БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Сергей кушнарев: «один из хирургов, мой друг, который оперировал брата в изюмской больнице, вышел и сказал мне на ухо: «серега, крепись, шансов почти нет»

0:00 23 января 2009 1499
Сергей кушнарев: «один из хирургов, мой друг, который оперировал брата в изюмской больнице, вышел и сказал мне на ухо: «серега, крепись, шансов почти нет»
Галина КОЖЕДУБОВА«ФАКТЫ» (Харьков)

Брат известного украинского политика Евгения Кушнарева, погибшего два года назад на охоте, поделился с «ФАКТАМИ» воспоминаниями, а сын Андрей рассказал о деятельности Фонда поддержки демократических инициатив Евгения Кушнарева

29 января Евгению Петровичу Кушнареву исполнилось бы всего 58 лет. Он ушел из жизни слишком рано — его жизненный путь оборвался 17 января 2007 года на самом пике карьеры, всенародной любви и признания. Эти два года без Кушнарева стали для его близких и родных тем временем, которое все расставило по своим местам. Многие из партийных соратников, при жизни бивших себя в грудь и клявшихся в вечной преданности, исчезли. Дело отца продолжили его дети и жена Валентина Викторовна, создав Фонд поддержки демократических инициатив Евгения Кушнарева, а также брат Сергей Кушнарев, который и поделился с читателями «ФАКТОВ» своими воспоминаниями.

«Первый раз у нас была не драка, а настоящее «избиение младенца»

- Сергей Петрович, у вас довольно-таки приличная возрастная разница с братом — 11 лет. Интересно, какое ваше самое первое детское воспоминание о старшем брате?

- Я помню его, наверное, с детского садика. Нет, скорее всего, начиная со школы. Самое яркое воспоминание связано с тем временем, когда Женя поступил в институт и начал учиться в другом городе. Это первая наша разлука и первые его студенческие каникулы. Когда я узнал, что в один из дней он приедет домой, я с самого утра ждал его во дворе дома. И когда Женя появился, я побежал к нему и прыгнул. А он подхватил меня на руки, как отец ребенка. Вот это — очень яркое впечатление. Другие воспоминания какие-то фрагментарные. Он был очень общительный, коммуникабельный, лидер в классе и школе. У нас дома всегда, если разрешали родители, была, говоря современным языком, «молодежная тусовка». И Женины друзья меня зачастую или прятали в дальнюю комнату, чтобы я им особо не мешал, или я в буквальном смысле слова «ходил по рукам».

- А может, вы еще и дрались в детстве?

- Да, дрались. Первый раз была не драка, а «избиение младенца». Мама купила копченую селедку. А у Жени был шикарный аквариум. И я решил посмотреть, как селедка будет в нем плавать: взял ее из холодильника и запустил в аквариум. Евгений, когда увидел — а это случилось зимой, — сразу же побил меня валенком. Хотя я и сопротивлялся тогда как мог…

А вот подрались мы по-взрослому, по-настоящему позже, когда он меня застал за плохим занятием: я с более взрослыми мальчишками пробовал курить. Я начал убегать от брата, он меня догнал. Получилась драка — ведь я уже за себя пытался постоять. Правда, мы потом помирились, обнялись, вернулись домой и договорились, что больше я этим заниматься не буду.

- Курить?

- Да.

- Ну и как сейчас?

- Не всегда получается. Мало, но курю. Правда, в последние полгода почему-то снова стал курить больше.

- А как к вам относились родители: они делали разницу между младшим и старшим сыновьями?

- В детстве я совсем не чувствовал никакой разницы, хотя мама и папа говорили, что Евгению досталось больше теплоты и ласки в силу того, что родители были меньше заняты. А вот во время моего детства у них времени на детей было меньше. Отец — Петр Михайлович Кушнарев — работал судьей в Мелитопольском горсуде, а мама — Серафима Тимофеевна — руководила на крупном заводе партийной организацией. И именно на время их довольно успешной карьеры пришлось мое детство. Но я не замечал, что обделен вниманием.

- Сергей Петрович, в вашей семье были какие-то традиции?

- Да. Когда к нам приезжали наши родственники. Если собиралась родня по маминой линии (а это юг Урала и Башкирия), то все вместе готовили пельмени и беляши, а потом совместно садились за стол. Среди папиной родни, которая была из Смоленской области, а потом переехала в Ворошиловградскую (сейчас Луганская область.  — Авт. ), было много охотников. Поэтому на столе обычно были блюда из охотничьей добычи.

Остальные традиции «родом из СССР»: Новый год, 8 Марта, 1 Мая, 7 ноября. Эти праздники очень ценились, поскольку и папа, и мама, скажем прямо, были элитой мелитопольского общества. И, конечно, все государственные праздники отмечали дружно и весело, обязательно ходили на демонстрации, приглашали гостей.

- Скажите, Сергей Петрович, чему вас учили родители?

- Самое главное, говорил нам отец, — нужно быть достаточно независимым, уметь видеть окружающий мир непредвзято, верно оценивать свои поступки, понимать, на что они направлены. И не забывать, что ты не один в мире, что есть ты и есть другие люди. Если хочешь, чтобы у тебя все было в порядке, всегда беспокойся о том, чтобы у людей тоже все было в порядке. Остальное автоматически приложится. Именно эти принципы и были в жизни Евгения основополагающими. Он стал лидером не только благодаря природным качествам, но и благодаря воспитанию. Наш отец был неимоверно стойким человеком.

«Если бы я был на охоте вместе с братом, то, возможно, мы пошли бы другими тропинками, а может, и вообще не взяли бы в руки ружья… »

- А вот интересно — влюблялись вы по-разному?

- Влюблялись до умопомрачения! У меня на глазах проходила одна Женина личная трагедия. Я видел разлуку, я видел, как он ее переживал. Это было еще в студенчестве, когда он расстался с девушкой. Человека не было несколько недель: физически Женя был с нами, но на самом деле его не было…

После окончания института Женя работал инженером на заводе, где и познакомился с будущей женой Валентиной Викторовной. Сыграли свадьбу, начали вместе жить. Потом у них родились дети. Мы какое-то время жили в доме родителей, и я наблюдал, какой Женя отец. Именно это общение стало для меня памятным…

- Он вам снится?

- Да, снится. Сейчас — меньше, а раньше очень часто. Причем, как говорят духовные люди, есть бытовые сны, а есть сны — загадки, которые заставляют задуматься. Женя мне снится каждый раз не как в обычных снах. Я с ним разговариваю на разные темы. Или не раз бывал во сне свидетелем его разговоров с другими людьми, видел, как он дает какие-то советы. Может быть, это мистика, но потом, в реальной жизни, это имело какой-то отклик.

- Можно подробнее?

- Знаете, это — очень интимные вещи… Вообще, его незримое присутствие ощущаю не только я, но и многие люди, особенно близкие. Женя был настолько живой человек, что его жизнь в нашей памяти и воображении продолжается как реальная. Он не умер, а просто куда-то перешел. И я верю, что мы с ним обязательно еще встретимся.

- В прессе писали, что в день роковой охоты вы тоже хотели поехать вместе с ним, но вам что-то помешало. Это правда?

- Да. За два дня до того у нас был товарищеский ужин, инициатором которого стал Женя. Собралась вся семья, близкие друзья. Он предложил съездить на прогулку по лесу. Я и еще два человека согласились поехать, но не смогли по объективным причинам. Если бы мы были там, на охоте, то, возможно, пошли бы другими тропинками, а может, и вообще не взяли бы в руки ружья. Я не вижу в этом ничего мистического и таинственного, просто, ситуация была бы другая.

- То есть предчувствия беды у вас не было?

- Нет, абсолютно. Более того, когда я узнал о ранении, то пока не приехал в Изюм, у меня было ощущение, что ранение не смертельное. Было спокойно. Потом, конечно, один из хирургов, мой друг, который оперировал брата, вышел и сказал мне на ухо: «Серега, крепись, шансов почти нет». Ну а дальше… (мой собеседник замолчал и отвел в сторону глаза).

- Сергей Петрович, прошло два года после гибели брата. Вы уже отошли хоть немного после всего случившегося?

- После Жениной смерти я отошел примерно года через полтора. Первый год было очень трудно, очень. А сейчас я переживаю, насколько у людей сохранилась о нем память. Это довольно болезненно видеть, что в 2008 году кто-то был во время поминок, а в этом году не пришел. Хотя мог. Это очень тяжело. Но я уверен, что время рассудит, отойдет все неискреннее и останется только все настоящее.

Близкие люди говорят, что за день до поездки у Евгения было подавленное настроение. А еще за день, во время того ужина, когда я наблюдал за ним, то видел стопроцентно счастливого человека. Друзья, семья, положение, планы, разговоры, ну — царь. Тот самый, всенародно любимый. Мы все рядом, и получаем свою толику. А потом хлоп, и через день — все…

«Наш отец стремился быть первым. Он хотел, чтобы первой во всем была и Украина»

В конце октября 2007 года был учрежден Фонд поддержки демократических инициатив Евгения Кушнарева, президентом и вице-президентом которого стали дети Евгения Петровича — Татьяна Кагановская и Андрей Кушнарев. Супруга политика Валентина Викторовна и его дети решили, что лучшей памятью о Евгении Кушнареве будет продолжение того, что было ценно и важно для него в жизни. Главная миссия Фонда — поддержка людей и идей, работающих для свободного общества. Встретиться с президентом Фонда Татьяной Кагановской не удалось по вполне объективной причине: за несколько дней до Нового года у нее родился третий ребенок — сын Михаил (»ФАКТЫ» поздравляют Татьяну Евгеньевну с этим замечательным событием и желают здоровья и счастья замечательной женщине и ее малышам.  — Ред. ).

До момента создания Фонда сын Евгения Кушнарева Андрей не занимался общественной деятельностью. В работе же Фонда он принимает активное участие и посвящает много времени этой новой для себя деятельности:

- Одной из причин, по которым мы решили продолжить дело отца созданием Фонда, — поделился с «ФАКТАМИ» Андрей Кушнарев, — было стремление сохранить его идеологическое наследие. За время работы Фонда мы провели несколько круглых столов, разработали ряд программ для украинских молодых лидеров, организовали международную конференцию о толерантности, планируем учреждение программы минигрантов для общественных организаций и СМИ, работающих в сфере развития демократических процессов в Украине. Мы надеемся, что в ближайшем будущем нам удастся ее реализовать.

Кем бы ни был наш отец на разных этапах своей жизни — управленцем или политиком, мэром, губернатором или депутатом, — он всегда стремился быть первым. Он хотел, чтобы первым был его родной Харьков. Чтобы первой во всем была Украина. Он стремился опередить время, ускорить его. Мы хотим быть полезными Харькову, Украине. И на этом пути открыты для всех.

«Следствие не учло позицию потерпевших, которые считали необходимым проверить версию, например, об умышленном убийстве»

Буквально несколько месяцев назад в деле об «убийстве по неосторожности» (как на данный момент квалифицируется инцидент во время охоты, на которой Евгений Кушнарев был смертельно ранен) потерпевшая сторона сменила адвоката. Вместо ушедшего на государственную службу Вячеслава Стовбы интересы семьи Кушнаревых теперь представляет адвокат Наталья Князьская. Комментируя ход следствия, Наталья Анатольевна рассказала «ФАКТАМ», что следствие предъявило Завальному Дмитрию Валерьевичу обвинение по двум статьям Уголовного кодекса: по статье 119-й, часть 1-я (убийство по неосторожности) и статье 263-й, часть 1-я, которая предусматривает ответственность за незаконное хранение оружия.

- По той следственной версии, которая была предметом досудебного следствия, я как представитель потерпевших, — отметила г-жа Князьская, — соглашусь и с квалификацией действий обвиняемого, и с теми фактическими обстоятельствами, которые установило следствие. Как адвокат не могу говорить о каких-то грубых нарушениях при проведении расследования. Тем не менее я считаю, что вопреки требованиям статьи 22 Уголовно-процессуального кодекса, прокуратура, проводившая следствие, не приняла всех предусмотренных законом мер для всестороннего объективного исследования других обстоятельств смертельного ранения Евгения Петровича. А именно причин, по которым произошел этот выстрел, мотивов действий обвиняемого. Я считаю, что весь круг лиц, причастных к убийству Кушнарева, не установлен. Следствие в этом направлении не работало, и каких-либо других причин поведения, мотивов действий Завального не рассматривало, так же, как и варианты, что он мог передать кому-то свое оружие или оставить его без присмотра.

Не была учтена позиция потерпевших о необходимости проверки других версий, например, об умышленном убийстве, в котором был задействован или технически использован (по тем или иным причинам) Завальный. Следствием они не допускались в принципе, не разрабатывалась и не проверялись. Поэтому говорить о том, что на сегодняшний день мы согласны с квалификацией или не согласны — в принципе неправильно. Ведь следствие велось очень узко, в одном направлении. В этом сложность.

Вообще, есть очень много моментов, о которых мне хотелось бы сейчас рассказать, но существует тайна судебного следствия. Поэтому больше пока сказать я ничего не могу.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров