БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура Наедине со всеми

Писатель Леонид Зорин: «Я настоял, чтобы Костика из „Покровских ворот“ играл Олег Меньшиков»

7:00 29 ноября 2012   4571
Покровские ворота

Знаменитой комедии исполнилось 30 лет

Двухсерийная комедия «Покровские ворота» о жизни интеллигенции в условиях коммунальной квартиры уже давно стала классикой отечественного кино. Действие разворачивается в 1956 году, хотя придирчивые критики могут заметить гуляющего в парке мальчика, на футболке у которого красуется изображение Олимпийского мишки, попавшие в кадр электропоезда или троллейбусы, появившиеся гораздо позже. Но все это ерунда по сравнению с армией поклонников и всенародной любовью, которую заслужила картина. Автором сценария фильма стал известный писатель Леонид Зорин, на счету которого ленты «Царская охота» и «Человек ниоткуда» Эльдара Рязанова. Пожалуй, самым звездным для Зорина стал фильм «Покровские ворота», которому исполнилось 30 лет. А буквально на днях день рождения отпраздновал и сам автор сценария — писателю «стукнуло» 88!

«Многие кинематографисты картину не приняли»

— Леонид Генрихович, с прошедшим днем рождения вас и юбилеем столь любимой в народе картины «Покровские ворота», ведь она появилась на свет благодаря вам.

— Спасибо. Очень приятно, что имею отношение к юбилею картины. Хотя, когда снимался фильм, думаю, вряд ли кто-то из нас мог рассчитывать на такой успех. «Покровские ворота» — это пьеса, которую я написал за восемь лет до экранизации — в 1974 году. Спектакль шел с большим успехом в Театре на Малой Бронной в течение десяти сезонов. То, что пьеса нравится зрителю, я уже знал, но прогнозировать, каким получится фильм, как все сложится, конечно, было трудно. К счастью, у Михаила Козакова, взявшегося за постановку комедии, все получилось.

*Леониду Зорину уже 88 лет, но он по-прежнему много работает

— Помните, как судьба свела вас с Козаковым?

— Мы давно были знакомы. Еще с молодых лет, когда Миша работал в «Современнике», где шли мои пьесы. В «Декабристах» он играл Александра I. Позже Миша сам ставил много моих пьес. Мы сразу подружились с Козаковым, а до этого я познакомился с его отцом в парке имени Горького.

— Козаков попросил вас написать сценарий к будущей картине?

— Раньше существовала система госзаказа. Написать сценарий мне предложил «Мосфильм», а уже потом чиновники из Госкино решали, кто будет режиссером-постановщиком. Говорят, Мишу несколько раз звали на роль Дзержинского, но он постоянно отказывался. И тогда ему предложили пойти на сделку: снявшись в роли Железного Феликса в фильме «Государственная граница», он получает возможность приступить к «Покровским воротам». Миша сыграл руководителя чекистов, более того удостоился за эту роль Государственной премии СССР.

— Правда, что фильм долгое время пролежал на полке?

— Сразу после сдачи картины осенью 1982 года Елена Коренева, сыгравшая возлюбленную Хоботова Людочку, вышла замуж за иностранца и эмигрировала в Америку. В то время в кинематографе был такой совершенный изувер по фамилии Лапин. Просмотрев «Покровские ворота», он, будучи председателем Гостелерадио СССР, с пеной на губах доказывал режиссеру, что тот снял гадость, мерзость, безвкусицу. Фильм лег на полку. Премьера картины состоялась лишь после смерти Брежнева.

— Критики приняли фильм в штыки. Помните ваше первое впечатление?

— Мне все понравилось. Сила этой работы в том, что Миша собрал хороший актерский ансамбль. Премьера фильма, состоявшаяся в московском Доме кино, оказалась весьма неоднозначной. И хотя зал был битком набит, люди чуть не на люстрах висели, многие кинематографисты картину не приняли. Дескать, пошлость это, ерунда, капустник. Марк Захаров признался, что ждал большего, не в восторге был Георгий Данелия. Да и Никита Михалков, который даже пробовался на одну из ролей, не скрывал, что ему эта история не по душе. Благо Миша ни на кого из коллег не затаил обиды. Время все расставило по своим местам.

— Что же помогло картине стать такой популярной?

— Сам того не ведая, фильм спас Юрий Андропов, ставший генсеком после смерти Брежнева. Юрий Владимирович вызвал на ковер Лапина и поинтересовался, почему в стране снимается так мало комедий. По иронии судьбы, единственной уже готовой лентой оказалась «Покровские ворота». Андропову ее тут же показали, предварительно вырезав несколько крамольных сцен. 11 февраля 1983 года на центральном телевидении состоялась премьера фильма. Но власть в стране вскоре снова поменялась, и на стол уже следующего генсека Константина Черненко легло письмо о том, что комедия режиссера Козакова клеветническая и антисоветская. Вокруг «Покровских ворот» снова поднялась шумиха. Когда к власти пришел Михаил Горбачев и началась антиалкогольная кампания, из комедии попросили убрать сцены, связанные с пьянством, в том числе и ставшие крылатыми фразы: «А не хлопнуть ли нам по рюмашке? Заметьте, не я это предложил» и «А кто не пьет? Назови! Нет, я жду!». Лишь спустя несколько лет в картину вернули недостающие сцены, и зрители увидели ее в полной версии.

«Андрею Миронову, который пробовался на роль Хоботова, Козаков сказал: «Ты слишком знаменит для жителя коммуналки»

— Комедию и, правда, разобрали на цитаты, которые «ушли в народ». Наверное, приятно слышать их по прошествии стольких лет?

— Конечно, замечательно, когда придуманное тобой становится общеупотребительным. Сейчас, как говорится, за давностью лет уже привык к этому. Иногда вижу в вагонах метро цитаты из «Покровских ворот». Даже от пятилетних детей слышу: «Высокие, высокие отношения!» На самом деле, перлов действительно предостаточно: «Кулина-а-ар!», «От тебя один дискомфорт!» или «Это не ты говоришь! Это кричит твой вакуум!» Фраза Риммы Марковой «Резать к чертовой матери! Не дожидаясь перитонитов!» тоже «ушла в народ».

*Костик (Олег Меньшиков) и Велюров (Леонид Броневой) не устают спорить. Кадр из фильма «Покровские ворота»

— Сценарии фильма и пьесы сильно отличались?

— Ни сюжетом, ни действующими лицами фильм не отличался, но вы же понимаете, что пьеса имеет более локальный вид. В картине показаны пейзажи, виды Москвы. Это совсем другой темп. Так, например, в фильме изюминкой Саввы Игнатьевича является то, что он постоянно сыплет немецкими фразами: «Зер гут, Маргарита Павловна!», «Данке шен», «Яволь», «Капут», «Фюнф минут», «Натюрлих», «Хундер грабен». В пьесе же он не произносит ни слова по-немецки. А еще в спектакле полностью отсутствуют эпизоды с концертными выступлениями Велюрова, он лишь упоминает, что Светлана приходила к нему на концерт. Поэтому ставшая крылатой фраза «На улице идет дождь, а у нас идет концерт» есть только в фильме.

— На съемочной площадке вы присутствовали?

— Я был на пробах и несколько раз на съемках. Стараюсь никогда не мешать режиссерам. Но очень любил работать с Козаковым, потому что он литературный человек. Он был блестящим чтецом, очень много читал Пушкина, Лермонтова, выступал с концертами. Для него слово, в отличие от других режиссеров, значило слишком много. А для меня литература и в театре, и в кино играет огромную роль. Козаков прекрасно знал слово, чувствовал его. Ощущалось, что он сын хорошего писателя.

— Режиссер и актеры импровизировали?

— Козаков, как вы знаете, не только режиссер, но и прекрасный актер, так что с коллегами умел находить общий язык. Я любил Мишу как режиссера за то, что у него было поразительно бережное отношение к тексту. Он не разрешал актерам отсебятины. «Как автор принес, так вы и говорите», — учил актеров. Следил за этим и когда ставил в театре мои пьесы, и когда снимал кино. Поэтому я очень им дорожил, у нас возникла большая творческая и личная дружба.

— Правда, что на роль Хоботова пробовался Андрей Миронов, Саввы Игнатьевича — Никита Михалков, а Наталья Гундарева или Людмила Гурченко могли сыграть Маргариту Павловну?

— У Козакова было бесконечное количество проб. Я уже многих и не помню. На пробах Андрей Миронов был хорош — смешно играл. Но Козаков сказал: «Ты слишком знаменит для жителя коммунальной квартиры». Миша хотел, чтобы жителей коммуналки играли неизвестные лица, поэтому в результате взял Равиковича, Борцова и Ульянову. А вот на роль Велюрова — артиста Мосэстрады — он специально пригласил Леонида Броневого, который к тому времени был уже популярным актером.

Я давал Козакову полную волю, у нас с ним состоялся только разговор по поводу исполнителя роли Костика. Я пришел смотреть пробы и сказал: «Миша, выбирай кого хочешь из актеров. Но, что касается Костика, знай — это я в молодости». Персонаж автобиографический, поэтому я хотел сам выбрать Костика. Очень долго мы не могли найти актера на главную роль, я многих отверг. Лишь когда Миша показал пробу Олега Меньшикова в дуэте с молодой актрисой Татьяной Догилевой, претендовавшей на роль Светланы, мне понравилось. После первой же сцены появления Светланы в коммуналке оператор Николай Немоляев не мог сдержать смеха. Я резюмировал: «Вот этот годится, то, что нужно!» Здесь я проявил не свойственный мне каприз. Но я имел на это право, потому что образ автобиографический. Когда дело касается тебя самого, конечно, смотришь придирчиво на все. Это был практически дебют Меньшикова — его первая главная роль.

«Дом, снятый в «Покровских воротах», стоит до сих пор. В кадре разрушили другое здание»

— Вы потом бывали во дворе, где снимались «Покровские ворота»?

— Лишь однажды после съемок. Дом Ь 10 по Никитскому переулку стоит на своем месте, правда, изменился до неузнаваемости. Если кто-то думает, что его разрушили в кадре, то это не так. Снесли другое здание. В 90-х годах дом был реконструирован: добавились дополнительный этаж, мансарда, балконы.

— Сейчас фильм пересматриваете?

— Десять лет я смотрел «Покровские ворота» в театре, потом 30 лет в кино. Фильм часто повторяют по телевидению, сколько можно смотреть. В настоящее время много работаю, издаю большое собрание сочинений, теперь мною проза владеет. Нет времени посещать театры и смотреть кино. Проза — ревнивая дама, она забирает вас целиком. Работе отдаю несколько часов в день, а ведь мне немало лет. Я 1924 года рождения. На моем счету около двух десятков сценариев, 50 пьес и десять томов прозы. Профессионально работаю с детских лет. Качество не оцениваю, это будут делать другие: читатели, зрители, но количество большое.

— Тексты на компьютере набираете?

— Никогда! Все вручную. Написанное передаю компьютерщице, а она — в издательство.

— Отчего ж не овладели современными технологиями? Так проще писать.

— Не люблю этого. Я человек старой школы, как привык, так и буду работать. Если что-то не так, по нескольку раз переписываю от руки. Тяжелая работа. Болят и спина, и затылок, и рука.

— Вы достаточно рано начали писать?

— Когда было всего шесть лет, начал сочинять стихи. Вы же понимаете, как это все было наивно. И тем не менее, когда мне исполнилось девять с половиной лет, издали мою первую книжку стихов. Она попала в руки Алексея Максимовича Горького, который высоко оценил ее. Напечатал статью «Мальчик». Она вышла во всех центральных газетах, даже есть в 30-томнике собрания сочинений Горького. Можете ее прочесть в 27-м томе. С Горьким мы подружились, я бывал у него в гостях. Чем угощал, естественно, не помню, но мы сидели за обеденным столом и при этом присутствовал Исаак Бабель. Я о Горьком много писал, отношение мое к нему самое восторженное, восхищенное. Сами понимаете, какое для меня значение имеет Горький, что я вам буду говорить? Он благословил меня на литературное творчество. Можно сказать, со статьей Горького на плечах вошел в литературу. Это было очень ответственно, мог сломаться от этого.

— Гонорар за первую книжку вам заплатили?

— Коне-ечно. Не помню сколько, но все деньги отдал родителям. Только не спрашивайте, на что потратил гонорар за сценарий к «Покровским воротам». Сейчас уже не вспомню.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».

Киев
-2

Ветер: 4 м/с  C
Давление: 762 мм