Культура Наедине со всеми

Кинорежиссер Александр Павловский: «Я настоял, чтобы песни для «Зеленого фургона» пел Дима Харатьян»

7:30 7 июня 2012   5063
Дмитрий Харатьян
София ДЕВИР, специально для «ФАКТОВ»

Тридцать лет назад начались съемки картины, которая стала культовой

На счету кинорежиссера Александра Павловского много любимых зрителями фильмов, среди которых «Ар-хи-ме-ды!», «Трест, который лопнул», «Светлая личность», «И черт с нами!», «Ребенок к ноябрю», «Атлантида». Востребован Александр Ильич и в настоящее время. За последние несколько лет снял многосерийные фильмы «Сеть», «Дети белой богини», «Земский доктор-2» и «В ритме танго», главную роль в котором сыграла аргентинская звезда Наталья Орейро. Но самой знаменитой картиной одесского режиссера остается «Зеленый фургон». Вот уже три десятка лет ее с удовольствием смотрят и дети, и взрослые. Снимали фильм под Одессой с мая по сентябрь 1982 года.

*Александр Павловский снял много хороших фильмов, но настоящую славу ему принес «Зеленый фургон»

— Александр Ильич, в этом году исполняется 30 лет, как вы приступили к съемкам «Зеленого фургона» — фильма, который сегодня называют культовым.

 — А ведь я отказывался от съемок этой картины. Во-первых, на дворе стоял 1982 год и я думал, кому может быть интересна революционная история, действие которой происходит в 1920 году. Во-вторых, уже существовала замечательная картина, снятая в 1959 году Генрихом Габаем, где роль сельского милиционера Грищенко играл Юрий Тимошенко — знаменитый Тарапунька. А в-третьих, до меня на нашей киностудии эту ленту собирался снимать Владимир Высоцкий, ставший к тому времени легендой. При жизни Владимира Семеновича не жаловали, не было выпущено ни одного сборника его стихов. Хотя я считаю, поэзия была главным проявлением его творческой натуры. Высоцкий как актер и певец вторичен, первичен Высоцкий-поэт.

В общем, я понимал, что мой фильм будут оценивать с пристрастием, с оглядкой на Высоцкого, представляя, как бы сделал он. И, скорее всего, сравнение будет не в мою пользу. Что бы я ни снял, обязательно скажут: «А у Высоцкого было бы лучше».

— И долго отказывались снимать картину?

 — Несколько месяцев. Меня даже вызывал директор студии, ругал: «Идиот, в кои-то веки телевидение предлагает тебе снимать картину!» Тогда ведь телевидение было одно — Центральное. Фильм выходил, и его сразу же видела вся страна. Если бы я тогда отказался, то перекрыл бы себе дорогу на телевидение навсегда.

Главный редактор творческого объединения «Экран» Борис Хесин заприметил меня после того, как я снял «Трест, который лопнул». Когда сдавал ленту худсовету, в зале зажегся свет, Борис Михайлович повернулся к редакторам и спросил: «Зачем же вы мне рассказываете, что после смерти Высоцкого некому снимать «Зеленый фургон»? Поручите Павловскому, он сделает». Тем не менее работать над картиной я начал только потому, что от другой, к которой собирался приступить, меня отстранили. Теперь, спустя столько лет, думаю: «Действительно, я был идиотом, что отказывался!» Но судьба решила все по-своему. Я абсолютно убежден: с этой картиной все произошло так, как и должно было случиться.

— Имеете в виду какие-то мистические подробности?

 — Не знаю, насколько это имеет отношение к мистике, но факты интересные. Спустя много лет после съемок, где-то в 90-х годах, я прочитал в одной одесской газете, что автор повести «Зеленый фургон» родился в Киеве и жил там лет до восьми. Потом его родители развелись, папа остался в Киеве, а он с мамой переехал в Одессу. И знаете, где он поселился? По адресу улица Торговая, дом 3, где жили все мои предки. Когда я об этом узнал, у меня мурашки побежали по телу. Оказывается, автор «Зеленого фургона» жил… у моего деда.

А дальше все как-то совпало: с Максимом Дунаевским, написавшим музыку для фильма, мы были знакомы давно, а исполнитель главной роли Дима Харатьян появился почти случайно. Пробовались многие хорошие актеры. Известные и не очень, но ни один не был похож на Володю Патрикеева, каким он был описан в сценарии. И вдруг я вспомнил, что в фильме Володи Меньшова «Розыгрыш» играл симпатичный белобрысый мальчишка. Мне как раз такой и нужен был, ведь волосы у мальчиков, живущих на юге, у моря, за лето, как правило, выгорают.

— И вы позвонили Меньшову?

 — Надо сказать, что с Володей мы дружим с давних времен. Именно в моей картине он впервые снялся в кино — в главной роли в фильме «Счастливый Кукушкин». До этого Володя работал грузчиком на киностудии. Кстати, в этой же ленте свою первую в жизни роль сыграла и Лариса Удовиченко. Я открыл ее для кино, чем очень горжусь. В общем, звоню Володе и спрашиваю: «Кто это у тебя снимался?» — «Дима Харатьян. Хороший парнишка, только он молодой совсем, пока еще мало что умеет». — «Так мне как раз такой и нужен».

И ведь Дима в «Зеленом фургоне» не только сыграл, но и впервые запел. Раньше, в том числе и в «Розыгрыше», он только открывал рот под чужую фонограмму. Как-то после съемок мы сидели, выпивали (снимали под Одессой, где буквально рекой льется замечательное сухое вино), Дима что-то наигрывал на гитаре, а потом запел какую-то песню Высоцкого. Я был поражен, как он хорошо поет, у него чистый и сильный голос. Подумал, было бы неплохо, если бы у нас в фильме он спел сам, но к тому времени уже было известно, что песни «20-й год» и «Июль» должен записывать Валерий Леонтьев. А первоначально мы рассматривали еще и кандидатуру Александра Градского, он был другом автора сценария картины Игоря Шевцова, уже, к сожалению, покойного. Для меня Градский был предпочтительнее, у него более высокий (мальчишеский) тенор, но худсовет утвердил Леонтьева.

*Володя Патрикеев (Дмитрий Харатьян) и Мыкола Грищенко (Борислав Брондуков). Кадр из фильма «Зеленый фургон»

— Как же мало кому известному в то время Харатьяну удалось обойти таких мэтров?

 — Однажды ночью после смены я сел за руль и поехал к Максиму Дунаевскому на запись музыки. Долгое время он работал над саунд- треками к своим кинофильмам в Полтаве, где «базировался» его ансамбль «Фестиваль». Ехал я от киностудии, а поскольку Харатьян жил в небольшой гостинице напротив, решил заехать к Диме и взять его с собой, чтобы показать Максиму. Дунаевский его послушал, отвел меня в сторонку и спросил: «Ты правда хочешь, чтобы он пел?» Максим советовался со мной почти на равных, знал, что до ВГИКа я окончил знаменитую Одесскую музыкальную школу имени Столярского. Кстати, именно поэтому в моих картинах так много музыки.

Я понимал, что голос у Димы не поставлен, как у профессионального певца, но мне казалось, будет правильнее, если он споет песни своего героя сам. Максима я убедил, худсовету исполнение Харатьяна тоже понравилось. Благодаря нашей с Дунаевским легкой руке Диму стали приглашать в музыкальные картины. В частности, Светлана Дружинина, услышав, как он поет в «Зеленом фургоне», взяла его на роль Алеши Корсака в ленте «Гардемарины, вперед!». Так Харатьян стал поющим актером.

— Вам «Зеленый фургон» добрую службу сослужил?

 — Конечно. Очень часто фильм спасал меня от нападок гаишников — оказывается, это любимый фильм милиционеров. В то время я жил в Одессе, меня там все знали в лицо. Инспекторы, остановив машину и увидев за рулем меня, особо не придирались. Просто с укоризной говорили: «Нарушаете!» «Нарушаю», — признавал я. «Ну смотрите, больше не нарушайте», — наставляли они меня и отпускали. «Честное слово, больше не буду!» — совершенно искренне обещал я. Когда появились кассеты с фильмом, всегда возил с собой несколько штук — в подарок сотрудникам ГАИ.

— Может, проще было соблюдать правила дорожного движения?

 — Прожить, ничего не нарушив, не получается. Особенно в Одессе.

— Скучаете по родному городу?

 — Несмотря на то что уже много лет живу в Москве, от Одессы себя не отделяю, у меня и паспорт до сих пор украинский. В Одессе живет мой родной брат, там похоронены наши родители. Много близких мне людей в Киеве, в том числе и мой однокурсник, известный украинский режиссер Миша Ильенко.

— У вас есть любимые актеры, которых снимаете во всех своих фильмах?

 — Было у меня несколько таких артистов: Регимантас Адомайтис, Коля Караченцов, Александр Демьяненко. Получив новый сценарий, первым делом смотрел, есть ли там работа для моих любимцев, а уже потом думал, кого из актеров можно пригласить на оставшиеся роли. Для Демьяненко придумал нового персонажа — метранпажа (наборщик в типографии) Шестакова, которого изначально не было ни в сценарии, ни в повести. Я счастлив, что успел поработать с Александром Сергеевичем, который в жизни не имел ничего общего со своим знаменитым героем — Шуриком из фильмов Гайдая. Демьяненко был очень скромным, интеллигентным человеком, прекрасно знал литературу. Мог страницами цитировать любимых авторов. А ведь о нем сочиняли невероятные небылицы. Например, говорили, что он злоупотребляет спиртным, что категорически не соответствовало действительности.

— Согласитесь, часто такие слухи обоснованны. Многие актеры пьют, чтобы расслабиться. Неужели творчество действительно невозможно без допинга?

 — Боюсь, что нет. Конечно, есть люди, любящие себя, заботящиеся о своем здоровье, им удается избежать проблем с алкоголем. Но основной части творческих людей допинг нужен — слишком уж большие эмоциональные перегрузки им приходится испытывать. Приведу в качестве примера своего большого друга — Колю Караченцова. Пару раз, приезжая в Москву из Одессы, я видел его после спектакля «Юнона и Авось». Колю просто колотило от перевозбуждения. Если не расслабляться, просто сгоришь. Поэтому мы собирались, приезжал Максим Дунаевский, засиживались за полночь. Но Коля очень следил за своим здоровьем. После любых посиделок, как бы долго они ни длились, вставал в восемь утра и становился к станку. Он же из балетных — его мама была известным балетмейстером. Все, что накануне было выпито, выходило из него вместе с потом.

У Коли была совершенно сумасшедшая жизнь. С утра он ехал на радио, потом на запись диска, оттуда — на съемки клипа, затем начинались работы над фильмом и сериалом. При этом почти каждый вечер у него был спектакль. Я даже не знаю, какое нужно иметь здоровье, чтобы все это выдержать. К сожалению, вмешалась судьба: однажды утром он сел за руль автомобиля и разбился. Трагическая судьба и у моего друга Ивана Миколайчука, который последнюю в своей жизни роль сыграл в моем фильме «На острие меча».

— В то время он был уже смертельно болен?

 — Он умирал от рака, озвучивал картину другой актер. Мы снимали в Киеве, где воровали Ивана из больницы, а потом возвращали его обратно. Легенда украинского театра и кино ушел из жизни в 46 лет. Никто не мог ему помочь.

— Как вы думаете, почему так происходит с нашими любимыми актерами?

 — Успех и трагедия у людей творческих часто идут рядом. Зачастую именно трагедия становится платой за успех и любовь зрителей. Вообще же, нормальный, психически здоровый человек актером быть не может — они все закомплексованны, даже те, кто помешан на собственной персоне.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!