БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия Зона риска

Председатель киевского жилищного кооператива провернула аферу на 12 миллионов гривен

7:30 26 декабря 2012 1961
квартирная афера

— Предложение вступить в жилищный кооператив «Святошинский регион» выглядело очень заманчивым, — рассказывает 34-летняя Лариса Пилипчук. — Схема участия была такой: клиенты вносят задаток за свои будущие квартиры и, пока идет стройка, выплачивают оставшуюся сумму. Конечно, все равно пришлось бы переплатить — нас предупреждали, что для того, чтобы построить дом, кооператив берет кредит в банке. «Тем не менее, это выгодно, — убеждала нас председатель кооператива Наталья Горкина (имя и фамилия изменены. — Авт.). — Посудите сами: банк дает кредит не меньше чем под десять процентов годовых. А вы будете платить всего шесть процентов. Где еще вы получите такое выгодное предложение?»

«Не переживайте, что строительство еще не началось. Сейчас нам нужно набрать людей»

— Я живу в Киеве уже 17 лет, — продолжает Лариса Пилипчук. — Конечно, хотелось иметь хоть маленькую, но свою квартиру. Работая в банке, мы с сестрой собирали деньги, но вскоре поняли: даже при сравнительно неплохой зарплате наши шансы накопить на жилье в столице весьма призрачны. Однажды к сестре, которая выдавала так называемые быстрые кредиты, пришла клиентка и попросила двадцать тысяч гривен. «Деньги нужны, чтобы купить мебель в квартиру, которую я скоро получу, — радостно сообщила женщина. — Недавно я вступила в жилищный кооператив, где не нужно вносить большой задаток. Застройщики предоставляют кооперативам хорошие льготы, поэтому квартира обойдется дешевле: всего 750 долларов за квадратный метр». Сестра взяла у нее телефон и вечером рассказала мне.

Помощница директора кооператива, с которой мы на следующий день созвонились, подтвердила: все, что рассказывала клиентка сестры, — правда. «Приходите к нам в офис, — пригласила. — Список членов кооператива еще формируется». Офис находился в небольшом двухэтажном здании в окружении новостроек на улице Святошинской. В приемной, как и полагается, сидела секретарь, в одном из кабинетов — директор Наталья Горкина. В соседнем кабинете находился директор другого жилищного кооператива Константин Коновалов (имя и фамилия изменены. — Авт.). Как мы поняли, Горкина и Коновалов сотрудничали. Помощница директора, которая представилась Светланой, сообщила, что если мы вступим в кооператив, то получим квартиры в новом доме в Вишневом — это пригород Киева. «Не переживайте, что строительство еще не началось, — сказала Светлана. — Сейчас нам нужно набрать людей. А когда все сделают взносы, дома начнут строиться. Кстати, какую сумму вы можете внести?» Накануне мы с сестрой обсуждали этот вопрос. Сложив все наши сбережения, а также прикинув, что можем взять в банке небольшой кредит, мы назвали сумму — двадцать тысяч долларов. Думали, что этого мало, но Светлана, наоборот, обрадовалась: «Замечательно. Этого хватит даже на две однокомнатных квартиры!»

Прежде чем подписывать договор с кооперативом, Лариса Пилипчук показала документ юристам. Ни у кого из них не возникло вопросов — договор был составлен грамотно и, судя по его содержанию, без подводных камней и неудобных для клиента пунктов. Кроме того, Лариса проверила — кооператив «Святошинский регион» был официально зарегистрирован, как и полагается, имел устав и лицензию.

— Директор кооператива Наталья Горкина, с которой мы вскоре познакомились, создавала впечатление очень занятой бизнесвумен, — говорит Лариса. — Она все время была в разъездах, решала какие-то вопросы. На собрания кооператива у нее не было времени. Ее заместители — Светлана и еще одна женщина, Мария — тоже не видели необходимости организовывать коллективные встречи. «Вам что, непременно нужно познакомиться с другими членами кооператива? — недоумевала Светлана. — Зачем? Я ведь вам и так все объяснила, договор подписали. Продолжайте вкладывать деньги, стройка уже началась».

Я, как и обещала, внесла двадцать тысяч долларов. Светлана предлагала заплатить наличными, но я почему-то решила расплатиться по безналу. Позже поняла, насколько правильно поступила. Вложив деньги, стала ждать. Вопреки обещаниям Натальи Горкиной стройка не начиналась — на месте дома был пустырь. «Да что же вы так переживаете? — видя мое волнение, говорила Наталья. — Будут ваши квартиры! Подводить людей не в моих правилах».

Через несколько месяцев мне позвонила помощница Натальи Светлана и сообщила: «Нужно, чтобы вы заплатили еще шесть тысяч долларов. Решить вопрос со стройкой можно только взяткой». «Но у меня сейчас нет таких денег, — растерялась я. — Я отдала все, что было». «Лариса, как вы не понимаете?! — раздраженно сказала Светлана. — Если мы сейчас не заплатим, стройка может даже не начаться. Вам это нужно?» Я сказала, что подумаю, но буквально на следующий день Света перезвонила опять. Она не просто просила, а настаивала, чтобы я дала деньги! Не зная, что делать, я связалась с Натальей Горкиной. «Ларисочка, что вы, никто не собирается вас заставлять, — сказала директор. — Не получается, и не нужно. Вы все равно получите квартиру».

В результате я все-таки заплатила шесть тысяч долларов, взяв еще один кредит в банке. Ведь, несмотря на слова директора, Светлана продолжала звонить и говорить, что, если я не сдам деньги, мне выделят жилье позже остальных в списке. «Все, кто хотел получить квартиры пораньше, уже сдали по шесть тысяч», — продолжала давить она. Сделав то, что от меня требовалось, я понадеялась, что дело наконец сдвинется с мертвой точки.

«Что вы здесь делаете? — опешил я. — Это моя квартира!»

— Но не тут-то было, — вступает в разговор муж Ларисы Сергей. — Дом так и не начали строить. Возмущенные члены кооператива обрывали телефоны Натальи и ее помощниц. Прошло больше года, а на месте, где должна была появиться новостройка, как говорится, и конь не валялся. Закончилось все тем, что Горкина предложила нам альтернативу — квартиры в доме на Софиевской Борщаговке. Цена должна была остаться прежней. Вскоре Наталья пригласила членов кооператива смотреть новые квартиры.

— Но как такое возможно? — уточняю я. — Ведь в вашем договоре были прописаны иные адреса.

— Наталья пообещала, что мы переделаем договора, — объясняет Лариса. — После столь длительного ожидания мы уже были согласны на все. Квартиры, которые нам предложили, строила совсем другая организация. Но, по словам Натальи, все будет так: она заключает договор с этой организацией, вносит задаток, а в течение отведенного времени выплачивает деньги за все квартиры. Нас это успокоило — здесь хотя бы шла стройка. Нас завели в еще недостроенные квартиры, мы выбрали то, что нам понравилось. Месяца через полтора дом был готов.

— Судя по документам, Наталья Горкина внесла застройщику немаленький задаток — около восьмидесяти тысяч долларов, — говорит Сергей. — Это опять-таки подтвердило серьезность ее намерений. Вкладывая каждый месяц деньги в кооператив, мы не могли дождаться, когда получим жилье. Дом ведь уже построили! Однажды я решил еще раз наведаться на стройку. И, подойдя к дому, обнаружил, что в наших окнах... горит свет. Двери открыла незнакомая женщина. «Что вы здесь делаете? — опешил я. — Это моя квартира!» — «Ваша? — женщина была в не меньшем недоумении. — Я купила эту квартиру и делаю ремонт». С этими словами она показала мне договор купли-продажи, который заключила напрямую с застройщиком.

— Мы были в шоке: как застройщик мог продать квартиры, если у него был подписан предварительный договор с Натальей Горкиной? — рассказывает Лариса. — Но оказалось, что Наталья не выполнила своих обязательств. Она внесла задаток и... все. С тех пор застройщик не увидел от нее ни копейки. И когда истекли все сроки, он продал квартиры другим людям. Получилось, что задаток (а это опять-таки были наши деньги) пропал. Никаких объяснений Наталья давать не собиралась. У нее всегда был один ответ — не волнуйтесь, я все устрою. Но где же «устрою», если наши новые договора о квартирах на Софиевской Борщаговке и яйца выеденного не стоят? Стало понятно, что это афера.

— Конечно, мы готовы были сразу бежать в прокуратуру, — хмурится Сергей. — Но я прекрасно понимал, что чего-то добиться можно, только объединившись с другими обманутыми членами кооператива. И тут мы с Ларисой обнаружили, что... никого из них не знаем. Наталья, видимо, специально не организовывала никаких собраний — она не хотела, чтобы члены кооператива были знакомы, ей это было невыгодно. Ведь если бы мы между собой общались, наверняка у кого-то еще раньше возникли бы сомнения. Поиски товарищей по несчастью заняли несколько месяцев. Когда нам удалось собрать сведения о 98(!) пострадавших, мы написали коллективное заявление в прокуратуру.

«Да, я виновата, признаю. Но денег у меня нет, поэтому отдавать мне вам нечего»

— И тут многих ждала неприятная неожиданность, — продолжает Лариса. — Те, кто вносил деньги в кооператив не по безналу, а платил наличными, даже не попали в список пострадавших. Хотя у людей были соответствующие расписки и квитанции. Но Наталья заявила, что она нигде не расписывалась и никаких денег не брала. Получилось, что официально в деле не 98, а 79 потерпевших. Обидно за остальных, ведь они пострадали так же, как и мы. Люди приносили наличными по триста-четыреста тысяч гривен. А те, у кого не хватало денег, продавали свои однокомнатные квартиры и переезжали на съемные, ожидая нового жилья.

Чтобы понять, куда ушли наши деньги, мы все вместе пришли к Наталье домой. У нас не было другого выхода: в офисе она не появлялась, на телефонные звонки не отвечала. Когда мы потребовали у нее документы, там такое началось! Наталья закрылась на все замки, стала кричать, что ничего не отдаст... Разъяренная толпа была готова брать квартиру штурмом. Мы провели под ее домом несколько суток. В конце концов, она вынесла документы. И мы открыли для себя еще много чего интересного.

— Например, то, что деньги Наталья в основном перечисляла своему приятелю Константину Коновалову, — уточняет Сергей. — Помните, мы рассказывали, что они сидели в соседних кабинетах? Потом Коновалов куда-то пропал. Оказалось, его... арестовали за квартирные махинации. Он «кинул» около сотни человек. Недавно Коновалова приговорили к восьми годам лишения свободы. Теперь же получается, что Горкина была с ним в сговоре. Но только следователь почему-то это не учел. Несмотря на то, что в отношении Горкиной возбудили уголовное дело, объединять дела Горкиной и Коновалова никто не стал. Хотя здесь явно организованная преступная группировка.

— Мы просто диву давались: «Святошинский регион» — это афера от начала до конца! — возмущается Лариса. — Обзвонив людей, которые, судя по документам, входили в число учредителей кооператива, мы обнаружили, что они вообще не понимают, о чем речь. «Помилуйте, какой кооператив?! — изумился один из „учредителей“. — Я не знаю никакой Горкиной!» Потом с трудом вспомнил — Наталья оказалась знакомой его друга, он видел ее один раз в жизни. «Не знаю, где она взяла мои данные, — разозлился мужчина. — Я был уверен, что ей даже моя фамилия неизвестна!»

— Надеюсь, Наталье не удастся избежать ответственности, — говорит Сергей. — Сейчас она на подписке о невыезде — аферистку не стали брать под стражу, поскольку под ее опекой находятся трое несовершеннолетних детей. Кстати, за время, пока шло следствие, она успела родить четвертого ребенка. Но самое обидное то, что сейчас Наталья фактически без гроша за душой. Видимо, учуяв, что пахнет жареным, она быстренько перевела имущество на родственников. И на того же Константина Коновалова, которого упорно не хотят привлекать к делу как соучастника Горкиной. А Наталья на суде так и сказала: «Да, я виновата, признаю. Но денег у меня нет, поэтому отдавать мне вам нечего».

— Помощниц Горкиной тоже привлекли к ответственности?

— Нет, они проходят по делу как... пострадавшие. Женщины утверждают, что просто помогали Наталье и даже не подозревали, что участвуют в афере.

*«Нам так хотелось иметь свою квартиру, — говорят Лариса и Сергей Пилипчуки. — А сейчас ютимся в маленькой комнатке и даже не знаем, когда это все закончится» (фото автора)

— Сейчас дело Горкиной уже слушается в суде, — прокомментировал «ФАКТАМ» ситуацию заместитель прокурора Святошинского района столицы Юрий Шевченко. — Когда люди начали требовать жилье, за которое заплатили, она для каждого нашла «удобный альтернативный вариант» — предложила квартиры в уже построенных домах, заключив предварительные договора с их застройщиками и даже внеся аванс. Это обнадежило членов кооператива. Но когда пришло время окончательного расчета с застройщиками, Горкина этого не сделала. Люди были уверены, что имеют права на квартиры, которые Наталья им показывала, но на самом деле это было не так.

— По словам пострадавших, Горкина перечисляла деньги своему компаньону Константину Коновалову, который уже отбывает наказание за квартирные махинации. Так почему же эти два дела не объединяют?

— Для этого нет оснований. По случаям, о которых мы сейчас говорим, проходит только Горкина. Поэтому, даже если она что-то перечисляла Коновалову, к делу это не имеет отношения.

— А ущерб пострадавшим возместят?

— Хочется верить. Но у Горкиной очень мало имущества, поэтому у членов кооператива шансов немного. Наталья признает свою вину, но где деньги, не говорит.

— На суде она всем своим видом старается показать: мол, все равно у вас ничего не получится, — качает головой Сергей. — Нас предупредили, что суд может длиться годами. За время, пока тянется это дело, у нас с Ларисой родился ребенок. Сейчас ютимся в маленькой комнатке на Борщаговке. И сколько еще все это будет продолжаться, неизвестно.

«ФАКТЫ» попытались связаться с самой Натальей Горкиной, но телефон женщины был отключен.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров