Политика Наедине со всеми

Людмила Третьякова: «Про моего сына все говорят хорошо, кроме тех, кто говорит плохо обо всех»

8:55 5 октября 2012   1950
Александр Третьяков с мамой
Мария ИВАНОВА, «ФАКТЫ»

Накануне Дня учителя «ФАКТЫ» побеседовали с мамой народного депутата, проработавшей в школе более 30 лет

Людмила Третьякова всю жизнь преподавала детям математику, была завучем школы, поэтому знает о проблемах образования не понаслышке. Но нынешний День учителя она празднует больше по традиции: ведь в свое время ушла с работы не по возрасту, а по идейной причине — из-за развала системы образования. Об этом, а также о том, каково быть мамой народного депутата и нынешнего кандидата-мажоритарщика Александра Третьякова, Людмила Ивановна рассказала нашим читателям.

«Очень многое в жизни решает хороший учитель, важно, чтобы он вовремя появился в твоей жизни»

— Людмила Ивановна, почему вы стали учительницей?

— Я всегда хотела быть учителем, еще в дошкольном возрасте выбрала эту профессию. У нас дома стояла старая парта, и я (а тогда мне было всего пять лет) собирала всех, кто был младше меня, и учила. Знаете, есть те, кто на кого-то учится, а есть те, кто с этим рождается. Мне кажется, я родилась преподавателем. И учу всех всю жизнь, иначе просто не могу.

*Александр Третьяков с мамой, на которую очень похож

— С таким характером вы должны были и в школе занимать лидерские позиции...

— Да, я была комсоргом средней школы Ь 8, возле кинотеатра «Кадр» на Куреневке. Потом, в 1964-м, когда началась хрущевская оттепель, появился самиздат, я читала запрещенную литературу, размноженную, кажется, под копирку на печатной машинке. За это меня сняли с поста секретаря комсомольской организации. Но школу я окончила и в знак протеста против нашего директора пошла в пединститут. Поступила на физико-математический факультет, других вариантов и не рассматривала, ведь любила и эти предметы, и нашу учительницу математики Брониславу Петровну. Очень многое в жизни решает хороший учитель, важно, чтобы он вовремя появился в твоей жизни. После окончания вуза устроилась преподавателем в соседнюю с моей родной школу. Учитель математики — это элитная специальность в школе, даже расписание уроков всегда составлялось с учетом его пожеланий.

— Как изменилась ваша жизнь с рождением сына?

— Когда появился Саша, мне было 24 года, а замуж вышла в восемнадцать. С самого начала знала, что назову своего сына Александром. Вот просто знала, и все! Возможности сидеть с ним дома у меня не было, поэтому, когда Саше исполнилось два месяца, его пришлось отдать в ясли.

— А чем в детстве увлекался Александр? Может, занимался музыкой?

— Нет, я сама окончила музыкальную школу по классу фортепиано, так что сына туда решила не отдавать! Саша с пяти лет занимался шахматами, а в 12 лет уже стал кандидатом в мастера спорта. И учился всегда хорошо. В старших классах, когда он немного повзрослел и осознал, что учеба — это его работа, мы договорились о системе оплаты за эту работу: за пятерку он получал пять рублей. За четверку должен был отдавать мне два рубля назад, за тройку — пять рублей, за двойку — 25. В итоге сын быстро научился хорошо зарабатывать. Но при этом мы договорились, что самостоятельно тратить деньги он не будет.

— Александр Третьяков внешне очень на вас похож. Просто ваша копия...

— Да, живой портрет! Мне на днях подруга позвонила и говорит: «Еду в автобусе, смотрю в окошко, увидела портрет на рекламном щите и чуть не упала с сиденья — вроде на билборде вы, но — мужчина!»

«У нас в Верховной Раде голосуют стадом по взмаху руки пастуха»

— О чем вы думаете, когда видите портреты сына на билбордах?

— Размышляю об огромной ответственности, которую он взял на себя. Сейчас Саше 42 года — это самый подходящий для такой ответственности возраст. А когда он впервые пошел в политику, ему исполнилось всего тридцать, и за прошедшее время он уже приобрел необходимый опыт. Саша ведь очень добрый! Вот если вы, например, сейчас скажете, что у вас болит зуб, то он поедет вас лечить. Я одобряю такое отношение к людям, потому что сама такая же. Правда, зачастую добротой сына пользуются недобросовестные люди. Но Сашу это не изменило, и в этом он весь.

Сын имеет свою твердую жизненную концепцию: идти вперед и не останавливаться перед трудностями. Я им довольна. Меня когда-то Сашка спросил, почему мы иногда спорим? Да потому, отвечаю, что я твои годы уже прожила, а ты мои — нет. Не может человек иметь одну и ту же точку зрения в разные годы своей жизни.

— Какие отношения у вас сложились с невесткой? Все-таки сын относительно рано женился...

— Хорошие отношения. Помню, сын, тогда уже курсант военного училища (Киевского высшего инженерного радиотехнического училища (КВИРТУ). — Авт.), рассказал, что довольно давно встречается с хорошей девушкой. Я сказала Саше: так неси ее домой! И он в тот же день сделал Алле предложение и на руках занес ее к нам в квартиру на восьмой этаж!

— И с тех пор любимые блюда ему стала готовить жена...

— Саша больше всего любит котлеты. Готов их есть ежедневно. Я готовлю это блюдо без хлеба, но кладу в фарш сырую картофелину. Так вот, он постоянно говорит жене, что она готовит не такие котлеты, хотя невестка делает их точно по моему рецепту! Помню, как-то предложила Алле: «Пошли на кухню, я сделаю котлеты, а ты скажешь Саше, что сама их приготовила». Невестка согласилась на «эксперимент». Затем вынесла котлеты и подала их со словами: «Вот, Саша, оцени, под маминым руководством делала». Он попробовал: «Нет, — говорит, — все равно не мамины!»

*Александр Третьяков с семьей в день выпуска из Киевского высшего инженерного радиотехнического училища (КВИРТУ)

— А внуки ваши на кого похожи?

— У девятилетней Даши мой характер, да и похожа она на меня. А у мальчиков-двойняшек индивидуальность еще не сформировалась, им всего по четыре года, так что пока трудно определить, в кого пойдут.

— Десять лет назад Александра Третьякова впервые избрали народным депутатом. Помните, как вы тогда отнеслись к этому?

— Конечно, обрадовалась. И сейчас поддерживаю решение Александра идти в парламент по мажоритарному округу. Я всегда считала, что думающему, деятельному человеку можно себя реализовать именно в парламенте. Но вот то, что происходит в Верховной Раде в последние годы, когда голосуют стадом, никогда не понимала. Да, депутат может состоять в той или иной фракции, разделять ее идеологические принципы, но он должен иметь свое мнение по любому вопросу и возможность его выразить. У нас же в Верховной Раде голосуют по взмаху руки пастуха, дерутся стенка на стенку, фракция на фракцию. А как же главный вопрос: кто займется интересами страны?! Порой смотрю на депутатов и думаю: «Пришли в парламент в костюме за сто долларов, а через некоторое время уже носят костюм от Бриони. С какой зарплаты?!» Я ведь видела американских конгрессменов, они одеты достаточно скромно. Мне есть с чем сравнивать, поскольку бывала на Западе еще в начале 90-х и многие вещи для меня совершенно очевидны.

«Я считаю, что если сын пришел к родителям в дом, то очень важно, чтобы ему было в нем комфортно»

— Обсуждаете ли вы с Александром его политическую деятельность?

— Мы никогда не расспрашиваем сына о политике. Обязательно интересуемся только здоровьем детей, невестки. Захочет — сам расскажет, что его гложет. Я считаю, что если сын пришел в родительский дом, то очень важно, чтобы ему было в нем комфортно. Если хочется помолчать рядом с нами, пусть молчит, а попросит совета — дадим.

— Сейчас ваш сын баллотируется в столичном округе в районе, в котором вы учились, а затем и преподавали в школе. Он с вами не советовался по поводу того, какие проблемы являются для граждан самыми насущными?

— Все, что в его силах, он делает и будет делать. Такой у него характер. Саша часто повторяет: «Я хозяин своему слову, пока не дал его, а если дал, то уже слуга». Знаю, что сын помогает обустраивать во дворах детские площадки, ведь это очень важно, чтобы у малышей были яркие и безопасные качели, карусели, горки. Он часто общается с преподавателями школ, чтобы помочь решить их проблемы. Для Саши профессия учителя всегда была самой важной, все-таки и я, и его жена — учительницы. Я точно знаю, что и после выборов он не оставит без своего внимания людей, которые ему доверяют.

— Вы — учитель с многолетним стажем. Как оцениваете ситуацию в отечественном образовании?

— Как можно оценить то, чего нет?! Люди, что же мы делаем?! Большим достоянием советской власти было то, что она сочла правильным сохранить уровень и традиции дореволюционного среднего образования. Постоянно поддерживался высокий уровень качества учебников, оставались неизменно высокими требования к профессиональной квалификации преподавателей. В восьмидесятые годы я, школьный учитель математики с большой выслугой лет, со званием, к тому же завуч, получала до 380 рублей в месяц. Вы понимаете, что это такое? На то время это очень большие деньги. И отношение к преподавателям было другое, и уважение другое, учителя получали квартиры, в селах им выделяли еще и земельные участки. Учительская профессия была действительно престижной. А теперь к чему мы пришли?!

С расслоением общества в школах детям стали давать образование «среднего американца», не отличающего, образно говоря, Бабеля от Бебеля. При этом у большинства образованных людей сейчас, по сути, нет материальной возможности обучать детей дополнительно. То есть качественное образование у нас сегодня получить, конечно, можно, но оно доступно только детям тех родителей, которые способны за него достаточно дорого заплатить. А дети малообеспеченных родителей, которых подавляющее большинство, такой возможности не имеют. Я говорю именно о средней школе: в вузах эта проблема решается с помощью бюджетных мест.

Почему-то не принято говорить о том, что хороших бесплатных школ, по крайней мере в столице, практически не осталось. А ведь это трагедия для страны! В 1999-м, проработав 33 года, я ушла из школы, хотя могла бы преподавать до сих пор. Но я уволилась в знак протеста против того, что произошло: систему образования разрушили и ничего взамен не создали.

Знаете, когда еще в советское время я работала завучем, мне предложили пост замминистра образования — главы департамента, курирующего среднюю школу. Я отказалась, потому что для этого надо было знать не только структуру школы, но и министерства. Как чиновник не может быть учителем, так и учитель — чиновником.

— Обычно учителей спрашивают, как и чему лучше сегодня учить детей, чтобы они выросли умными?

— Отвечаю: учите математику, а ум потом придет.

— А если речь идет о нашем парламенте?

— Мы очень много и красиво говорим, делимся опытом. А нужны действия. Нужна пошаговая программа этих действий. В первую очередь это касается парламента. Я знаю, что о моем сыне хорошо говорят все, кроме тех, кто говорит плохо обо всех. Поэтому я очень надеюсь, что в новоизбранной Верховной Раде будет много таких, как мой сын. То есть политиков, которые действуют, признают свои ошибки и не наступают на одни и те же грабли по нескольку раз. Уверена, что они смогут объединиться, создать команду, чтобы бороться. Но бороться не с властью, а за правильную власть. За демократию — законную власть народа.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Выходит утром на крыльцо теща с метлой в руках. Зять ее спрашивает: « Что это вы, мама, подметать собрались или куда-то летите?»