ПОИСК
Події

«В тот день Диана почему-то часто повторяла: „Я умею летать“. А вечером она упала с третьего этажа...»

6:00 4 червня 2013
Інф. «ФАКТІВ»
В результате обрушения балкона в крымском санатории «Юность» десятилетняя девочка погибла, а ее 11-летняя подружка находится в больнице. Двоим мальчикам чудом удалось спастись

Напомним, вечером 30 мая в Симеизе в детском противотуберкулезном санатории «Юность», принадлежащем Министерству здравоохранения Украины, на третьем этаже обрушился балкон, на котором находились четверо детей. Десятилетняя Диана Сидельник скончалась в Ливадийской больнице. Медики пять часов боролись за ее жизнь. По словам министра здравоохранения Крыма Александра Каневского, уже по дороге в реанимацию, в лифте больницы, у девочки произошла остановка сердца. При падении она получила тяжелейшие травмы: ушиб сердца, множественные переломы основания черепа, что повлекло отек мозга.

Жизни второй пострадавшей девочки 11-летней Дианы Ковалевой, по словам медиков, ничего не угрожает, однако у нее наблюдается частичная ретроградная амнезия.

На злополучном балконе в тот вечер, кроме девочек, стояли и два мальчика. В момент обрушения они успели ухватиться за перила. То, что ребята остались живы, хоть и получили многочисленные ушибы и ссадины, многие называют чудом.

Обстоятельства и причины трагедии устанавливают следствие и специально созданная комиссия. Результаты ее работы обещают обнародовать через десять дней. А пока обе эти структуры немногословны. И все же о некоторых подробностях случившегося нашему корреспонденту удалось узнать.

РЕКЛАМА

«Так страшно было, когда девочка лежала в луже крови. Мы все сильно кричали и плакали»

На площади перед автостанцией в Симеизе сразу обратила внимание на группу мальчишек лет 10–13, переходивших от одного продовольственного ларька к другому. «Вы, случайно, не из санатория „Юность“?» — спросила ребят. «Оттуда», — ответил один из мальчиков. «А из какого корпуса?» — «Из шестого». — «Из того самого, где балкон обвалился?» — «Да, но мы ничего рассказывать не будем», — категорично ответил за всех темноволосый курчавый паренек. «Вам запретили?» — пытаюсь выяснить причину столь сдержанного поведения. «А откуда вы это знаете?» — искренне удивляются дети.

Подробности ЧП рассказали девочки, приехавшие в санаторий с Волыни.

РЕКЛАМА

— Это случилось вечером, — говорит 15-летняя Тася (девочка попросила изменить ее имя. — Авт.). Дети из шестого корпуса должны были уже пойти на ужин, но четверо остались в комнате. А потом они вышли на балкон, чтобы посмотреть надпись, сделанную внизу на асфальте: «Вика! Я тебя люблю». Там было две девочки — обе Дианы, и два мальчика — Остап и Любчик. Когда балкон обвалился, девочки стали падать. Младшая Диана зацепилась за ограждение балкона и дальше уже падала вниз вместе с этой железякой. А потом на нее еще часть балкона свалилась. Выскочила медсестра, подбежала к лежавшей без сознания девочке. Минут через 10–15 «скорая» приехала. Но спасти Диану уже не смогли. У нее очень серьезные травмы были, сказали, что позвоночник в голову влез.

*Диана Сидельник

РЕКЛАМА

— Так страшно было, когда Диана лежала в луже крови, — тихо добавляет самая младшая из девочек Яна. — Мы все сильно кричали и плакали.

— Это был ужас! — продолжает Тася. — Вторая Диана упала, к счастью, на второй этаж. Но она тоже так кричала! Ее голос до сих пор у меня в ушах стоит. Говорят, после всего случившегося, она, бедная, ничего не помнит. Один из мальчиков пытался схватить стоявшую рядом девочку, но не удержал. Ребята остались живы.

— А почему в это время в корпусе не было взрослых?

— Все ушли в столовую, — объясняет Тася. — Когда туда прибежали дети и стали кричать: «Девочка упала с балкона!» — воспитатели и медсестры помчались на место. Но уже ничего нельзя было сделать. Если бы ребята пошли со всеми в столовую, а не остались в корпусе, может, и не случилась бы беда. Хотя дети всегда выходили на тот балкон подышать воздухом... Подружки погибшей Дианы вспоминали, что в тот день она почему-то часто повторяла: «Я умею летать, я умею летать». Возможно, чувствовала что-то. А вечером она, фактически, летела с балкона... Детей из шестого корпуса сразу же перевели в другие здания, хотя все они в этом санатории очень старые. После того как информация о случившемся появилась в интернете, нам стали звонить родители, родственники. Все переживали, расспрашивали, в каком корпусе мы живем. Наш, второй, тоже старый, но не такой, как шестой. Я первый раз приехала в «Юность», поэтому не знала, где придется жить. Природа, конечно, тут шикарная, а условия проживания — просто ужас!

К слову, второй корпус — это здание школы санатория. Внешний вид у него чуть лучше, чем у шестого. Но стоит присмотреться внимательнее, и становится понятно: сооружение давно не видело не только капитального, но даже косметического ремонта. Как, впрочем, и остальные строения на территории здравницы: все они вызывают гнетущее впечатление. Кажется, чуть тронь — и начнет рассыпаться. А ведь в районе Южного берега Крыма то и дело фиксируют землетрясения. Страшно даже представить, что может случиться, если тряхнет чуть сильнее.

*Именно на этом балконе стояла Диана Сидельник с друзьями (фото автора)

Правда, ту часть злополучного шестого корпуса, что выходит на улицу, очевидно, перед началом сезона побелили. Как говорится, пустили пыль в глаза. Санаторий «Юность», действительно, на глазах у всех, так как расположен в центре Симеиза. Однако скрыть состояние здравницы все равно невозможно.

*Фасад корпуса санатория «Юность», который выходит на улицу, побелили, однако скрыть неудовлетворительное состояние здравницы все равно невозможно (фото автора)

«Вдруг что-то затрещало, на нас стали падать камни, перила отломались»

— Сейчас вас воспитатели отпустили погулять по городу? — интересуюсь у девочек.

— Да, потому что мы до сих пор не можем успокоиться, плакали всю ночь, страшно там оставаться, хотим домой, — вытирает слезы Тася.

— Слышала, что после случившегося пройти на территорию санатория «Юность» стало очень сложно.

— Туда сейчас никого не пропускают, главный вход (он возле шестого корпуса) закрыт на замок, весь персонал ходит сердитый и злой, — подтверждают дети. — Но мы вас проведем через вторые ворота. Только сделайте вид, что идете с нами, будем беседовать, может, охранник и не обратит внимание.

Наш план сработал. Мы благополучно прошли на территорию санатория. И сразу направились к шестому корпусу, где случилась беда. Участок под балконами и место падения Дианы Сидельник огорожены лентой.

— Вот здесь она лежала, а падала вон с того балкона, — показывают девочки.

Честно говоря, назвать балконом то место, где стояли дети, язык не поворачивается. А сам корпус больше подходит для съемок фильма ужасов. Как можно было поселить туда детей, в голове не укладывается.

— Ой, там стоят воспитатели! — заволновались девочки, заметив на площадке у здания двух женщин и двух мужчин, что-то сосредоточенно обсуждавших. — Мы дальше пойдем сами, чтобы нас не ругали. Нам же нельзя ничего рассказывать. А вы посидите на скамеечке. Сейчас как раз будет ужин, мы найдем кого-то из мальчиков, которые были на том балконе, и приведем его к вам.

— Скорее всего, разыщем Любчика, — говорит Тася. — Его тут все знают и любят, приглашают участвовать во всех играх. Золотой мальчик!

Действительно, спустя время девочки привели ко мне обаятельного и симпатичного черноглазого паренька.

— Тебя зовут Любомир? — уточняю у мальчика.

— Нет, Любчик. Исальский, — отвечает паренек. — Мне девять лет, приехал сюда из Львова.

— Почему вы пошли на тот балкон?

— Наши воспитатели отправились в столовую накрывать столы, — рассказывает мальчик. — Мы посмотрели на часы — еще было немного времени до начала ужина. Решили выйти на балкон. Увидели, что внизу, на асфальте написано что-то. Присели, взялись руками за перила. Вдруг раздался треск, на нас стали падать камни, перила отломались, и девочки полетели вниз. Остап (второй мальчик. — Авт.) схватил Диану, но не смог удержать, и она упала на асфальт, — тяжело, не по-детски вздыхает Любчик. — Другая девочка свалилась на балкон второго этажа. Я даже не понял, что случилось. Так и сидел на корточках на уцелевшей части балкона. У Дианы была разбита голова, вокруг нее растекалась кровь. Прибежавшие воспитатели не разрешали детям туда смотреть, всех увели.

— Ты сильно испугался?

— Очень страшно стало потом, когда сказали, что Диана умерла, — шепчет Любчик. — А меня только чуть-чуть зацепило, ноги и спину — показывает замазанные зеленкой глубокие царапины и ссадины.

— Болят?

— Немного, — вздыхает Любчик.

— Можно считать, что тебя ангел-хранитель спас, — говорю поникшему пареньку.

— Я же в рубашке родился! — оживляется Любчик. — Поэтому и не упал с балкона. Это точно!

— Откуда ты знаешь?

— Так мне мама всегда об этом говорит, — серьезно заявляет ребенок.

— Домой хочешь?

— Да, — тихо отвечает Любчик. — Здесь хорошо, но... страшно.

На месте падения Дианы до сих пор чернеют пятна. Ребята рассказали, что к лежащей без сознания девочке взрослые никого не подпускали, боялись даже пошевелить пострадавшую. А потом детям... приказали замывать пятна крови на асфальте.

— Нам было страшно, — признается одна из девочек, попросившая не называть ее имя. — Но мы носили ведра и тряпки. Чтобы хоть как-то успокоиться, повторяли: «Все будет хорошо, все будет хорошо...»

Все они, как и Любчик, тоже хотят поскорее уехать домой. Группа из 23 детей из Львова, в состав которой входила и погибшая девочка, приехала в санаторий «Юность» со своими воспитателями. Увы, говорить о случившемся никто из взрослых не захотел.

«Разве можно было селить в тот корпус детей?»

Несмотря на то, что жители Симеиза между собой активно обсуждают трагедию в «Юности», побеседовать с корреспондентом они соглашаются неохотно. Было видно, что люди боятся. Последний раз мне доводилось сталкиваться с таким явлением, когда пыталась расспросить о гибели мэра Малого Маяка Леонида Малыка. Но одна обитательница Симеиза кое-что рассказала. Правда, попросила не называть ее настоящего имени.

— Это чудо, что не разбились все четверо ребят, находившихся на балконе, — вздыхает Людмила (имя изменено). — Разве можно было селить в тот корпус детей?! Два года это здание, построенное в 1906 году, вообще не отапливалось, что, естественно, не самым лучшим образом повлияло на все конструкции. Последние пару лет в шестой корпус детей не селили. А тут... Что теперь говорить, ребенка матери не вернешь, — в сердцах машет рукой женщина. — В санатории даже косметический ремонт не делали, денег нет. Пляж у здравницы забрали. Еще когда главврач был наш, местный — Куликов, он старался хоть как-то поддерживать санаторий в более-менее приличном состоянии. Сколько раз я видела, как он сам лазит на крыши зданий, проверяет, что там да как. При нем на аварийных балконах в шестом корпусе стояли решетки. А как Куликова убрали с должности, главврачи стали меняться один за другим. Решетки на балконах сняли. Дети предоставлены сами себе. Когда вижу, как они перелезают через ограду санатория, сердце уходит в пятки. Посмотрите на острые концы прутьев забора! Недавно один мальчишка зацепился за такой штырь футболкой. Еще бы чуть-чуть, и наконечник вошел ему в горло. Поверьте, нам, жителям Симеиза, очень обидно, что с недавних пор о поселке идет плохая слава — то мэра застрелили, то ребенок погиб. Но что мы можем сделать, мы здесь не хозяева.

По факту чрезвычайной ситуации в санатории «Юность» было открыто уголовное производство. Правоохранители задержали должностных лиц детской здравницы. По информации пресс-службы прокуратуры Крыма, суд принял решение о том, что задержанных заместителей главврача санатория могут выпустить на время следствия под залог в размере 90 тысяч гривен.

Вместе с тем сектор связей с общественностью крымского главка милиции сообщил, что в связи с плохим состоянием здоровья (о чем есть медицинское заключение) главного врача санатория к нему будет применена мера пресечения, не связанная с содержанием под стражей.

По информации пресс-службы прокуратуры Крыма, должностным лицам детского противотуберкулезного санатория «Юность» инкриминируется статья «Превышение полномочий», поскольку они не имели права принимать детей из-за отсутствия мест и расселять в корпусе, эксплуатация которого запрещена. Сотрудникам учреждения грозит наказание от семи до десяти лет лишения свободы. Напомним, что ранее уголовное производство открывалось по статье «Служебная халатность», предусматривавшей наказание от двух до пяти лет заключения.

Уполномоченный Президента по правам ребенка Юрий Павленко заявил, что гибель десятилетней девочки в крымском санатории «Юность» расценивается как невыполнение поручения Президента, и Янукович будет жестко реагировать на нарушения, которые будут выявлены во время проверки того или иного оздоровительного учреждения.

Первого июня, в Международный день защиты детей, председатель Совета министров Крыма Анатолий Могилев навестил в Ливадийской больнице выжившую девочку Диану Ковалеву.

— Мы глубоко потрясены случившимся, — сказал он. — Врачи не отходят от Дианы, делают все для ее скорейшего выздоровления. Мы надеемся, что очень скоро она пойдет на поправку. В Симеизе произошла страшная трагедия. Убежден, случившемуся будет дана соответствующая правовая оценка, и виновные в трагедии понесут наказание.

А пока в данной истории больше вопросов, чем ответов. Например, если санаторный корпус № 6 не мог функционировать из-за аварийного состояния, почему в нем были поселены дети? Какие меры принимались контролирующими органами — санитарно-эпидемиологической службой и Госгортехнадзором — по устранению нарушений эксплуатации зданий? Сейчас это выясняет прокуратура. До сих пор не ясно, каким образом дети попадали в противотуберкулезный санаторий. Кто направлял ребят в здравницу, кто платил за путевки? Ведь известно, что «Юность» уже давно работала как обычная гостиница. Заказать здесь номер можно через любую турфирму. Одно место в комнате на троих стоит от 180 до 220 гривен в сутки.

В СМИ поначалу появилась информация, что погибшая Диана получила путевку в санаторий в качестве приза за победу в конкурсе рисунков. Однако учителя по рисованию опровергли это: мол, никаких путевок девочке никто не вручал, да и конкурсы проводились давно. Ничего не смогли сказать по этому поводу и львовские фтизиатры, хотя санаторий «Юность» — противотуберкулезный. «Управление образования Львовского горсовета и управление семьи, молодежи и спорта поездки детей в Крым не организовывали, договоры с санаторием на отдых и лечение детей не подписывали и путевок туда не покупали», — такое официальное сообщение обнародовала пресс-служба Львовского горсовета. Ответа на вопрос, с чьего разрешения селили детей в аварийное здание санатория, пока нет.

6723

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів