ПОИСК
Здоров'я та медицина

«Если природа сделала ошибку и ребенок родился без пищевода или с недоразвитым кишечником, мы можем сразу устранить порок — и малыш будет здоров»

14:47 14 лютого 2013
Інф. «ФАКТІВ»
В прошлом году в «Охматдете» прооперировали 230 новорожденных с серьезными нарушениями. Важно, чтобы такие детки поступали к хирургам в первые дни жизни, пока не развились осложнения

«Нам позволили окрестить сына прямо в реанимации»

Крохотный ребенок на руках у отца, взбрыкнув ножкой, сбрасывает миниатюрный носочек и вдруг начинает плакать. «Пора кормить», — объясняет мама. Родители мальчика, который первый месяц своей жизни провел в детской больнице, радуются тому, что их сыночек уже может сам сосать грудь.

— Мы с мужем очень хотели второго ребенка, — рассказывает 28-летняя киевлянка Юлия. — Роды планировались на первые числа января. Но воды отошли у меня раньше — 28 декабря. Мы сразу поехали в роддом, а спустя несколько часов на свет появился сыночек. Его прямо в родзале обследовал неонатолог. Не знаю как, но врач сразу определил, что у моего новорожденного мальчика непроходимость кишечника.

Через пару часов малыш уже находился в Национальной детской клинической больнице «Охматдет». После дополнительного обследования врачи однозначно сказали: «Без операции не обойтись. Причем провести ее нужно в ближайшие дни».

— Услышав слово «непроходимость», я сразу поняла: ситуация очень серьезная, — продолжает мама. — Конечно, страшно было, что такого крошечного ребенка будут оперировать. Но мы доверились врачам.

РЕКЛАМА

Мама впервые увидела своего малыша только после хирургического вмешательства, когда ей позволили зайти к сыну в реанимацию.

— Он был таким слабеньким, что врачи в течение нескольких дней не делали никаких прогнозов, — говорит Юлия. — Мы с мужем решили окрестить сынишку. Батюшке разрешили провести обряд прямо в реанимации. Сына назвали Серафимом. Мы уже давно являемся прихожанами церкви святого Серафима, которая находится в Пуще-Водице, поэтому и выбрали такое имя. Думаю, ежеминутные усилия врачей вместе с нашими молитвами и верой в то, что сын выживет, и дали результат: у Серафима начала усваиваться еда. Это уже было победой. Пусть и маленькой, но очень важной.

РЕКЛАМА

— У этого ребенка был синдром пагоды, — объясняет куратор отделения хирургии новорожденных Национальной детской специализированной больницы «Охматдет», доцент кафедры хирургии Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца кандидат медицинских наук Тимур Даньшин. — Это очень сложный, редко встречающийся врожденный порок. Тонкая кишка у ребенка заканчивалась слепо и была чрезмерно расширенной. Она не переходила в следующий отдел кишечника, который оказался недоразвитым и скрученным в виде спирали. Обычно желудочно-кишечный тракт созревает к 12-й неделе беременности, после чего происходит его более тонкое развитие. У этого малыша произошел сбой, когда формировались отделы кишечника. Не хватало около метра тонкой кишки. Без операции ребенок не смог бы жить. Нам нужно было убрать измененные участки кишечника, а оставшиеся сопоставить, чтобы восстановить проходимость. Но операция — это полдела. Важно, чтобы после нее начала усваиваться пища. Этот процесс иногда занимает и три месяца. То есть все это время ребенок не может есть самостоятельно. Ему сначала вводят питательные вещества в вену, затем специальное питание поступает через катетер прямо в кишечник или желудок. И только когда мы видим, что пища начала усваиваться, начинаем кормить пациента нормальным способом.

«Сразу после операции сыну можно было давать всего шесть миллилитров смеси»

— Когда Серафиму поставили катетер, через который вводится смесь, врачи показали мне, как это делать, — рассказывает Юлия. — Каждые три часа с помощью шприца я вводила всего шесть кубиков молока. Но количество постоянно увеличивалось — вскоре малыш получал аж 20 кубиков смеси. Когда стало понятно, что сын переваривает пищу, мне позволили напоить его из бутылочки грудным молоком. Но я так переживала, чтобы малыш не привык к соске, что первым делом приложила его к груди. Как же он жадно начал есть! Серафим не утратил сосательный рефлекс, хотя со дня родов прошло три недели! Теперь он сосет грудь, набирает вес. Вот только уровень гемоглобина у сына все еще низкий. Это тревожит врачей, поэтому они нас пока не выписывают.

РЕКЛАМА

*Тимур Даньшин: «Детский организм настолько пластичен, что если ему немного помочь, он быстро перестроится, и о болезни ничего не будет напоминать»

— У человека связаны все системы и органы, — говорит Тимур Иванович. — Если страдает какой-то один участок, естественно, это сказывается и на всем организме. Кроме того, ребенок с пороком желудочно-кишечного тракта долгое время не получает достаточного количества пищи. А для обмена веществ, выработки красных кровяных телец, других процессов необходимо «топливо». При его дефиците отмечается низкий уровень гемоглобина, гормонов... Иногда мы вынуждены назначать дополнительное медикаментозное лечение, чтобы поддержать организм пациента. Со временем, когда ребенок будет получать уже достаточное количество пищи, все наладится. Более того, тридцать лет назад, создавая отделение хирургии новорожденных, мы в первую очередь думали о том, чтобы спасать жизнь таким деткам. Но вскоре главная задача поменялась: теперь для нас важно, чтобы наши пациенты не становились инвалидами. И в большинстве случаев мы достигаем именно такого результата. После исправленного врожденного порока дети растут, не отличаясь от сверстников. У Серафима тоже болезнь больше не даст о себе знать. Мы все исправили. Малышу не потребуются дополнительные вмешательства или регулярное наблюдение.

— В больнице нас с Серафимом регулярно навещает и старшая дочка — трехлетняя Николь, — добавляет Юлия. — Ей так нравится братик, что она уже несколько раз предлагала: «Давай мы заберем вас домой». Мне, конечно же, очень этого хочется, но я не тороплю врачей, ведь здоровье сына — прежде всего.

— Не все родители ведут себя так разумно, как Юлия и Игорь, — говорит Тимур Даньшин. — В моей практике были ситуации, когда родные, узнав о тяжелом врожденном пороке у ребенка, запрещали нам делать операцию, объясняя это так: «Раз не жилец, значит, так тому и быть». Но большинство все же доверяют врачам, надеясь на лучшее, выполняют все рекомендации. И в результате мы побеждаем болезнь.

В прошлом году в нашем отделении прооперировали 230 новорожденных с разными пороками развития желудочно-кишечного тракта, некоторые из них считаются несовместимыми с жизнью. Бывает, ребенок рождается без пищевода или его части. Мы воссоздаем его из тканей пациента — для этого берем небольшой участок толстой кишки. Иногда у детей обнаруживают удвоение кишечника. Встречаются самые разные формы непроходимости, диафрагмальные грыжи, сужения, которые необходимо устранить. Мы владеем всеми методиками, позволяющими избавиться от порока любой сложности. Более того, последние годы начали применять малотравматичные методики, то есть оперируем с помощью лапароскопа через несколько проколов. Самое важное — чтобы такие дети попадали к нам сразу после рождения. Ведь порок развития виден на УЗИ еще во время беременности мамы. Тогда врач, который осматривает новорожденного в родзале, должен принять меры, чтобы не допустить развития осложнений: дыхательную недостаточность, аспирацию слюной, пневмонию...

В идеале же в Украине необходимо создать центр хирургии новорожденных, при котором бы был роддом. В случае выявления порока еще в период беременности будущую маму тотчас направляли бы в специализированный центр. Лучший кувез и реанимобиль для ребенка — мамин живот, и тогда после появления на свет малыша тут же можно переместить в операционную. Такие центры существуют во многих странах мира. У нас же, к сожалению, не всегда выявляют пороки в период беременности. Не раз сталкивались и с тем, что детей, вместо того чтобы направить к нам, оперируют врачи, у которых нет опыта, а затем нашим специалистам приходится все исправлять.

*«Мы с женой очень боялись, что потеряем сыночка, — говорит отец малыша Игорь. — Но хирурги исправили его врожденный порок. Серафим уже сам ест и набирает вес»

Отделение хирургии новорожденных было организовано в киевской клинике «Охматдет» в 1982 году. Профессор Николай Ситковский убедил молодых врачей, что нужно разрабатывать и внедрять новые методики операций у совсем крошечных детей, нарабатывая опыт — лишь таким образом удастся помочь пациентам с врожденными пороками.

— Со многими семьями мы поддерживаем связь годами, — добавляет Тимур Иванович. — Один из наших пациентов, родившийся без пищевода и перенесший операцию по созданию искусственного, уже поступил в медицинский университет. Это лучший стимул для нашей работы. Еще несколько лет назад мы не решались проводить операции, если у ребенка развивалось такое осложнение, как перитонит, считая, что оно не позволит как следует сшить части кишечника. Теперь же выполняем вмешательства и в таких случаях, спасая пациентов, которые раньше считались обреченными... Понимаете, детский организм настолько пластичен, что если ему немного помочь, он очень быстро приспособится к новым условиям, перестроится, и уже через несколько лет ничего не будет напоминать о пороке.

27041

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів