, кого подозревают в совершении этого страшного преступления. Впервые они смогут поговорить с матерью девушки, которая была жестоко изнасилована и сожжена 8 марта.

В нашей студии человек, который первый оказался на месте преступления и пришел на помощь Оксане, — Олег Найда. Хочу вам сказать большое спасибо за вашу гражданскую позицию и за то, что вы не прошли мимо.

РЕКЛАМА

Олег Найда: Спасибо. Это был выходной день. Я пришел за своим автомобилем, чтобы проведать тяжелобольного друга моей семьи, который находился в больнице. Но по непонятной мне причине мой автомобиль не завелся. Мне нужна была техническая помощь. Я принял решение перейти на ту сторону дороги. Может, кто-то будет проходить или кто-то проезжать. Ближе к забору подошел и слышу глухой-глухой звук, как бы просят о помощи. Я очень много времени думал, что мне казалось… Но в конце концов все-таки принял решение набрать 102. Думаю: если даже ложный вызов, попрошу прощения. Надо отдать должное, очень быстро, можно сказать прилетела, милиция. Двое ребят, милиционеры, пошли на стройку, а я с третьим остался, предупредив их о том, что там много собак… Они достали газовые баллончики и пошли на стройку. Через пару минут… Вы бы видели лицо этого молодого милиционера. Он, наверное, в жизни такого ужаса не видел. Он говорит: там голая девушка, в районе 20 лет, обгоревшее тело, и по всей видимости, изнасилованная.

Малахов: С нами на связь из Николаева на прямую линию выходит мама Оксаны — Татьяна Суровицкая.

РЕКЛАМА

Мама: Обращаюсь к вам, люди, не только Киева, Николаева, Москвы, Минска, я обращаюсь ко всему миру, потому что нас уже люди знают за рубежом. Я обращаюсь к вам и благодарю вас за помощь, я благодарю народ за то, что восстал за моего единственного ребенка. Потому что сама, со своими просто усилиями, я бы ничего не сделала, а благодаря людям, вернее Богу в первую очередь, людям и врачам, которые ни на секунду не отходили от дочери, я вам говорю большое спасибо и низкий поклон от меня. Ну, дочка покамест не может поклониться, ну в скором времени, я обещаю, она это обязательно сделает… Девочки, женщины, у кого есть дети, особенно девочки, я вас прошу, сделайте так, чтобы вот это никогда больше не повторилось с вашими детками. Берегите их. Потому что видите, что получается: ребенок пошел просто отпраздновать 8 марта, и ее чуть заживо не спалили.

Малахов: Это Юлия. Последние несколько дней она дежурит в больнице рядом с Оксаной.

Юлия: Это очень сильная семья, очень сильная мама, очень сильная девочка. Девочка разговаривает, девочка говорит, что она будет жить. Мама, видите, как она себя ведет, мама просто боец. Еще раз можно поаплодировать этой маме, которая борется… (Аплодисменты.)

(Далее идет сюжет с допросом Евгения Краснощека в милиции)

Малахов: Жена Евгения Краснощека Инга Славинская сегодня приехала на эту программу, чтобы защитить собственного мужа. Встречаем Ингу. Здравствуйте, Инга. Вашего супруга обвиняют в этом страшном преступлении, и он, как мы слышим, не отрицает того, что произошло.

Инга: Он не отрицает, потому что он считает, что от него все отказались, понимаете. Ну, я не верю в его слова, я понимаю, он говорит это специально, он не видит выхода из этой ситуации. Ну, извините меня, он мой муж, у нас с ним ребенок, дочери год и восемь, я знала, за кого выходила замуж, я знала, с кем живу. Он не способен на такое. Я не знаю… Вы устроили тут цирк, понимаете, цирк. Какой самосуд…

Малахов: Простите, Инга, скажите, сколько вы вместе с Женей?

Инга: Почти пять лет.

Малахов: Пять лет. Вот сейчас, слушая то, что он говорит, не страшно осознавать, что рядом все эти годы вы жили с человеком, который мог совершить такое.

Инга: Он не мог это сделать. Понимаете, за все это время, сколько мы с ним вместе, он даже не давал мне повода подумать о том, не то чтобы о таком преступлении, даже об измене.

Малахов: Почему вы не верите в то, что говорит Евгений?

Инга: Потому что у меня есть доказательства этого. У меня есть знакомый, он имеет связь с милицией, я вам не скажу его имени, но, как он мне сам сказал, что с него это выбили. Почему я этому не верю, потому что, когда я… Он позвонил мне 10-го числа вечером и сказал, что он находится в РОВД, он ничего не объяснял, потому что не было времени, он сказал просто: «Все будет хорошо, я вас люблю, прости». Потом…

Малахов: Это правда, что мама сейчас даже сменила место жительства, потому что ее затерроризировали?

Инга: Да, ее загнали в угол. Она вынуждена была выехать из города, потому что это невыноси-и-имо: все ходят и тыкают пальцем — «мать убийцы».

Малахов: Понятно, что ваша жизнь разделилась на «до» и «после» 8 марта…

Инга: Понимаете, у него не все получалось в жизни. Я не говорю, что он ангел, я не говорю, что он святой, нет идеальных людей на свете. Даже сейчас я его не оправдываю, я не говорю, что он совсем не виноват: как бы там ни было, он причастен — делали трое. Почему сейчас всех собак спустили на него?.. Да, он… Он считает, что я от него откажусь… Я обивала кабинеты, я просила с ним хотя бы пять минут свидания — дать ему понять, что я его не оставлю. Да, если он… Если он виноват!

Малахов: На вопрос, есть ли у него семья, ваш супруг говорит, что чувствует, что уже нет. Почему, как ты думаешь, он сомневается в том, что ты готова бороться за него до конца?

Инга: Понимаете, он все время, сколько мы с ним, с момента, как познакомились, он всегда считал, что никому не нужен. Ему это в детстве, я не знаю, вбили или что?..

Малахов: Его бросили? Его бросила родная мать?

Инга: Да, его бросила родная мать. Ему не было 17 лет, она его выгнала. И потом, впоследствии, я сколько пыталась помирить…

Малахов: Давайте сейчас пригласим к нашему разговору подругу Оксаны Макар — Галину. Здравствуйте. Как давно вы дружите с Оксаной?

Галя: Здравствуйте. Я дружу уже больше пяти лет.

Малахов: Как ты считаешь, почему Оксана 8 марта оказалась в этом баре «Рыбка» в компании этих ребят?

Галя: Ну, я думаю, что ей что-то подсыпали…

Малахов: То есть вы раньше вместе никогда не ходили туда и не тусовались?

Галя: Нет, мы всегда были только у нас на районе.

Малахов: Ну, вот одна из версий, которую сейчас выдвигают средства массовой информации, что твоя подружка — девушка легкого поведения. Вот что рассказывает бармен из бара «Рыбка», Наталья, которая работала в тот вечер.

(Сюжет)

Наталья: Она о-очень была легкого поведения. Она любила очень сильно крутить мужиков — чтобы они ей купили… Если она приходила сюда, например, была в о-о-очень трезвом состоянии, потому что как бы я ее уже немного изучила!.. То она сюда ходила: дай два рубля — к тому… То ей не хватает на сок, ей не хватает на пиво! Она постоянно вела себя так. Даже если она и трезвая была, то она себя так вела: как бы постоянно подсаживалась к ребятам — или даже это будут мужчины, в возрасте мужчины. Они ее постоянно прогоняли, как бы: «Иди с богом».

Малахов: Что скажешь ты, подруга Оксаны?

Галя: Я за ней такого не замечала! Она всегда общалась нормально и такого себе не позволяла.

Малахов: Давайте послушаем еще раз бармена Наташу, что рассказывает она.

(Сюжет)

Наталья: Вот этот Артем, мальчик, он был очень спокойный, в разговоре очень приятный, всегда вежливый… А вот этот, с бородкой… Я его видела всего лишь несколько дней у нас — его поведение мне очень сильно не понравилось. Он такой вот на понта-а-ах, вот именно с таким жестом. Когда трезвый, вроде бы более или менее нормальный, а когда выпьет немного, — даже пускай не надо много, чуть-чуть! — он вел себя так… Противно было.

Малахов: Скажи мне, ты в баре «Рыбка» с ней была? Потому что, судя по тому…

Галя: Н-нет.

Малахов: Что рассказывает бармен, она там постоянная гостья.

Галя: Н-нет, я там не была.

(Сюжет)

Наталья: Ребята сидели, она пришла как бы… Ну, она была слегка выпивши. Она взяла «Балтику» девятку. Она потом к ребятам: «Будешь со мной водку? Я себе возьму, ты себе возьмешь…» Она потом взяла и пересела к нему, пыталась по лицу погладить, он говорит: «Я тебе сейчас дам в челюсть…» Как бы «руки убери». Потом она успокоилась, а потом он как бы не против, что она его гладила… Потом она говорит мне: «Дай 50 грамм мне водки». Я говорю: «Нет, не дам». «Ну сок!» Ну хорошо, сок…

Я говорю: «Пять гривен за сок». Она говорит: «Мальчики рассчитаются». А мальчик говорит: «Слушай, ты еще не отработала, чтобы я за тебя платил». Она начала перед ним танцевать, я говорю: «Успокойся, давай иди домой». Она опять к ребятам: «Купи мне бутерброд»… И они были достаточно уже выпившие как бы, и она — слегка как бы. Они говорят: «Н-нет… Ты это самое… Нас четверо». «Купи мне все равно бутерброд», — прицепилась к этому мальчику с бородкой… Говорит, типа, нет… «Где ты живешь, давай мы тебя проведем домой». Бывали такие моменты, что она уходила именно так: тоже знакомилась с ребятами: «Купи мне то, купи мне то»… И уходила.

Как бы постоянно такое, и из-за того я говорила: «Иди домой, потому что мне проблемы не нужны». И потом наутро услышала такую историю…

Малахов: К нам присоединилась мама одного из подозреваемых, Артема Погосяна, Лариса Погосян. 40 дней назад она похоронила мужа, а потом узнала о страшном преступлении, которое совершил ее сын. Лариса, здравствуйте…

Лариса: Здравствуйте.

Малахов: Я понимаю, что все, происходящее в последнее время в вашей жизни, конечно, полный кошмар!.. Вы живете вместе?

Лариса: Д-да! И мама — 87 лет. Муж умер… 31 января. Как раз получилось, на 40 дней. Получается, что он как-то был расстроен… Видать, выпил лишнее.

Малахов: Он поздравил вас с 8 Марта?

Лариса: Конечно.

Малахов: Он внимательный сын?

Лариса: Да, он хороший, добрый, чуткий мальчик, и вот это, честно говоря, для меня шок. Я неделю уже не сплю, не ем… И вообще… Я ничего…

Малахов: Журналисты рассказывают, что, когда вы пришли в отделение милиции, вы сказали, что вы так и знали, что все этим закончится.

Лариса: Я другое имела в виду. Они говорили: «Степень вины каждого следствие определяет». Я говорю: «Разбирайтесь справедливо». Каждый пусть отвечает за свой поступок, а не надо на троих распределять поровну. Я считаю так.

Инга: Извините, не надо на одного вешать то, что сейчас вешают! На одного человека вешают всю вину. Пусть даже он подписывается под этим. Он до этого работал охранником, а в милиции он сказал, что последние три месяца не работал вообще! Понимаете?

Знаете, когда он мне позвонил из милиции, он мне сказал только одно: «Тебе без меня будет лучше…» Он не объяснил, почему он так говорит, я не знала до последнего (сдерживая слезы), пока не поехала сама в милицию, пока мне не сказали правду…

Малахов: Как к вам относятся в городе сейчас?

Лариса: Ну, я вообще глаз не поднимаю… И на работе мне очень сты-ы-ыдно. Я в шоке, честное слово… Я бы хотела умереть. И чтобы… ну… побыстрее.

Малахов: Давайте сейчас пригласим в эту студию еще одного друга Оксаны Макар, который приехал на эту программу. Виталий Васильев. Вы вместе росли, давно, с детства, знаете Оксану. Как вы можете прокомментировать интервью, которое дала бармен бара «Рыбка»…

Виталий: Для того чтобы объяснить сегодняшние действия Оксаны, нужно углубиться в детство. Девочка, можно сказать, жила в таких тяжелых условиях, ее воспитывал дедушка, преподаватель химии в школе. Можно сказать, один из лучших учителей в школе, который преподавал химию, у него очень много хороших воспитанников…

Малахов: А мама где была?

Виталий: А мама как раз… На определенном этапе, когда дочь еще была маленькая, у нее что-то…

Голос женщины из зала: Она работала в Москве девять лет.

Виталий: Да. Ее, получается, не было, и все воспитание было на бабушке с дедушкой. Получается, бабушка с дедушкой — они живут в разных квартирах и, получается, как бы держали Оксану на контроле. Наблюдалось такое ее волевое поведение: она со всеми здоровалась, она могла у всех все, что угодно, спрашивать. Она уже с малого детства работала на ближайших там полях — зарабатывала с бабушкой себе на жизнь. Они боролись за свое выживание.

Малахов: Давайте послушаем Людмилу Присяжнюк, бывшую учительницу и бывшую главу района, которая по телефону комментирует поведение своего приемного сына. Внимание.

Людмила: И на нем практически нет никакой вины! Если вам будет достаточно того, что даже сперма его не выявлена! Мы хотели, чтобы была семья, мы хотели иметь вну-у-уков!.. Что мы в итоге получили? Нас поддерживают абсолютно все. Нас знают все абсолютно, что мы душу вкладывали в этого ребенка. Через полгода мы ему делали операцию в Одессе… Мы три операции уже сделали, мы на ноги его поставили!.. Мы образование дали! Нас все понимают и поддерживают! Все абсолютно! Я еще не встретила человека, который бы сказал, что мы… мы — уроды… Все, наоборот, мне сейчас звонят, поддерживают, предлагают свою помощь! Мне! Потому что знают, что мы воспитывали этого ребенка — мы душу вкладывали!

Малахов: Как, скажите, можно было найти сперму, когда девочку сожгли? Как они вот пытаются там что-то найти, когда тело обожжено?

Женщина в студии: Знаете, глядя на эту ситуацию, я хотела бы обратить внимание на две стороны: что девушка, которая идет с тремя пьяными или выпившими молодыми людьми в неизвестную квартиру, она попадает в зону риска. И никто не гарантирует, что с ней не случится беда. Глядя на вторую сторону, я думаю: как жаль, что мы отменили смертную казнь! И Украина — тоже!

Малахов: Сейчас на своих экранах вы видите, как тысячи жителей Николаева не остались в стороне от произошедшего и вышли на улицы города, чтобы поддержать Оксану и заставить милицию арестовать преступников. У нас в студии Юрий Круцилов, который с первого дня помогал организовывать митинги.

Юрий Круцилов: Когда я узнал, что двух человек, мажоров (на тот момент такая была информация) отпустили, первая реакция — у меня был ужас, у меня шок. У меня есть много знакомых молоденьких девчонок, которые могли попасть в ту квартиру. Сейчас делаете ее проституткой. А что, проститутки не люди? Что, бомж у нас не человек? (Аплодисменты.) Вы посмотрите, каждого из нас можно будет опорочить. Найти что угодно в нас. И когда вот это все случилось, я позвонил Андрею Дворецкому, он журналист. Я позвонил своим ребятам, попросил приехать. Мы всю ночь делали акцию. Сделали огромную акцию под прокуратурой. Была созвана пресса, мы попросили, подняли под эту акцию прессу. И прокуратура задрожала. Начальник областной милиции лично при мне звонил и говорил, что задержали все-таки их. То есть надо, чтобы мы встали, начали хлопать, начали топать на них, чтобы они поняли, что надо делать. И они вот, за вот этот час, который мы протестовали, сумели найти нужные доказательства.

Малахов: Скажите, потому что еще одна же история произошла 8 марта в Николаеве. Александра Попова, 18-летняя девушка, была тоже изнасилована…

Женщина: Она не изнасилована, не доказано это, но ее нашли полностью голую.

Юрий Круцилов: Вот я прилетел сюда, я хочу, чтобы весь мир увидел, это проблема не только Николаева. Жестокость и агрессия есть везде, она есть сейчас, это наш бич. И вот эти люди, которые сейчас выходят туда и поддерживают, кто сколько может. Я видел, когда бабушка-пенсионерка приносила маме 20 рублей и говорила: «Доця, это тебе, вот сколько могу». Это вот борьба против этого бездушия…

Малахов: Ну, я надеюсь, что Оксане, которую перевезли в Донецк, будет лучше, там будет квалифицированная помощь. Если вы чем-то можете помочь ей, телефон редакции 617-76-28. Мы передадим все звонки ее маме. И сейчас я хочу, чтобы вы услышали саму Оксану. Впервые вы увидите ее. Несмотря на страшные, страшные ожоги, она полна решимости и верит в то, что все будет хорошо, она готова бороться за жизнь. Давайте посмотрим на эту мужественную девушку. Внимание.

Голос матери: Как ты хочешь чтобы их наказали, просто скажи.

Оксана: Расстреляли, отрезали яйца… И дали схавать собакам. Или чтобы их на зоне просто…

Мама: Тихо, вот тут маты эти не нужны, Оксана.

Оксана: Не знаю что сказать.

Мама: Скажи просто…

Оксана: Ничего не буду говорить, все, мамочка.

Мама: Скажи, доця… Ну скажи, как ты себя чувствуешь?

Оксана: Плохо.

Мама: Ну покажи просто ручку, покажи. Скажи, видите, что они со мной сделали, эти, скажи.

Оксана: Пока живу и буду жить. Все.

Малахов: Берегите себя и своих близких. До свидания.

От редакции. Стенограмма передачи подготовлена с незначительными сокращениями с сохранением стилистики речи участников.

P.S. 20 марта утром Оксане Макар провели очередную процедуру очистки дыхательных путей. После этого пострадавшей планировали сделать операцию на кишечнике, так как у нее сильно пострадали органы брюшной полости. По словам руководителя Донецкого ожогового центра Эмиля Фисталя, объем хирургического вмешательства будет зависеть от состояния пациентки. Увы, на вчерашний день оно по-прежнему было стабильно тяжелым…

6555

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів