ПОИСК
История современности Загадки истории

Новые обстоятельства крушения самолета Леваневского обнаружены в Киеве

12:40 15 августа 2012
экипаж Леваневского

75 лет назад экипаж Леваневского, пытаясь совершить первый в мире коммерческий авиарейс через Северный полюс в Америку, исчез при загадочных обстоятельствах

В июне 1937 года мировой сенсацией стал первый в истории беспосадочный перелет из Европы через Северный полюс в Америку. Его осуществил экипаж знаменитого летчика Валерия Чкалова на отечественном самолете АНТ-25. Машина непрерывно пробыла в воздухе больше двух с половиной суток! Причем кабина не была герметичной, поэтому пилоты страдали от кислородного голодания (запас кислорода в баллонах был, но его приходилось жестко экономить), а температура на борту опускалась до минус десяти.

Через два месяца, в августе 1937 года, экипаж другого легендарного советского летчика Сигизмунда Леваневского (шесть человек) попытался совершить первый коммерческий рейс по этому маршруту. На борт погрузили большое количество дорогих мехов песца и лисицы, драгоценности, а также подарки для супруги президента Соединенных Штатов и жен сенаторов.

«Самолет Леваневского не прошел испытаний»

— Самолет Леваневского Н-209 исчез на следующие сутки после взлета с подмосковного аэродрома «Щелково», — рассказывает киевлянин Владимир Логинов, посвятивший многие годы разгадке тайны гибели летчиков. — В последних радиограммах с его борта сообщалось, что пройден Северный полюс, но погода ужасная: очень сильный — 100 километров в час — встречный ветер, сплошная облачность. И что отказал один из четырех двигателей. Штаб перелета ломал голову над тем, что произошло с самолетом и где его искать. И вдруг по каналам дипломатической почты из США переслали загадочную радиограмму, которую приняли на Аляске американские полярники. Это было зашифрованное послание от экипажа Леваневского — ряд цифр. Он заканчивался так: 48 34 00 92. Согласно международному радиокоду 48 означает «иду на посадку». Девяносто два — это позывной Леваневского. А вот что скрывалось за 34 00? Сталин приказал до утра разобраться и доложить. Члены штаба перелета были в шоке, ведь, напомню, что шел 1937-й — самый разгар репрессий. Под утро кому-то пришла спасительная идея (я узнал эту историю в 1980-е от членов штаба). Он воскликнул: «Ребята, все очень просто: тридцать четыре — номер квадрата Арктики! Телеграмма была передана в ноль часов, ноль минут по московскому времени. Вот что означает 34 00». Так и доложили Иосифу Виссарионовичу.

По приказу Сталина срочно вылетел в Америку опытнейший полярный летчик Алексей Грацианский, чтобы, взлетая с Аляски, прочесать на самолете район, где мог приземлиться экипаж Леваневского. Кроме того, на советском острове Рудольфа (самом северном в Евразии) временно находилась эскадрилья тяжелых бомбардировщиков. Ее направили туда специально для оказания, в случае необходимости, помощи дрейфовавшей на льдине полярной станции «Северный полюс-1» и самолету Леваневского. Однако погода была до того плохой, что знаменитый летчик Михаил Водопьянов смог вылететь с Рудольфа на поиски пропавшего Н-209 только спустя месяц после исчезновения. Пропавший самолет так и не нашли. Кстати, то, что Леваневский выбрал Н-209, увеличивало риск и без того опасного перелета. Ведь эта машина не прошла испытаний, существовала лишь в одном опытном экземпляре.

*Во время перелета отказал правый крайний двигатель самолета. Экипаж не сумел дотянуть до Аляски на работающих трех моторах

— Вы придерживаетесь своей версии расшифровки последней радиограммы Леваневского...

— Да. Я изложил ее в Москве на встрече ветеранов-полярников. Вначале пришлось услышать упреки от одного из уважаемых мной корифеев: «Мальчишка, тебя тогда (имеется в виду 1937 год. — Авт.) и на свете не было...» «Ответьте на один вопрос, — прошу я его. — В жаргоне летчиков в тридцатые годы было выражение „по нолям“? Разрешите, я напишу то, что вы сейчас ответите. Потом сравним». Все оживились, давай, мол. «Да, такое выражение было, — заявил пилот. — Оно означало, что ты приземлился — стрелки приборов на нолях». То же было и в моей записке. «Считаю, что телеграмму следует расшифровать так: 48 — иду на посадку, 34 00 — планирую приземлиться там, где садился в 1934-м, 92 — Леваневский».

— Где же он приземлялся в 1934 году?

— На берегу Чукотки — участвовал в спасении челюскинцев: пассажиров (среди них были женщины и дети) и экипажа парохода «Челюскин», зажатого льдинами. Вывозили их летчики. Сталин тогда поручил Леваневскому отправиться через Европу в Америку, сесть за штурвал одного из закупленных в США девятиместных самолетов «Консолидэйтед Флэйстер» и вылететь с Аляски к терпящим бедствие людям. К сожалению, возле Чукотки Леваневский с товарищами (на борту находились три человека) попали в так называемую черную пургу — необычайно сильную метель. В условиях практически нулевой видимости машина дважды едва не врезалась в гору. Спасли потрясающая реакция и мастерство Леваневского. Ему ничего не оставалось как сажать «Консолидэйтед Флэйстер» на торосы (нагромождения льда). Сели жестко — летчик потерял сознание, ударившись головой о приборную доску. Находившиеся с ним известный полярник Георгий Ушаков и американский авиамеханик Клайд Армистед пострадали меньше. Они понесли на себе Леваневского. Благо рядом оказались несколько яранг с чукчами. Те быстро доставили пострадавшего в ближайший поселок Ванкарем.

Кстати, за участие в челюскинской эпопее авиамеханика Клайда Армистеда наградили орденом Ленина (он стал первым американцем, получившим эту награду), а Сигизмунд Леваневский был удостоен звания Героя Советского Союза (вторым в СССР). Затем ему неоднократно довелось летать в небе Чукотки. Так что знал он этот полуостров отлично. Поэтому, когда во время перелета через Северный полюс в Америку его Н-209 оказался в критической ситуации, Леваневский вполне мог попытаться сесть именно на Чукотке. Тем более что до нее было близко.

«Я прошагал 350 километров с разорванными связками»

— Я работал в тех местах в аэропорту, — продолжает Владимир Логинов. — Изучал историю края, язык чукчей, их культуру, обычаи. В начале 1980-х старик-чукча по имени Пинеуги рассказал мне, что в детстве видел с отцом, как разбился большой самолет. На вопрос, когда это было, ответил: «Через три года после «Челюскина». «Зимой, весной, летом?» — спросил я, стараясь не выдавать своего волнения. «В последний месяц лета», — ответил пожилой оленевод. Я просил его показать на карте это место, но он замкнулся (чукчи вообще недоверчиво относятся к европейцам). Тогда я обратился к молодому чукче с просьбой помочь мне. Он несколько часов говорил со стариком (у северных народов манера вести беседу сильно отличается от нашей: скажут пару фраз, затем долго молчат), и тот таки показал точку на карте. Кстати, завоевать доверие местных было непросто. Они не раз проверяли меня на честность и отвагу. Больше всего им нравилось то, что не просил подарить клык моржа или мех, как это делают многие белые. Чукчи даже дали мне имя — Тот, кто идет по следу.

*Экспедиция нашла на склоне сопки заколку для галстука, подобную той, которая была на Сигизмунде Леваневском перед полетом

Полярным летом мы с друзьями организовали экспедицию. В нужное место нашу группу — пять человек — подбросили на вертолете. Кстати, у нас тогда не было рации, поэтому в случае ЧП позвать на помощь не смогли бы. Двинулись в сторону реки. Ступать приходилось очень осторожно: между кочками находятся так называемые линзы — ямки и ямы с водой глубиной до полутора метров. К тому же атаковали полчища гнуса. А под вечер еще и погода испортилась — утром было около двадцати тепла, под вечер задул ледяной ветер, температура упала до нуля, начался дождь со снегом. Зато на следующий день уже в другом месте нас ожидали интереснейшие находки. Вначале возле остатков чукотского стойбища мы наткнулись на старую почерневшую заколку для галстука. Такая же была на Леваневском, когда он вылетал на Н-209 в Америку! А затем нашли дорожку, выложенную из красных камней. Она привела к гугию — каменной пирамидке. В подобных сооружениях в тех местах принято оставлять послания. Под грудой булыжников оказался плоский камень. На нем лежал сверток из очень старой мокрой материи — разорванных портянок или нижнего белья. В свертке находился кусок сморщенной потемневшей фольги, сложенной пополам. Из нее выпал советский полтинник 1924 года с изображенным на нем кузнецом. Один из нас, Сергей Ярцев, порывшись в гурии, нашел еще и пряжку, подобную тем, какие были на комбинезонах летчиков в 1930-е.

Мы тут же развернули фольгу и увидели нацарапанные на ней, вероятно, ножом буквы. Прочли: «Упали море. Иду Ванкарем». И подпись «С. Л.» — вероятно, Сигизмунд Леваневский. Вот такая удача. Нам повезло и в том, что на обратном пути вертолетчики хотя и с трудом, но все же нашли нас.

Потом была серия публикаций в прессе, передачи на Центральном телевидении и всесоюзном радио. Неудивительно, что со следующей экспедицией отправились даже два полковника Генерального штаба Советской армии и телеоператор. В первый же день мне крупно не повезло — не заметил линзы (ямы с водой), которая была прикрыта дерном. Она оказалась глубокой, провалился я в нее крайне неудачно — порвал паховые связки. Но если бы попросил меня эвакуировать, экспедицию пришлось бы прекратить — я был и руководителем, и проводником. Поэтому, превозмогая боль, шел. Протопал в общей сложности 350 километров. И только когда мы вернулись в поселок, силы окончательно покинули меня. В больнице провел полтора месяца.

Но это было потом. А в экспедиции у меня еще и флюс появился. В этом случае я смог помочь себе сам — взял плоскогубцы и вырвал больной зуб. Мы искали и нашли обломки самолета «Консолидэйтед Флэйстер», на котором Леваневский летел на помощь челюскинцам. Выбитые на них номера подтверждали, что это именно та крылатая машина. А в следующей экспедиции, пользуясь информацией, полученной от чукчей, я с геологами обнаружил бак и некоторые другие детали крупного самолета. Являются ли они фрагментами Н-209, определить не удалось — чертежи, техническая документация этого детища авиаконструктора Виктора Болховитинова не сохранились.

Нужно сказать, что идея перелета через Северный полюс в Америку принадлежала именно Леваневскому. Он первым попытался осуществить ее в 1936-м. К сожалению, тогда техники закачали в системы его самолета АНТ-25 избыточное количество масла. В воздухе оно стало просачиваться наружу, растекаться по плоскостям. Штабу перелета пришлось приказать экипажу возвращаться. Леваневский почему-то решил, что АНТ-25 не пригоден для достижения поставленной задачи, и сумел убедить в этом Сталина. Тот разрешил своему любимцу поискать подходящую крылатую машину в США. Пока Леваневский ездил по заграницам, другой прославленный пилот Валерий Чкалов доказал вождю, что он сможет перелететь в Америку на АНТ-25. Вместе со вторым пилотом Георгием Байдуковым и штурманом Александром Беляковым выполнил эту задачу. Через месяц их достижение повторил экипаж летчика-испытателя Михаила Громова. Представьте, что пережил тогда Леваневский. Он узнал, что в конструкторском бюро Виктора Болховитинова создан большой четырехмоторный бомбардировщик, и предложил совершить на нем первый коммерческий рейс в Америку...

4376

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер