Культура Наедине со всеми

Основатель «Смерiчки» Левко Дуткивский: «Звание заслуженного артиста я получил позже своих учеников Зинкевича и Яремчука»

6:15 12 апреля 2013 1934
Левко Дуткивский
Наталия ФЕЩУК, специально для «ФАКТОВ» (Черновцы)

Народному артисту Украины исполнилось 70 лет

С именем Левка Дуткивского связана яркая страница в истории украинской музыки. Он создал известный ансамбль «Смерiчка», в репертуаре которого современные ритмы сочетались с украинским фольклором. Дуткивский открыл звезд нашей эстрады Василия Зинкевича и Назария Яремчука, сделал все для того, чтобы песни Владимира Ивасюка стали популярными. А сам оставался, так сказать, за кулисами. Учитель и живая легенда — так говорят сегодня о Дуткивском.

— Левко Тарасович, для многих «Смерiчка» — легендарный ансамбль. Это солисты Василий Зинкевич и Назарий Яремчук, прекрасные песни Владимира Ивасюка, которые композитор приносил именно вам. И, конечно, красивая история о том, как родился ансамбль — в новогоднюю ночь 1967 года. Но ведь было и что-то еще?

— Был новый стиль — биг-бит. С этого и началась «Смерiчка». Я не создавал коллектив, чтобы прославиться, просто хотелось, чтобы молодежь танцевала под современную музыку. В Выжнице, где я работал художественным руководителем районного Дома культуры, приходилось учить играть на музыкальных инструментах студентов училища прикладного и декоративного искусства. Саксофон и ударную установку мы купили в Киеве, а вот электрогитары пришлось делать самим. Впервые мы выступили на танцах 7 ноября 1966 года. Музыканты были в ударе: со сцены звучали песни Элвиса Пресли, «Битлз», Луи Армстронга, Адриано Челентано, Тома Джонса... Трубач Валерий Бурмич очень хорошо копировал охрипший голос Армстронга. На следующий день мы проснулись местными знаменитостями. А в новогоднюю ночь, когда мы играли на танцах до утра и родилось название ансамбля, я понял, что должен быть свой, украинский, репертуар. Тем более, что песню «Снiжинки падають», которую я написал специально к Новому году, хорошо приняли. Кстати, в тот вечер на танцы пришла и моя будущая жена Алла, студентка художественного училища. Тогда мы и познакомились. В то время Выжница была своего рода Диким Западом. Повсюду современные танцы запрещались, а у нас они начинались в десять вечера и продолжались до двух ночи. Молодежь всей округи не только приходила к нам, но и массово приезжала поездом из Черновцов. Порядок поддерживали местные ребята — наши фаны.

*Ансамбль «Смерiчка», созданный в городе Выжница, стал популярен на весь Советский Союз

— Известно, что на вашей свадьбе в 1968 году пел хор Василия Михайлюка, автора знаменитой «Черемшини»...

— Директор Выжницкого районного дома культуры Галина Левина, основавшая народный ансамбль танца «Смеречина», устроила нам с Аллой целое свадебное шоу. Алла сразила всех роскошным по тем времена свадебным платьем, которое сшила сама. На балконе Дома культуры играл духовой оркестр. Как только мы вошли в зал, хор из села Вашковцы запел украинскую свадебную песню «Стелися, барвiнку». Дирижировал Василий Михайлюк, создатель хора.

— Если вернуться к танцам, то, говорят, Владимир Ивасюк тоже был среди тех черновчан, которые приезжали в Выжницу. Вы там с ним и познакомились?

— Нет, это случилось весной 1968 года на Черновицком телевидении. Первое, что меня поразило в Володе, — его небесно-синие глаза. Он сказал, что поет с ансамблем в Черновцах на танцах и хотел бы для своего репертуара взять ноты моей песни «Бажання». А вскоре дал мне свою новую песню «Мила моя», известную украинскому слушателю под названием «Я пiду в далекi гори». Ее (как позже и «Червону руту») исполнили солисты ансамбля «Смерiчка» Назарий Яремчук и Василь Зинкевич. Володя Ивасюк был прекрасным человеком, у нас с ним никогда не случалось недоразумений — ни творческих, ни личных. Свои песни он сначала всегда показывал мне.

— Сейчас многие называют себя друзьями Ивасюка. Вы же, я заметила, не говорите «мой друг Ивасюк», только — Володя. Хотя имеете на это полное право. Ведь композитор в одной из телепрограмм на весь Советский Союз назвал вас своим другом.

— Володя всегда подчеркивал, как для него важна наша с Аллой семья. За два месяца до своей трагической смерти, в начале марта, Володя приехал из Львова в Черновцы, чтобы отпраздновать 30-летие. Дома у него собрались только родные, Ивасюк пригласил и меня с Аллой. Он не хотел шумного торжества, хотя мог устроить пышный юбилей. Мы посидели, потом Володя проводил нас и на прощание пожал мне руку — как оказалось, в последний раз. До сих пор помню его рукопожатие. В мае отец Володи Михаил Ивасюк позвонил мне: «Левко, Володи больше нет... Скажи всем». И заплакал...

— Наверное, сложно разделить «Смерiчку» и песни Ивасюка. Ведь фестивали «Песня-71», «Песня-72» в Москве, телепрограмма «Алло, мы ищем таланты» — это общий успех?

— Безусловно. Песни Володи дали «Смерiчцi» новое дыхание, а ансамбль сделал произведения Ивасюка популярными. На «Песне-71» Яремчук и Зинкевич — солисты «Смерiчки» — должны были петь «Червону руту», а автор песни Ивасюк — сидеть в зале. Я не на шутку испугался. Ребятам придется петь с оркестром под управлением Юрия Силантьева, а вдруг не вовремя вступят или просто растеряются? Программа ведь шла в прямом эфире! И я попросил Володю, чтобы он спел с Василем и Назарием. Именно поэтому на том, уже историческом, видео Володя не в стилизованном костюме, как солисты, а в обычном. Выступление прошло на ура! «Смерiчка» стала популярной на весь Советский Союз.

На следующий год нас пригласили на «Песню-72» уже с моим произведением «Незрiвнянний свiт краси». Но я настоял, чтобы звучала песня Ивасюка «Водограй». Помню, после выступления «Смерiчки» Володя Ивасюк подошел ко мне с сувенирным фортепиано и сказал: «Левко, эта награда должна была быть твоей»... А до этого был музыкальный фильм «Червона рута», где снялась вся «Смерiчка» и София Ротару, телеконкурс «Алло, мы ищем таланты» с ведущим Александром Масляковым, который в 1972 году снимали в Черновцах. После выступления «Смерiчки» Масляков взял интервью у Ивасюка, а потом, уже вне конкурса, Яремчук и Зинкевич спели «Червону руту». Передача шла в прямом эфире, и «Смерiчка» настолько очаровала руководство Центрального телевидения, что оно даже разрешило на 15 минут задержать программу «Время». Все эти 15 минут мы пели наши песни. Это был прецедент.

— Сегодня популярность — это ежедневное мелькание на телеэкранах. А что означало быть популярным 40 лет назад?

— Любовь наших зрителей была искренней. Не было искусственных рейтингов, только аншлаги. Концерт перед 40-тысячной аудиторией на Певческом поле в Таллине и в этот же день — выступление во Дворце спорта, битком набитом. Во Львове — по три концерта в день. В белорусском Гомеле после выступления на стадионе армейские подразделения оцепили автобус со «Смерiчкою», чтобы артистов не раздавили фаны. В Алма-Ате выступали две недели, давали по три концерта в день. Супераншлаги во Дворце спорта в Минске, в московском концертном зале «Россия», на стадионе «Лужники»... Это ли не популярность?

— Благодаря вам появились две звезды нашей эстрады — Василий Зинкевич и Назарий Яремчук. Таланты видны сразу?

— Таланты-то видны, но что стоит за популярностью ребят, знали только они и я. Когда Вася запел, я понял, что придется с ним долго заниматься, ведь до этого он танцевал в ансамбле «Смеречина». Спустя время Вася шутил: «Зачем ты меня в это втянул?» То же самое и с Назарием. Его голос мне понравился, но с артистом тоже нужно было работать. Позже Назарий Яремчук на мое 30-летие написал стихотворение «Вiкна творчостi». Назарий учился в Черновицком университете, а по вечерам поездом приезжал в Выжницу на репетицию «Смерiчки». И когда видел, что в Доме культуры, где я проводил репетиции, светились окна, был рад, что приехал не зря.

— Говорят, Леонид Брежнев решил, что Назарий Яремчук автор песни «Червона рута»?

— Как-то на одном из торжеств в Мариинском дворце в Киеве вручали награду первому секретарю ЦК Компартии Украины Владимиру Щербицкому. Прибыл и Брежнев. Был запланирован концерт «Смерiчки» и Дмитрия Гнатюка. Когда мы исполняли одну из народных песен, Леонид Ильич поднялся с кресла, подошел к девушкам из нашего коллектива, взял их под руки и начал подпевать. В заключение концерта мы спели «Червону руту», генсек взял корзину с красными гвоздиками и начал раздавать их музыкантам. С вопросом «Это вы написали эту песню?» и с гвоздикой в руке Брежнев подходил ко мне, Зинкевичу, Яремчуку. Мы отвечали: «Нет, это не я». А когда Яремчук ответил, что писал не он, Леонид Ильич сказал с улыбкой Назарию: «Не скромничайте, вы это, вы. Я знаю».

— Невзирая на то, что «Смерiчку» знал и любил весь Советский Союз, партийные чиновники не всегда хорошо высказывались о творчестве вашего коллектива?

— Первый раз мы «попались» весной 1967 года, когда Зинкевича и Яремчука в ансамбле еще не было. Нас пригласили на областной фестиваль в Черновцы, в Дом офицеров. Я специально написал биг-битовую инструментальную композицию с элементами рок- и поп-музыки под названием «Капелюх, постоли i ковбойськi штани». В нашем репертуаре было еще несколько песен Василия Михайлюка, которые я аранжировал. И вот на сцене — три гитариста в безрукавках цвета морской волны, белых рубашках и черных расклешенных штанах. Костюмы были сделаны по эскизам моей жены Аллы. Она сделала много нарядов для «Смерiчки» и Софии Ротару, ее работы дополняли наш стиль.

Молодежь, заполнившая зал, впервые услышала живые электрогитары и так засвистела, что мы сами едва слышали то, что играли. Успех был невероятный! И только мы себя почувствовали украинскими «Битлами», как вдруг кто-то выключил напряжение, и гитары смолкли. Играли только растерянный ударник на чешской установке с надписью «Смерiчка» и саксофонист. Я пытался спасти ситуацию, сидя за пианино... Но тут неожиданно опустился занавес. Вежливые комсомольцы, одетые в черные костюмы с красными повязками на рукавах, помогли быстро собрать аппаратуру и посадили нас, популяризаторов музыки «вражеского» Запада, в автобус, едущий до Выжницы.

Мы были в отчаянии. Ребята даже говорили, что коллектив должен завершить свое существование, ведь никому «Смерiчка» не нужна. Но именно тогда я решил достать фирменные электрогитары и написал письмо тогдашнему министру культуры СССР Екатерине Фурцевой. Когда из Москвы прислали гитары, местные чиновники нас уже не трогали. Еще одну «оценку» своего творчества мы получили позже, во время отчета областного Союза композиторов, где «Смерiчка» впервые исполнила «Червону руту». Высокопоставленным советским композиторам наши песни, в том числе и «Рута», не понравились. Они так и сказали: «Ваши песни — игрушки из мыльных пузырьков на новогодней елке»...

— После вашего ухода из «Смерiчки» в 1982 году ансамбль еще несколько лет существовал, а потом превратился в аккомпанирующую Назарию Яремчуку группу. Вы сделали переворот в отечественной музыке, но все время находились в тени.

— Я к этому отношусь философски. Самым большим наслаждением было наблюдать, как поставленную мной концертную программу «Смерiчки» восторженно, со слезами на глазах, воспринимал зритель. Звание заслуженного артиста я получил позже своих учеников Зинкевича и Яремчука. И народным стал намного позже. Тренеры всегда за кулисами. Тем не менее времена «Смерiчки» — это наши лучшие годы, молодость. Я остро чувствую отсутствие Назария Яремчука, Володи Ивасюка и, конечно же, моей жены Аллы Дуткивской... Их не заменит никто. Не будет и другого дуэта Яремчук-Зинкевич. Конечно, время идет, появляются новые певцы. Но, поверьте, есть имена, которые никто и никогда не заменит...

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров