ПОИСК
Події

«меня разбил паралич, когда узнала, что зять добровольно отказался от 150 тысяч(! ) гривен. У него ведь на руках семь душ детей! »

0:00 6 лютого 2009
Інф. «ФАКТІВ»
Отец семи девочек Дмитрий Дидык уверен, что в деле воспитания деньги отнюдь не главное

В райцентре Арбузинка Николаевской области 44-летнего Дмитрия Дидыка без преувеличения знает каждый. После того как многодетный отец (а растит он дочек один) довел до инсульта родную тещу, в поселке только и разговоров, что об этой семье. Еще бы! Экономить, считать каждую копеечку, и вдруг такие деньжищи, а он: не возьму, и все! Чудной…

«Когда полгода назад погибла жена Дмитрия, младшей Анечке исполнился годик»

Дмитрий Дидык, высокий, худой, вечно сосредоточенный на семейных проблемах мужчина, отлично знает, что за ним закрепилась репутация добряка. И все же Диму смущает, что пресса и телевидение подняли такой шум вокруг судебного процесса. Дидыка даже в новостях теперь показывают. Чем же привлек внимание журналистов этот скромный человек из провинциального поселка?

- Почти полтора года назад погибла жена Дмитрия, — рассказывает «ФАКТАМ» Ирина Деменко, начальник службы по делам детей Арбузинской райгосадминистрации.  — Тогда на руках у него осталось семь дочек мал мала меньше: Анечке годик исполнился, Надюше — два. Любой на его месте растерялся бы!

- Вся наша жизнь вокруг мамы Вали вращалась, это правда, — соглашается Дмитрий.  — Младшие девочки по привычке меня до сих пор не папой, а мамой зовут. Наше бабье царство в одну секунду осиротело.

РЕКЛАМА

Говорят, районное начальство опасалось, что убитый горем отец не справится с ситуацией, и потихоньку начало готовить девочкам места в приюте.

- Разве? — удивляется Дмитрий.  — Да кто бы им отдал?!

РЕКЛАМА

- Ох, и тяжело зятю! — как никто понимает Диму его теща Вера Петровна.  — Жалко мне его! Хорошо они жили с моей Валей! Ей же было всего 36 лет! Поздно вечером зимой она возвращалась домой вместе с Катюшей — моей старшей внучкой, которая заканчивала 11-й класс. Пьяный водитель, на бешеной скорости съехавший на пешеходную обочину, мог бы сбить Катю. Как только Валя успела оттолкнуть дочь и принять весь удар на себя? Мне соседка сказала: беги, там твои под машину попали. Дочечку свою живой уже не застала, а внучка очень долго лечилась.

- В тот день Валюша зашла ко мне на работу и попросила прийти домой пораньше, — вспоминает Дмитрий.  — В пять часов, говорит, постарайся быть дома. И как раз в это время ее сбила машина. «Скорая» доехала быстрее, чем я, но помочь грузить жену на носилки таки успел. Едем в больницу, и я буквально физически чувствую рядом присутствие смерти. Жутко! Стал молиться Богу, просил не забирать ее. Я был уверен, что Валю спасут! Но жену отвезли в операционную, а через пять минут вышел доктор и сообщил, что ничего нельзя сделать. Удар был такой силы, что разорвал ей аорту, сердце в лепешку смял. Как идти к детям с таким известием? Какие слова найти? Особенно за маленьких волновался. Просил: Господи, научи меня, что сказать девочкам! Пришел, взялся за дверную ручку, а открыть не хватает сил.

РЕКЛАМА

- И что же вы им все-таки сказали?

- Слава Богу, младшие уже спали, а семилетняя Оксана и девятилетняя Настя откуда-то узнали об аварии. «Папа, это правда, что мамы нет?» — подбежали ко мне. Мы обнялись и расплакались. Самое трудное ожидало впереди. Я не знал, с чего нам начать новую жизнь без Вали. Когда хозяйка в доме, все делается как по мановению волшебной палочки, а без нее любая мелочь превращается в проблему. Ну, например, приготовление того же борща. Вроде бы умею, а как до дела… Звоню отцу, тот живет в Карпатах, советуюсь. «Зачем ты муки в кастрюлю насыпал? — удивляется он, — это ж тебе не галушки». С горем пополам сварил свой первый в жизни борщ. Постепенно всему учился. А только после смерти Вали тоже как будто умер. Просто у нас с Валей была одна душа на двоих…

Дмитрий готов часами рассказывать о своей Вале:

- Мы прожили вместе 18 лет, и все эти годы я не мог поверить своему счастью. Понимаете, она была очень красивая, а я — обыкновенный, не совсем то, что ей нужно. Все эти годы спрашивал Валюшу, почему вышла за меня. Она в ответ лишь смеялась. А за три дня до смерти ни с того ни с сего прижалась и прошептала: «Обещай, что не отдашь наших девчонок за парней, которые не смогут их защитить!» Не придал тогда этим словам особого значения, только теперь понял: она чувствовала, что что-то случится, прощалась…

- Получается, вы ее от чего-то защитили?

- Давняя история. Мы ведь как познакомились? Меня после армии по комсомольской путевке прислали на строительство Южноукраинской атомной станции. Каждое лето работяг посылали в окрестные села на уборку. Я был опытным сварщиком, а техника в колхозах обычно старая, на ладан дышит. Целые недели на тракторной бригаде проводил. Валина семья только-только в тот колхоз переехала из Одессы, она сразу поварихой и устроилась, посреди степи борщи да супы варила. Не помню, какая муха меня укусила, но при первой же встрече бросил в ее адрес какую-то колкость насчет недосоленного варева. Она тоже за словом в карман не полезла. Перепалка вышла. У механизаторов языки острые: вы, смеются, точь-в-точь как супруги, прожившие в браке много лет. «Не дай Бог такого мужа!» — бросила Валя через плечо. «Не я буду, если ты не пожалеешь о сказанном», — парировал я. Ну а вскоре решил доказать это… На первом свидании волновался, как пацан, хотя мне было уже 24 года, а она только из-за школьной парты. Потом пригласил ее поехать посмотреть Карпаты, Яремчу. Привез, знакомлю с родителями: вот, мол, невеста! А сам понимаю: Валя не согласится. Зато родители отнеслись к моим словам более чем серьезно. «Не нужна нам невестка, которая ни слова по-украински не знает!» — заявили в один голос. Как я защищал любимую! К Вале какие-то отголоски наших споров, наверное, долетали. Помню, я твердо стоял на своем. Четыре дня не прекращалась полемика, но родным пришлось принять мой выбор. Этим ее и покорил…

«Не хотел, чтобы о девочках заботился человек, убивший их маму»

Чтобы облегчить быт семье Дидык, братья и сестры по вере подарили им стиральную машинку-автомат.

- Только у нас нет водопровода, — разводит руками Дмитрий.  — Но ничего, мы все равно приспособили ее, стираем.

Еще без мамы все они научились… есть сало, лук и чеснок.

- Настоящие украинцы, — улыбается отец девочек.  — Валя вкуса сала не понимала. Бывало, жир вытопит, а шкварки собакам несет. Что скажешь? Одесса!

- А что с деньгами? Откуда взялись эти 150 тысяч гривен? — перехожу к главному.

- Мы еще не похоронили Валю, а тут к нам пожаловала целая делегация: убивший ее водитель пришел просить, чтобы простили. С женой, братом, отцом. Все плачут, целуют руки, в ногах валяются. Сложно передать, что творилось в моей душе. Валю, думаю, все равно уже не вернуть, а не простить — не по-христиански как-то. Еле выдавил из себя те слова, которые они хотели услышать. Но, когда началось следствие, вновь такую боль в душе ощутил! Один из свидетелей рассказал, что машина, сбившая Валю, обогнала его автомобиль на бешеной скорости и у него на глазах вылетела на пешеходную обочину, где шли люди. За рулем машины-убийцы был не последний в районе человек…

- Местное начальство?

- Можно и так сказать. Но раз уж я простил, то не годится называть его должность и фамилию. Так вот, однажды мне позвонил следователь Николаевской областной прокуратуры: «Нужно приехать и подписать документы. За вами заедет Иван Анатольевич — обвиняемый. Незачем самому тратиться на дорогу». Я запаниковал. Любые деньги отдал бы, лишь бы его не видеть. Но усмирил себя: надо так надо. Утром вместе отправились в путь, а это больше 200 километров. Разговор не клеился, молчали. В душе я до конца не простил Валиного убийцу. В прокуратуре нас задержали еще часов на шесть. Следователь зачитал, по каким статьям Ивана Анатольевича обвиняют, сколько лет тюрьмы ему светит, и добавил, что моральные и материальные убытки государство оценило в 150 тысяч гривен. Я и тут повторил: прощаю и ничего не требую. «У вас дети, — стал уговаривать меня следователь.  — О них подумайте». Я же ответил, что о своей семье сам позабочусь. Не хотел, чтобы о девочках заботился человек, убивший их маму.

В суде Дмитрий повторил то же самое: прощает и от материального иска отказывается. Учитывая такую позицию потерпевшей стороны, суд счел возможным ограничиться для подсудимого четырьмя годами наказания условно.

- Не нужно его судить вообще, — такую позицию занял глава многодетного семейства в суде.

«Осужденный ищет утешение в том, что поддерживает нас»

- Я знала, что зять простил, — горько вздыхает Вера Петровна.  — Да разве деньги взять — грех? Видели бы вы нашу нищету! Дима за копейки работает слесарем в районной больнице. У меня пенсия всего 600 гривен, а детям то одно нужно, то другое. Хочешь простить — твое дело, но подумай же о дочерях! Дом вот-вот завалится, все голые-босые. Втолковывала ему, умоляла.

Меня разбил паралич, когда узнала, что зять добровольно отказался от 150 тысяч(!) гривен. У него ведь на руках семь душ детей!

Раньше они и корову, и телят, и свиней держали, потом эти хлопоты легли на меня, а теперь меня вот перекосило и пришлось от всего скота избавиться. И как бы те тысячи могли нам пригодиться! Зачем было отказываться? Только в этом я с зятем не согласна, а так — душа в душу живем.

- Знаете, я ведь не сам это решение принял, — будто оправдывается Дмитрий.  — С детьми советовался. Мы и без тех денег не умерли с голоду. Бог дает силы, мудрость. Столько всего уже без Вали произошло! Старшая Юля вышла замуж, Катя поступила в Киевский политехнический институт на факультет аэрокосмических технологий. Младшие девочки тоже радуют — отлично учатся, занимаются музыкой, спортом, по дому помогают. Зато в сердцах наших нет злобы, там мир и покой. После того как я поступил по- человечески, Иван Анатольевич пришел и говорит: «Буду теперь помогать вам». И правда, каждый месяц по 500 гривен приносит. Он тоже ищет утешение в том, что поддерживает нас. Вину же с него никто, кроме Бога, не снимет.

- Помогает? — удивляется Димина теща.  — Взять хотя бы такое: дом отапливают дровами. Вы представляете, сколько их нужно на зиму? А ведь Анатольевич в лесничестве не последний человек, мог бы фуру дров подкинуть. Но пока я на него не пожаловалась, сам не догадался помочь.

- Мама! — хмурится мужчина.  — Ну зачем вы?! Откуда он знает, что мы в дровах нуждаемся? Если бы попросили, может, и привез бы. Прошу вас, прекратите!

- Прекратите! — не сдается Вера Петровна.  — Вон какое тяжелое время надвигается. Человек тебе сегодня помог, а завтра — неизвестно? И что ты ему сделаешь? А деньги положил бы в карман, да и жил бы себе спокойно.

Дмитрий же свято верит, что Бог поможет преодолеть их большой семье все трудности. К тому же только Он дарит мир и покой в душе. С этими дарами легче идти по жизни.

- Я на Новый год 10 гривен наколядовала и папе отдала, — вмешивается в разговор взрослых девятилетняя Оксана. Как будто хочет подчеркнуть, что в споре дети на стороне отца.

- Да разве ж я враг? — примирительно говорит теща.  — Еще и года не прошло с момента смерти дочери, а я сама говорю: ищи, сынок, себе пару. Чем девочки меньше, тем скорее привыкнут к новой маме. Тебе 44 года. При твоем семействе нельзя быть одному.

- А вы бы пошли на семь детей? — вдруг обращается ко мне Дмитрий. И, не оставив времени на ответ, тут же продолжает: — Надо такую найти, чтобы детей любила, а не меня. На Вале весь дом был. Представляете, после ее гибели смотрю: по всем счетам уплачено, все в полнейшем порядке. Вроде знала о своей смерти и все земные дела в порядок привела. Мы, конечно, стараемся, чтобы в доме все было так, как при ней, но не всегда получается.

Хотя другие считают, что получается. Недавно Президент Украины наградил Дмитрия Дидыка знаком отличия «За сумлiнне батькiвство».

- Я сам в 40 лет без жены остался с десятилетней дочкой на руках, — говорит Алексей Голуб, заместитель главы Арбузинской райгосадминистрации.  — И хотя на руководящей должности находился и о материальной стороне не беспокоился, все равно запаниковал: справлюсь ли? А тут не одна, а семь дочек! Наша администрация поставила всем районным службам задачу: каждый день думайте, что можно сделать для семьи Дидык. Мы недавно подарили им телевизор, DVD, много дисков. Заботиться о таких семьях хочется не по долгу службы, а просто по-человечески.

507

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів