ПОИСК
Події

«Где еще могли так поиздеваться над человеком, как не в милиции?»

7:00 24 липня 2013
Святошинский райсуд Киева вынес приговор капитану и старшему лейтенанту милиции, которые без всяких на то причин задержали мужчину, избили его и изнасиловали резиновой дубинкой. Пострадавший перенес семь операций, после чего остался инвалидом

Двое участковых милиционеров из Святошинского райуправления милиции задержали человека только за то, что он... им не понравился. На глазах у возмущенных прохожих правоохранители (по словам очевидцев, они были пьяны) затолкали мужчину в служебный автомобиль и отвезли в участковый пункт милиции. Через четыре часа отпустили. Но идти он уже не мог и упал на скамейку. Изувеченного мужчину увидели соседи, которые и вызвали ему «скорую».

«Он был весь в гематомах, держался за живот и стонал от боли»

ЧП произошло еще в 2011 году, на Пасху. 50-летний киевлянин Леонид Салин сидел на автобусной остановке на столичном бульваре Кольцова, когда к нему подошел участковый инспектор Святошинского райуправления милиции Максим Крыжаков.

— Я работаю охранником на рынке «Днепр» и, конечно, знаю этого милиционера, — рассказывает очевидец Игорь. — Перед тем как подойти к Леониду, Крыжаков чересчур бурно меня поприветствовал. Увидев, как у него заплетается язык, я понял, что участковый уже успел выпить. Потом я встретил Леню Салина — он на рынке работает грузчиком. Мы перекинулись парой слов, после чего Леня пожаловался, что не очень хорошо себя чувствует, и присел на скамейку на остановке. Я отошел по делам, а когда вернулся, возле него уже стоял Крыжаков. «Что ты тут разлегся? — спросил Крыжаков, схватив Леню за шиворот. — А ну давай поднимайся!» Леня сказал, что ему плохо. «Сейчас тебе будет еще хуже! — ответил Крыжаков. — Вставай, кому говорю!»

Я так и не понял, что он хотел, ведь Леня не хулиганил, не хамил. Скорее всего, пьяному Крыжакову просто хотелось над кем-то поиздеваться. Милиционер начал стаскивать его со скамейки. «Что вы делаете? — вступилась за Леню пожилая женщина. — Прекратите немедленно!» Двое ребят ее поддержали. «Отпустите мужчину! — кричали люди. — Что вы себе позволяете?!» «Я сейчас вызову милицию!» — пригрозила пенсионерка. Крыжаков был в гражданском, и люди не знали, что разговаривают с милиционером. «Успокоились все! — крикнул Крыжаков. — Я сам сотрудник милиции, ясно? Поэтому не мешайте». С этими словами он кому-то позвонил. После чего опять схватил Леню за шиворот, отпустив в его адрес несколько оскорблений, и потащил за собой. «Ну и что, что вы милиционер? — не успокаивались люди. — Кто вам дал право цепляться к человеку?» Леня повторил, что никуда не пойдет. Тут к остановке подъехал милицейский автомобиль.

РЕКЛАМА

— Из него вышли два сотрудника милиции, — рассказывал на суде еще один очевидец Анатолий. — Они подошли к мужчине, к которому цеплялся милиционер Крыжаков, схватили его за руки и повели к машине. Крыжаков с размаху ударил Леонида (уже потом я узнал, как его зовут) рукой по голове. Потом еще раз — по лицу. «Это уже слишком! — закричал мой товарищ, который тоже стоял на остановке. — Отпустите человека, изверги!» Мы бросились к милиционерам. Но они затолкали Леонида в машину и быстро уехали. Я успел заметить, что в автомобиле было как минимум четыре человека. Все в форме. Скорее всего, Леонида повезли в участок.

Очевидцы этой возмутительной сцены не ошиблись. Поскольку события происходили средь бела дня, возле участкового пункта милиции тоже были люди.

РЕКЛАМА

— Я видела, как к зданию милиции подъехала машина, — рассказывает 55-летняя Инна Кирилловна, жительница соседнего с пунктом милиции дома. — Участковый вытянул из автомобиля мужчину (он держал его за шиворот) и поволок к полуподвальному помещению рай­управления. Я сразу заподозрила неладное. Человек, которого они задержали, не был похож на пьяного — он не буянил, не сопротивлялся. А через несколько минут я услышала глухие удары, как будто кого-то били. Прислушалась — точно, эти звуки доносились из подвала, куда милиционеры только что затащили того несчастного! «Что же делать? — подумала. — Идти в подвал? Страшно. Звонить в милицию? Но есть ли смысл, если это и так происходит в милиции?» Минут через двадцать все затихло. Я не знала, что и думать.

— Все стало на свои места, когда этот мужчина вышел из участка, — покачала головой еще одна соседка Валентина. — Хотя вышел — это громко сказано. Он был зверски избит: весь в гематомах, в крови, штаны почему-то мокрые... Держался за живот и стонал от боли. «Что с вами? — перепугалась я. — Вам помочь?» Мужчину била дрожь. «Очень больно, — прошептал он, задыхаясь. — Я, наверное, сейчас умру». «Держитесь, прошу вас! — я начала вызывать „скорую“. — Сейчас вам помогут». «Только не думайте, что я какой-то наркоман, — сказал мужчина. — Меня эти изверги избили...» Он кивнул в сторону милиции.

РЕКЛАМА

— Дальше можно было не объяснять! — возмущается местный житель Александр. — Где еще могли так поиздеваться над человеком, как не в милиции? Если бы «скорая» не приехала через пятнадцать минут, этот несчастный действительно умер бы. Мы с соседями решили помочь ему подняться, но он сразу же упал и начал синеть... Мы толком не знали, что у него за травмы, но было понятно: что-то очень серьезное.

«Я не понимал, чего они хотят. Денег? Но у меня не было с собой ни копейки!»

В киевской больнице скорой помощи, куда доставили пострадавшего, мужчина смог в подробностях рассказать, что с ним произошло. Как только ему оказали первую помощь, Леонид сообщил, что его изувечили сотрудники милиции.

— Причем он сам не понял, за что, — рассказывал на суде хирург. — «Один из них — Крыжаков, прицепился ко мне еще на остановке, — рассказал нам пациент. — Я не знаю, что он от меня хотел. Начал обзывать, ругаться, а потом просто потащил в машину. Я спрашивал, что он от меня хочет, но милиционер как будто не слышал. В машине меня начали избивать. Сначала били не сильно, только несколько раз ударили по голове. Настоящие пытки начались в райуправлении. Когда меня затащили в какой-то подвал, я уже плохо понимал, что происходит. Перед глазами все плыло, я слышал только ругань и угрозы. И все равно не понимал, чего они хотят. Денег? Но у меня не было с собой ни копейки! В подвале надо мной издевались двое: участковый Крыжаков и его напарник Андрей Ломов. Оба были выпившими. Обзывая меня, они по очереди наносили удары — как будто соревновались, кто ударит сильнее. Сначала били по почкам, затем опять начали лупить по голове... В какой-то момент я притворился, что потерял сознание. Думал, это их остановит. Но издевательства продолжались. Затем мне дали какую-то бумажку, сказали расписаться. Я сделал все, что они просили. Мне уже было все равно, где и когда они используют мою подпись. Лишь бы отпустили».

— У пациента констатировали закрытую травму живота, перитонит, ссадины и гематомы, — добавила помощник хирурга. — Но самое ужасное, что у него был разрыв прямой кишки. Я спросила у мужчины, как такое могло случиться. Он неуверенно пожал плечами: дескать, не знаю. Но потом признался, что милиционеры изнасиловали его резиновой дубинкой. «Изверги сделали это после того, как увидели, что я все еще в сознании, — объяснил пациент. — Наверное, их это разозлило... От сумасшедшей боли я на несколько минут отключился. А когда пришел в себя, пытки продолжились».

Несколько дней Леонид провел в реанимации. Хирурги провели сложную операцию, но никаких гарантий не давали. За следующие несколько месяцев пострадавшему потребовалось семь(!) хирургических вмешательств под общим наркозом. Мужчина навсегда остался инвалидом.

«Милиционеры думали, что смогут избежать ответственности. Но преступление произошло на глазах у людей»

— На следующий день после случившегося в больницу пришли сотрудники милиции, — рассказывали на суде врачи. — Выяснив, как себя чувствует пациент, дали денег на медикаменты. Они были явно напуганы. А мы еще раз убедились в том, что пострадавший сказал правду.

Врачи обратились в прокуратуру. Вскоре в отношении капитана милиции Максима Крыжакова и старшего лейтенанта Андрея Ломова возбудили уголовное дело. Однако после того, как сотрудники милиции побывали в палате у пострадавшего, Леонид Салин неожиданно... забыл все, что с ним произошло. Вернее, то, что избили, он помнил, но кто это сделал, не говорил.

В суде ему напомнили о том, что он рассказывал соседям и врачам. Пострадавший не стал ничего отрицать, просто молчал. А во время следующего допроса неуверенно сказал, что его «избили двое неизвестных». Тем временем удалось выяснить, что участковые Максим Крыжаков и Андрей Ломов пытались «навесить» на Салина правонарушение. Для этого участковый Ломов составил протокол об изъятии у Салина наркотиков. Но, поскольку протокол был оформлен ненадлежащим образом, дежурный милиционер его не зарегистрировал. На протоколе стояли подписи понятых. Почерковедческая экспертиза подтвердила, что понятые на протоколах не расписывались — за них это сделал кто-то другой.

Что касается пострадавшего, он сказал, что его избили какие-то парни. А когда ему напомнили, что милиционеры оформляли на него протокол по поводу наркотиков, растерялся и сказал: «Не думаю, что милиционеры могли подкинуть мне наркотики. Скорее всего, это тоже сделали те парни, которые меня избили...» Даже суд отнесся к его новым показаниям критически — это отражено в приговоре. Подсудимые Ломов и Крыжаков на суде говорили: дескать, вы же видите, пострадавший нас ни в чем не винит. Кстати, судмедэксперт подтвердил, что увечья были нанесены Салину именно в то время, когда он находился в участке милиции. И, конечно, важную роль сыграли показания врачей — они легли в основу обвинительного заключения.

Показания друзей Андрея Ломова, которые в тот день должны были ехать с ним в село и, зайдя в участок, увидели там избитого мужчину, тоже стали одним из доказательств.

«Увидев на стуле побитого мужчину, я спросил Андрея, что случилось, — рассказывал во время досудебного следствия приятель Ломова. — Ломов отмахнулся — мол, ерунда. А потом, ухмыльнувшись, сказал: «Не обращай внимания. Просто мы с коллегой немного перестарались».

Проанализировав доказательства вины подсудимых, суд приговорил каждого из милиционеров к девяти годам лишения свободы. Пострадавшего на оглашении приговора не было. Представитель прокуратуры тем временем подал апелляцию — он будет просить для подсудимых 12 лет лишения свободы. Скорее всего, захотят оспорить приговор и бывшие милиционеры.

— Крыжаков и Ломов думали, что они смогут избежать ответственности за содеянное, — подвел итог заместитель прокурора Святошинской районной прокуратуры Киева Юрий Шевченко. — Но преступление, которое они совершили, было слишком дерзким — человека, который им просто не понравился, на глазах у людей затолкали в машину и увезли в участок, где начали избивать. Судя по их поведению, Крыжаков и Ломов ничего не боялись. Даже на суде вели себя самоуверенно. Теперь их преступление не останется безнаказанным.

P.S. Имена всех участников этой истории изменены.

6157

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів