ПОИСК
Життєві історії

Экспедиция Комитета по делам воинов-интернационалистов разыскала в Афганистане сына советского военнопленного Виктора Балабанова

8:30 13 березня 2013

«Видеописьмо от Виктора нам привез американский журналист»

— Видели бы вы, что устроил нашей семье КГБ, когда в начале 1985года мой брат пропал без вести в Афганистане, — говорит родная сестра советского солдата с Полтавщины Виктора Балабанова, попавшего в плен к моджахедам во время афганской войны, Надежда Шепелева. — Сотрудники спецслужбы заявляли, что брат изменник родины, дезертир. Нас допрашивали, провели обыски в родительском доме и в моей комнате общежития в Харькове. Даже под мою кровать заглядывали — проверяли, не прячется ли там брат.

Виктор служил в автомобильных войсках. О том, что с ним произошло в Афганистане, мы узнали из письма его сослуживца, которое тот прислал из тюрьмы. Он сообщил: их автоколонна напоролась на засаду, устроенную душманами. Причем машины с грузом шли из Советского Союза. То есть получилось так, что брат, едва оказавшись на территории Афганистана, попал в руки противника.

*Виктор Балабанов попал в Афганистане в плен в начале 1985 года

Парень, приславший нам письмо, избежал этой участи. Однако его и других ребят, пробившихся к своим, командование обвинило в трусости, в том, что они покинули поле боя, не спасли товарищей, которые попали в плен. Мы получили шесть или семь писем. Солдат обещал навестить нас, когда выйдет на свободу, но так и не приехал.

РЕКЛАМА

Брата забрали в армию, когда ему еще и 18-ти не было. Первого мая он явился на призывной пункт, а совершеннолетие отпраздновал через три дня по пути к месту службы. Перед призывом он закончил строительное профтехучилище. Мы надеялись, что его заберут в стройбат. Но Виктора направили в Москву служить водителем в Министерстве обороны СССР. Брат прослужил там больше года и вдруг сообщил о переводе в «учебку» возле Ленинграда. Это, конечно, нас удивило, ведь он не новобранец. Оттуда он прислал пару писем. В них не было даже намека на то, что его ждет командировка в Афганистан...

Как сложилась судьба брата в плену, мы не знали, пока к нам не наведался американский журналист. Он привез видеописьмо от Вити, в котором тот сообщал, что жив, принял ислам. Наша семья воспрянула духом. Надеялись, что брат вернется домой. Но в 1991 году из Москвы нам сообщили, что он погиб: будучи за рулем автомобиля, подорвался на мине (информацию об этом советской стороне передало общество Красного полумесяца Афганистана. — Авт.).

РЕКЛАМА

О том, что Витя женился на афганке и у него есть сын, мне лишь недавно рассказал Александр Лаврентьев. Он работает в Комитете по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств — участников СНГ, возглавляет экспедиции, которые разыскивают в Афганистане без вести пропавших советских солдат и офицеров, а также могилы тех, кого нет в живых. Лаврентьев сообщил нашим ветеранам, что ему для опознания нужна фотография брата.

*Надежда Шепелева была удивлена, узнав спустя 20 лет после гибели брата Виктора Балабанова, что тот в Афганистане женился и у него родился сын

РЕКЛАМА

— Украинские коллеги выслали мне этот снимок по электронной почте, когда я находился в Кабуле, — рассказал «ФАКТАМ» по телефону из Москвы Александр Лаврентьев. — Я показал фотографию бывшему моджахеду по имени Абдулвали. Он говорил, что лично был знаком с Балабановым, когда тот находился в плену. Посмотрев на снимок, Абдулвали заверил: «Да, это тот самый пленный. Мы ровесники, поэтому командир отряда поручил мне опекать его. Вскоре мы с ним стали друзьями. Он чуть ли не каждый день вспоминал старшую сестру. Ужасно злился, что попал в плен и тем самым сломал свою жизнь». В Афганистане я нанимаю одного толкового человека из местных, который владеет несколькими языками. Он мне и переводил слова Абдулвали.

«У Исмата, как и у большинства афганцев, нет никаких документов»

— Абдулвали подтвердил, что Балабанов действительно погиб лет 20назад и похоронен возле кишлака, в котором жил, — продолжает Александр Лаврентьев. — Когда я заговорил об эксгумации останков, афганец заявил, что местные убьют любого, кто попытается потревожить какую-либо могилу. Хотя Коран не запрещает перезахоронение усопших.

От Абдулвали я узнал, что Виктор женился и у него родился сын Исмат. Но как увидеться с Балабановым-младшим? Ехать к нему в кишлак в провинцию Гильменд было крайне опасно — эту территорию контролируют талибы. Безбородым туда путь заказан, а я бороду не ношу.

И все же мне удалось встретиться с сыном Балабанова — помогла руководитель общества Красного полумесяца Афганистана госпожа Фатима Гайлани, член одной из самых уважаемых и знатных семей страны. Она сумела организовать приезд Исмата в Кабул. Кстати, Фатима не скрывает от меня, что в годы афганской войны, будучи студенткой, собирала деньги на закупку оружия для моджахедов. Спустя годы ее отношение к русским изменилось. Она говорит: «Вы строили в Афганистане больницы, школы, помогали продовольствием. А сейчас страна катится в пропасть». Мнение этой женщины разделяют многие афганцы, неудивительно, что те, кто воевал против Советской армии, помогают мне в поисках наших солдат, пропавших без вести.

— Как вел себя Исмат во время вашей с ним встречи?

— Было видно, что рассказ о родственниках из далекой Украины его потряс. Он не помнит отца — Виктор Балабанов погиб вскоре после рождения сына. Так что парень ни слова не знает ни на русском, ни на украинском. Вырос в кишлаке, в котором нет интернета, электричества, мобильной связи. Исмат не может точно сказать, сколько ему лет, ведь у него, как и у большинства афганцев, нет никаких документов. Но он умеет читать и писать, уже женат. Родственники супруги хотят, чтобы Исмат стал муллой, однако ему эта идея не по душе. Он говорит, что хочет нормальной жизни. При этом учит арабский — мулла обязан знать язык, на котором написан Коран.

Перед встречей со мной госпожа Фатима Гайлани купила Исмату первый в его жизни костюм и сорочку европейского кроя — в Кабул парень приехал в национальной одежде. Фатима рассказала мне, что протестировала, какой у парня уровень умственных способностей. Оказалось, Исмат необычайно сообразителен. Она приютила его в столице, организовала обучение работе на компьютере и купила ему телефон.

*Для встречи в Кабуле с представителем Комитета воинов-интернационалистов Исмату купили первые в его жизни костюм и сорочку европейского кроя

Чтобы удостовериться в том, что этот молодой афганец действительно сын советского военнопленного, я попросил его сдать кровь для анализа. Он не возражал. Для таких случаев беру с собой в экспедиции в Афганистан специальные медицинские комплекты, которыми обучился пользоваться. Однако на этот раз предпочел пригласить врача. Затем украинские коллеги обратились к сестре Виктора Балабанова Надежде Шепелевой с просьбой, чтобы и она сдала кровь. Это было осенью прошлого года. Анализ ДНК на родство провели специалисты Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны Российской Федерации. Результаты не оставили сомнений в том, что Надежда Александровна и Исмат родственники.

После проведения экспертизы я побывал в Харькове, познакомился с Надеждой Шепелевой, ее дочерью, пришедшей на встречу с младшим сынишкой. Сфотографировал их и вновь отправился в Кабул повидаться с Исматом. Увидев снимки, парень до того расчувствовался, что не смог сдержать слез. Сказал, что мечтает увидеться с украинской родней.

— Пусть Исмат приезжает к нам в гости в Харьков, познакомится со всей большой семьей, — говорит Надежда Шепелева. — У меня двое детей и четверо внуков: у сына две дочки, у дочери двое сыновей.

— Исмат сможет приехать в Украину после того, как ему оформят паспорт, — рассказывает заместитель председателя Украинского Союза ветеранов Афганистана (воинов-интернационалистов) Валерий Аблазов. — Встречу Исмата с украинскими родственниками можно организовать и за границей. Рассматриваются возможности свидания в Ташкенте или в Дубаи. О переселении парня вместе с созданной им семьей на родину отца пока речь не идет.

Уже был прецедент, когда наш бывший соотечественник, попавший в плен в Афганистане и создавший там семью, приезжал в Украину. Это уроженец Харьковской области Николай Выродов. Годы жизни в исламской стране так изменили его менталитет, что он не смог адаптироваться на родине, уехал назад. Сейчас этого человека нет в живых.

В Афганистане проживают еще двое бывших советских солдат — выходцев из Украины — Александр Левенец и Геннадий Цевма. Оба неоднократно встречались с журналистами. Левенец стал состоятельным по афганским меркам человеком (совладелец магазина), у него есть жена, четверо дочерей. На родину возвращаться не стремится, в гости приехать тоже желания не изъявляет, ведь в Украине у него родственников не осталось. Говорит, что уже чувствует себя афганцем.

О судьбе Геннадия Цевмы «ФАКТЫ» уже писали. Геннадию, его жене и детям при посредничестве Посольства Украины в Пакистане и представительства ООН в Афганистане оформили документы для поездки в Украину, однако в последний момент он и его супруга отказались садиться в самолет. Родители Геннадия Цевмы уже умерли, но в Донецкой области живет его брат Сергей. В 2010 году они виделись после 26-летней разлуки — Сергей отправился в Афганистан вместе со съемочной группой одного из белорусских телеканалов.

— На днях я вернулся в Москву из очередной экспедиции в Афганистан, — рассказал Александр Лаврентьев. — На этот раз удалось увидеться еще с одним бывшим советским солдатом, попавшим в плен, — Бахретдином Хакимовым, уроженцем Таджикистана. До этого он 30 лет не встречался ни с одним человеком из бывшего Советского Союза. Русский язык понимает с трудом. Так что общались через переводчика. Мы встретились с ним в городе Герате в День защитника Отечества 23 февраля. Он рассказал, что в плен попал, будучи тяжелораненым. Его выходил старейшина с помощью трав и затем обучил своему ремеслу врачевания. В конце беседы Бахретдин заплакал, сказал мне на русском: «Спасибо». У него есть в Таджикистане брат и сестра. При следующей встрече привезу от них видеописьмо.

*Александр Лаврентьев (справа) и Бахретдин Хакимов

— Как вы ищете людей в охваченной войной стране?

— Путем опросов по крупицам собираем сведения. Вознаграждений за них не платим — на это нет средств. Небольшие деньги даем только тем, кто выполняет для нас ту или иную работу. Я уже говорил, что нашел в Афганистане толкового помощника. С ним колесим по стране. Впрочем, бывает, что езжу сам.

— Попадали в переплеты?

— Случалось. Например, однажды подросток наставил на меня автомат со спущенным предохранителем, при этом сам боялся — смотрел округлившимися от страха глазами. Обошлось, а ведь мог выстрелить...

10963

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів