ПОИСК
Україна

«Неизвестные потребовали, чтобы мы с мужем сказали милиции, что Завадский развращает нашего ребенка»

6:00 30 березня 2012
Пообщавшись с родителями учеников известного аккордеониста Игоря Завадского, задержанного по подозрению в растлении несовершеннолетних, «ФАКТЫ» узнали версию событий, отличающуюся от той, которую усиленно разрабатывает следствие

Скандал, связанный с именем известного аккордеониста Игоря Завадского, вспыхнул в начале недели. Музыканта, в активе которого сотни наград за победы в международных конкурсах, обвинили в развращении несовершеннолетних. В столичном Шевченковском райуправлении милиции сообщили, что по делу артиста задокументировано уже шесть эпизодов. Согласно информации правоохранителей, музыкант, его администратор и приятель артиста приводили в квартиру Завадского мальчиков-подростков и совершали с ними развратные действия. Скандальные слухи вызвали далеко не однозначную реакцию в обществе. Коллеги и друзья Игоря Завадского уверены, что «дело сфабриковано, и это явно чей-то заказ». Дескать, у аккордеониста есть много недоброжелателей, в том числе и среди известных, влиятельных людей. Родители учеников музыканта тоже встали на его защиту. По их словам, дети часто бывали дома у Завадского, и ничего подобного с ними не происходило.

Поговорив с мамой 11-летнего Дениса Снегирева (они живут в городе Токмак Запорожской области), который уже несколько лет занимается у музыканта, «ФАКТЫ» выяснили некоторые подробности нашумевшего дела, в том числе и целую детективную историю, предшествовавшую задержанию Завадского.

«Игорь всего добился сам, без влиятельных покровителей. Поэтому его вполне могли подставить. Из зависти»

Как сообщали «ФАКТЫ», 26 марта суд выдал санкцию на арест Игоря Завадского до 26 мая. Задержаны также администратор артиста и его приятель. В милиции не сообщают подробностей уголовного дела, но уверяют, что доказательств вполне достаточно.

 — Причем, возможно, шесть человек — это еще не все пострадавшие, — сказала «ФАКТАМ» пресс-офицер Шеченковского райуправления милиции Наталья Калиновская. — Их, может, и больше. Известно, что действовал музыкант и его подельники, начиная с 2011 года.

Вчера в милиции заявили, что число потенциальных жертв растлителей увеличилось до десяти. Тем временем растет количество не только обвинителей артиста, но и его защитников. Примечательно, что адвоката, с которым родственники музыканта заключили договор, допустили к подозреваемому лишь на четвертые сутки. Друзья и знакомые уверяют, что дело, возбужденное против Игоря Завадского, — это происки недоброжелателей, которые часто угрожали аккордеонисту.

 — Игорь не раз жаловался, что конкуренты устраивали ему всяческие неприятности, — заявила журналистам телеведущая Светлана Леонтьева. — Они (недоброжелатели. — Авт.) даже заявляли, что он подделал диплом…

 — Я никогда не замечала за Игорем ничего подобного, — сказала журналистам коллега аккордеониста, художественный руководитель Хора мальчиков и юношей капеллы имени Ревуцкого Аида Зайцева. — У Игоря мало друзей среди творческих людей. Он очень непосредственный человек. Всего добился сам, без влиятельных покровителей. Поэтому его вполне могли подставить. Из зависти.

 — С Игорем Завадским мы познакомились несколько лет назад, — рассказала «ФАКТАМ» Наталья Снегирева, мать одного из учеников музыканта. — Бывший однокурсник пригласил его в наш городок Токмак выступить в музыкальной школе. Мой девятилетний сын Денис занимался там по классу аккордеона. Сын буквально болел инструментом.

Дениса так вдохновило выступление Завадского, что он, вместо того чтобы идти домой, побежал в пустой класс и стал играть на аккордеоне «Полонез» Огинского. Игорь как раз проходил мимо. Заглянув в кабинет, увидел там нашего Дениску: маленький, как кнопка, сын легко управлялся с большим инструментом. Завадский попросил его сыграть еще. А потом пригласил Дениса выступить на его концерте в Киеве. Мы сначала решили, что это шутка. Но Игорь сдержал слово и пригласил нас в Киев.

Денис готовился к концерту день и ночь. Завадский консультировал его по телефону, мы отправляли ему по интернету видео выступлений сына. Концерт прошел отлично, а Денис еще больше подружился с музыкантом.

С тех пор, по словам Натальи, мальчик созванивался с музыкантом почти каждый день. Завадский слушал его игру, рассказывал, как артист должен вести себя на сцене. Аккордеонист общался также с отцом ученика. Если у Дениса что-то не получалось, советовал, как правильно ему об этом сказать, что нужно делать. И регулярно приглашал Дениса на концерты.

«Денис как-то сказал: «Мам, мне с ним так легко. И это все потому, что он никогда не врет»

 — Несколько композиций сына даже вошли в альбом Игоря Завадского, — продолжает Наталья. — А в мае прошлого года музыкант пригласил его на конкурс юных аккордеонистов в Италию. Главный приз — аккордеон. Но в последний момент Денису не дали визу. Тогда Завадский сам подарил ему шикарный аккордеон. Я не уставала восхищаться известным музыкантом: мы ему никто, а он столько для нас делает! Вообще, таких добрых и открытых людей, как Игорь, сейчас редко встретишь. Как говорит мой муж, это взрослый ребенок. А Денис как-то сказал: «Мам, мне с ним так легко. И это все потому, что он никогда не врет».

Никогда не поверю в то, что о нем сейчас говорят и пишут. Некоторые газеты сообщили, что соседи видели у квартиры Игоря подростков. Все правильно, ученики действительно приходили к нему перед детскими концертами. В его квартире останавливался и мой Денис. Они репетировали, разучивали новые произведения. Некоторые дети приходили с родителями. Все они рассказывают одно и то же: занимались музыкой, потом играли в настольный хоккей. Впрочем, сначала вопрос о том, что они делают в квартире преподавателя, не возникал. До тех пор, пока не начались эти звонки…

Два месяца назад на мобильный телефон мужа Натальи позвонила какая-то женщина. Не представившись, она сказала: «Знаю, что ваш Денис часто ездит к Игорю Завадскому… Мы видели вашего сына у его дома». «Ну да, ездит, — ответил он. — А кто это?». «У нас есть информация, что Завадский развращает мальчиков, устраивает с ними сексуальные оргии, — словно не услышав вопроса, сказала женщина. — Вы можете подтвердить это милиции?»

 — Мы, разумеется, опешили, — говорит Наталья. — Незнакомец повесил трубку. А буквально через несколько минут на мой мобильный позвонил незнакомый мужчина: «Вы Наталья? Хотел бы поговорить с вами о вашем сыне… Вы знаете, что Завадский делает с детьми у себя в квартире?». «Впервые слышу, — ответила я. — Мне ребенок никогда ничего подобного не рассказывал». «Так вы напишите заявление в милицию», — больше утверждая, чем спрашивая, сказал он.

Дождавшись сына из школы, мы устроили ему допрос с пристрастием. Сначала осторожно расспросили, чем дети занимаются в его квартире. Денис рассказал: несколько часов занимаются на аккордеоне, потом — настольный хоккей. «Некоторые играют на компьютере, — добавил сын. — Но хоккей интереснее». «И все? — уточнили мы. — Больше вы ничего там не делали?». Денис покачал головой.

Наталья с супругом созвонились с родителями других юных аккордеонистов, которые тоже ездили к Завадскому. На расспросы все дети отвечали одно и то же: занимались музыкой, играли в настольный хоккей и на компьютере.

 — А буквально через день мне опять позвонила та же женщина, — продолжает Наталья. — «Все-таки мы уверены, что Завадский это делал. И ваш Денис может быть к этому причастен». Тогда я не выдержала и спросила у сына напрямую. Он посмотрел на меня, как на сумасшедшую: «Мам, ты что?!» А нам с мужем продолжали звонить. Эти люди по-прежнему не представлялись и твердили: напишите заявление. При этом предупреждали: «Только не говорите ничего Завадскому. Зачем обижать человека?». Дошло до того, что они начали звонить нам с мужем по несколько раз в день. Мы даже меняли номера телефонов. Но они как-то узнавали наши новые номера и продолжали названивать.

«Мы знаем, что ваш сын хочет ноутбук. Мы можем помочь. Но для этого вам нужно дать показания. Те, о которых мы говорили…»

— Вы не рассказывали об этом Завадскому? — спрашиваю Наталью.

 — Ему сообщил Денис, сразу после того как мы поговорили с ним откровенно. «Не верь, — сказал ему Игорь. — Это все неправда. И с теми людьми больше не общайтесь». А вскоре после этого незнакомцы позвонили Денису. Мужчина (наверное, тот же, который звонил нам) начал издалека: спросил, какие сын любит компьютерные игры, есть ли у него ноутбук. «Я сказал, что нет, — рассказывал мне потом Денис. «Хочешь, чтобы он у тебя появился?» — спросил он. Я сказал, что хочу». В тот же вечер позвонили мужу: «Мы знаем, что ваш сын хочет ноутбук. Мы можем помочь. Но для этого вам нужно дать показания. Те, о которых мы говорили…» Муж не выдержал и ответил им в такой форме, что больше ему не звонили. А мне продолжали звонить. «Мы же никого не заставляем, — говорили. — Это ваш выбор. Но вы подумайте. И приезжайте». Их интонации звучали уже угрожающе. Я была близка к нервному срыву. Но как-то женщина опять позвонила и сказала: «Не высовывайтесь». И все. Больше звонков не было.

Прошла неделя. 24 марта сын должен был ехать в Киев на концерт Завадского. Мы, как всегда, заранее обо всем договорились. Игорь сказал, что Дениса встретит на вокзале его приятель Андрей. Сын вышел из поезда, и буквально через несколько минут подъехал Андрей. Не успел Денис сесть в его машину, как ему позвонил кто-то с неизвестного номера и сказал на украинском языке: «Денис? Це Андрiй, водiй Iгоря Завадського. Iгор тебе зустрiти не зможе. Чекай на мене, тебе зустрiну я». Испугавшись, мальчик отключил телефон. Андрей спросил, в чем дело. Когда сын сказал, что ему звонил еще один «дядя Андрей», тот сам набрал номер, высветившийся на телефоне Дениса. Трубку взял мужчина. «Я и есть Андрей, который встретил Дениса, — сказал приятель Завадского. — А кто вы?». «Я… Степан Степанович» — выпалил мужчина и, бросив трубку, отключил телефон.

«Мам, мы приехали на квартиру к Игорю, но там никого не было, — рассказывал сын. — Хотя он обещал нас встретить. Его телефон был отключен. Потом Андрею кто-то позвонил. Переменившись в лице, он сказал, что концерта не будет, и мы поехали на вокзал». А в понедельник, когда сын был уже дома, мы узнали из новостей, что Завадского, его администратора и приятеля задержали…

— Вы созванивались с родителями других детей, которые занимались у Завадского?

 — Да. Они все тоже в шоке, ведь ничего подобного Игорь Завадский никогда не делал. Дети играли на аккордеоне, в компьютер, но чтобы такое… Одного из мальчиков, тоже Игоря, который, как и Денис, приезжал к Завадскому на концерты, на днях показали по телевизору. И он подтвердил, что ничего плохого Завадский с ними не делал. Мой Денис и вовсе настроен воинственно. «Мама, я в суд пойду! — вчера заявил мне. — Я всем скажу, что Игорь ни в чем не виноват!»

Кстати, после того как Игоря задержали, нам опять начали звонить и предлагать, чтобы мы написали заявление в милицию. Но на этот раз звонили уже… из милиции. Мол, вспомните, может, все-таки что-то такое было? Нас до сих пор настойчиво просят приехать в Киев и «дать показания». После случая с «еще одним приятелем Андреем» я боюсь на это соглашаться. Страшно подумать, что могло случиться, если бы настоящий Андрей хоть немного задержался…

На днях телеканал СТБ показал еще одного ученика Завадского — его однофамильца Ивана Завадского. Он часто встречался с Денисом Снегиревым на концертах музыканта и на репетициях. В том числе и дома.

 — Я познакомился с Завадским, когда мне было 16 лет. Никаких приставаний не замечал. Ничего такого не происходило.

Узнав эти подробности, «ФАКТЫ» позвонили начальнику Главного следственного управления МВД Василию Фариннику.

 — В материалах дела этого нет, — сказал Василий Фаринник, услышав об истории со звонками и требованиями неизвестных людей к семье Снегиревых.

— Дело возбудили по заявлению кого-то из детей или родителей? Или это были оперативные разработки?

 — Сейчас мы не можем об этом говорить. Но, чтобы вы знали, уже есть и заявления…

4524

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів